Заднее место для дискуссий

Зампред Госдумы лишился дара речи стараниями «Единой России»

22 июня 2012 в 17:01, просмотров: 12162

В пятницу Госдума голосами единороссов лишила вице-спикера Николая Левичева слова за публичное употребление литературного, но грубого выражения «задница начальства». Справороссу запрещено выступать в зале заседаний со 2 по 9 июля. Вопрос о том, было бы наказание столь суровым, если бы г-н Левичев говорил о мягком месте простого россиянина, остается открытым.

Заднее место для дискуссий
Рисунок Алексея Меринова

Роковые слова прозвучали с думской трибуны в тот далекий и несчастливый день 13 марта, когда разгоряченные завершившейся избирательной кампанией депутаты выступали с политическими заявлениями. Несмотря на просьбы вредных коммунистов и справороссов напомнить цитату, ставшую причиной скандала, глава Комиссии по депутатской этике Владимир Пехтин сделать это в пятницу отказался и отослал к стенограмме того заседания. Обратимся к ней и мы. Г-н Левичев сказал: «Уверен, что нам с вами будет стыдно за то, что открепительный талон стал местной валютой. Давайте хотя бы на местном уровне пройдем испытание конкурентной политической борьбой! Мы тем самым поможем вам почистить свои ряды от жуликов и воров, а не лизать, извините, задницу начальству, подтирая ее приукрашенными бюллетенями»...

Единороссы сочли себя оскорбленными и написали заявление в контролируемую ими Комиссию по депутатской этике. Исход дела был предрешен. 20 марта их же, единороссов, голосами комиссия приговорила Левичева к лишению слова до конца весенней сессии. Уголовной аналогией этому наказанию могла бы стать смертная казнь через четвертование, потому что нет в думском регламенте такого наказания, как лишение голоса «до конца сессии». Максимум, что можно, ― запретить депутату выступать в зале в течение месяца...

Оставалось лишь проголосовать соответствующий проект постановления. Но до этого дело дошло лишь сейчас, когда до летних каникул осталось всего три рабочих недели, причем одна из них ― без заседаний. Таким хитрым способом единороссы хотели выйти из неловкого положения.

«Дело о заднице» (так прозвали этот литературно-этический казус журналисты) слушалось с утра. «Выражения эти не то что не повышают авторитет нашего парламента, они вообще вызывают отношение совершенно негативное и у представителей местных органов власти, и здесь», ― заявил г-н Пехтин. (Местные органы, впрочем, в Комиссию по этике не обращались.)

И тут на трибуну поднялся по праву занимающий верхнюю строчку в неформальном рейтинге самых этичных депутатов всех времен и народов Владимир Вольфович Жириновский... И сказал, что фракция ЛДПР поддержит решение единороссов. «Одно место лизать ― это не в этом месте говорят. В бардаках это говорят, про эти места», ― строго отчитал он «Справедливую Россию». Но из дальнейшего стало ясно, что поддержит ЛДПР решение Комиссии по этике в отместку: в 2009 году справороссы поддержали предложение о лишении слова элдэпээровца «за то, что он усомнился в состоянии здоровья другого депутата», а их лидер «бегает по судам» и хочет «миллионы взять» с лидера ЛДПР. «Вы с меня копейки не получите! А вашим детям на похороны денег не хватит вас хоронить за вашу подлую жизнь!» ― очень этично подвел итог г-н Жириновский.

Елена Драпеко («СР») с места реагировала на слова оратора. Ей был дан асимметричный ответ: почему пришла в розовом костюме в День скорби и памяти? Г-н Жириновский был в черном и собирался в числе прочих руководителей Госдумы сразу после этого цирка к Могиле Неизвестного Солдата возлагать венки. «Ой-ой, вот тогда не надо было быть в Думе!» ― сказал он обидевшейся на замечание актрисе. Получили и коммунисты: «Дисциплины никакой нет в вашей партии! Зюганов из-за вас слег в больницу! Сидят два инвалида, никого больше нет, глухие и слепые!»

Это было уже за гранью фола: в зале сидел уважаемый всеми замглавы Комитета по образованию, коммунист Олег Смолин, инвалид по зрению...

Потом на трибуну поднялась журналистка Ольга Журавлева («ЕР»), совсем неопытная, всего месяц в Думе. Только небольшим депутатским стажем можно объяснить ее промах: молодая женщина посмела посоветовать лидеру ЛДПР «успокоиться и присесть», да еще и «повернуться к ней лицом, а не спиной!» Крики лидера не позволили расслышать большую часть ее выступления, полного призывов уважать друг друга, говорить правильным русским языком и не стремиться говорить «броско и ярко». Результат не замедлил себя ждать: фракция ЛДПР передумала голосовать за лишение г-на Левичева слова.

Глава Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина («СР») выступила в роли адвоката. Она обратила внимание коллег на интересный факт: жалобу в Комиссию по этике подписали шестеро единороссов ― членов этой же комиссии, «посчитавших, что г-н Левичев оскорбил их части тела» и они же голосовали за лишение слова, нарушив известное правило «никто не может быть судьей в своем деле!» Г-жа Мизулина напомнила: те же самые «части», причем «персонифицированно», неоднократно поминались с думской трибуны, но ни разу это не было предметом обсуждения Комиссией по этике. «Лицемерие, фарисейство и мода на предательство ― вот ваши нравственные принципы, «Единая Россия!» ― с пафосом заключила она.

Тут-то и выяснилось, что единороссы предлагают смягчить наказание: вице-спикеру нельзя будет выступать всего одну неделю, со 2 по 9 июля. Три заседания.

Обвиняемый в зале не присутствовал. «Как известно, и роман „Анна Каренина“ можно пересказать как анекдот. „Единая Россия“ умудрилась из анекдота сделать роман», ― сказал он журналистам. И сказал, что если ему и стыдно, то за Госдуму, которая «тратит время на сведение политических счетов негодными средствами».



Партнеры