В России появятся «культурные спасатели»

Новая «силовая структура» планирует перевести законы на литературный русский язык и избавить страну от плохих учителей

25 июня 2012 в 11:13, просмотров: 3237

В России создается... культурное МЧС. Об этой неожиданной инициативе «МК» узнал благодаря сайту Института экспертных оценок. Цель нового «ведомства» — ни много ни мало «спасение населения России от невежества и безграмотности». О проекте нам рассказал директор этого института, будущий «культурный шойгу» доктор социологии, профессор МГУ Николай Павлюк.

В России появятся «культурные спасатели»
фото: Наталья Мущинкина

— Николай Яковлевич, в 1917 году поход против невежества объявили пришедшие к власти большевики. Ваши предложения сильно смахивают на большевистский подход. А в чем отличие?

— Большевики хотели не безграмотность победить, а уничтожить церковно-приходские школы. И таким образом оторвать население от церкви. А мы планируем возрождать традиции, вернуть букву Ё, а в перспективе развернуть дискуссию о возвращении в алфавит буквы «ять». Большевистское изъятие букв из алфавита было ударом по культуре.

— Что-то более масштабное, чем возвращение «ять» планируете?

— Сегодня, в отличие от 1917 года, у нас всеобщая грамотность. Но означает ли всеобщая грамотность всеобщую культуру? Есть ли у нас уважение к отечественной культуре? Почему мы себя позиционируем, как МЧС? Потому что ситуация в сфере культуры, образования чрезвычайная. От этого страдают и политика, и экономика. Люди с Болотной площади не могут даже сформулировать свои требования. Политики не умеют ставить задачи — лексического запаса не хватает. А посмотрите, каким языком написаны законы, которые принимают наши законодатели! Я работал советником спикера Совета Федерации Строева и могу сравнивать: с каждым годом уровень и качество документов падает.

— И чем тут может помочь ваш МЧС?

— Ну начнем с того, что определяет все сферы жизни общества — законы. Мы создадим коллегию ценителей законов, в которую войдут ведущие писатели. Люди, которые могут оценить закон не только с точки зрения понятности, языка, но и с точки зрения нравственности. Ведь они — властители умов, и к ним общество прислушивается больше, чем к политикам.

— Но экспертизой законов уже занимается Общественная палата...

— Там не хватает экспертов, некоторые люди собрались, чтобы побольше попиариться и поменьше поработать. Да и собраны многие из них по принципу лояльности власти. К тому же далеко не у каждого члена ОП есть такой авторитет, как у Акунина, Улицкой...

Тем же самым писателям мы можем предложить оценивать не только законы, но и действия политиков, управленцев по некоей шкале добра и зла.

— Итак ваша коллегия ценителей бракует закон или политика. И что? Как ваш МЧС будет его убирать?

— Будем использовать практику, которая существовала в МЧС Шойгу. По примеру его ситуационного центра мы всю страну оповещаем о последствиях закона, о том, что он несет для людей. И мы будем не просто оповещать, а организовывать «публичные порки». Страна должна знать своих героев и с другой стороны.

Но мы будем делать и более прикладные вещи. Вот кто-то сжигает книги на улице. Вы можете позвонить и мы приедем, заберем их в библиотеку или детский дом. Или в какой-то школе очень слабый учитель русского и литературы. До министерства образования родителям не достучаться, а на нашу горячую линию они смогут позвонить, и мы приедем. Не чиновники приедут, а опять же известные писатели, эксперты в области образования. Посмотрим на этого учителя: так ли он действительно слаб. Есть ли возможность его подтянуть. Если нет — обязательно поможем ему устроиться на другую работу.

— А что будете делать с ложными вызовами?

— В том, чтобы лишний раз заехать в школу или библиотеку — ничего страшного нет. Даже если по ложному вызову.

Кроме того мы предложим перечень книг, которые неплохо бы прочитать каждому человеку, если он считает себя культурным.

— Чем этот список будет отличаться от книжного списка Путина?

— Список Путина касается школьников. Наш список ему не противоречит, но рассчитан на человека, который уже вышел из-за парты.

И еще об одном списке — я имею в виду список запрещенной литературы Минюста. Туда многие книги попали по какой-то ошибке. Мы будем добиваться пересмотра списка, восстановления многих книг в правах. А в перспективе — отмены этого списка. Книга может нравится или нет, но она не должна быть запрещена.

И еще мы планируем масштабную акцию «пишите не на заборе». Сейчас происходит страшная вещь: многие одаренные люди, перспективные писатели не стремятся или просто не могут пробиться к широкому читателю. Они пишут в блогах, чуть ли не на заборах. Мы откроем Интернет-ресурс и предложим участвовать молодым писателям самых разных жанров в конкурсе, участники которого получат дорогу к массовому читателю.

— Каков административный и материальный ресурс вашего МЧС? Не получится ли, что вы просто возьмете красивую вывеску, за которой ничего нет?

— Бюджет есть. В России сложился серьезный слой жертвователей, которые болеют за страну. Но по каким-то причинам им трудно иметь дело как с государством, так и с политически ангажированными фондами. У нас политической составляющей нет, мы боремся только за культуру. Они это уже оценили.

Что касается административно ресурса, то мой опыт показывает: региональные власти готовы поддержать любое хорошее начинание, если им только не придется платить из своего бюджета. Поддержку ряда губернаторов мы уже имеем.




Партнеры