Предчувствие антигражданской войны

Все только начинается

27 июня 2012 в 17:27, просмотров: 20775
Предчувствие антигражданской войны
фото: Геннадий Черкасов

Просматриваю новостную ленту — такое ощущение, что в стране идет война. Похоже на борьбу с какой-то эпидемией:

— В Законодательное собрание Санкт-Петербурга внесен законопроект, который запрещает проведение любых акций на центральных площадях города «в целях защиты прав и свобод гражданина».

— Депутатов-оппозиционеров Гудковых и Пономарева Дума пыталась заставить уйти из депутатов.

— Гражданской активистке, экс-помощнице депутата Пономарева Марии Бароновой предъявлено обвинение по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая.

— Первым оштрафованным на 20 000 рублей по новому закону о митингах стал астраханский справедливоросс Олег Шеин. Суд признал его виновным в участии в несанкционированной массовой акции — шествии по главной городской набережной в День России.

— Московские власти воспользовались недавно принятыми поправками к закону о нарушениях на митингах. Они отказали «Левому фронту» в согласовании акции 1 июля против вступления России в ВТО.

— Следственный комитет РФ сообщил о начале проверки по обращению болгарина Ивайло Зартова, который обвинил депутата Госдумы Геннадия Гудкова в уклонении от уплаты налогов в РФ.

— Активист «Другой России» Александр Долматов, принимавший участие в акциях на Болотной площади, попросил политического убежища в Голландии.

— В Ульяновске судят оппозиционера Удальцова, который якобы избил «молодогвардейку» Позднякову...

Все эти события произошли или происходят в течение недели до момента написания этой статьи.

Простой вопрос: что, в стране началась война?

Кто-то злобный напал на отечество и хочет его гибели?

Не будем увлекаться очевидной риторикой.

Война началась. Власти начали широкомасштабное наступление на оппозицию.

Война ведется по всем фронтам.

Первая линия фронта: до абсурда ужесточаются законы, запредельно повышаются штрафы. В бой вступили законодатели как московские, так и региональные, новые нормы клепаются с бешеной скоростью, новым предложениям нет числа. В бой вступило даже Министерство связи, которое теперь, видимо, занимается не проводами и частотами, а полицейскими функциями. Связисты предлагают приравнять ссылки на материалы, которые ты даешь в Интернете, к распространению этих материалов. Не забыли связисты и журналистов. Предлагается новая статья: «Осуществление средством массовой информации экстремистской деятельности». За разжигание «розни», в том числе «социальной», штраф в полмиллиона, а за «призыв к террору» — миллион рублей.

Кто будет определять наличие в конкретном СМИ этих призывов?

Догадайтесь с трех раз!

Вторая линия фронта — правоохранительная. Нарушения майского митинга расследуют чуть ли не 160 следователей. Участников митингов таскают на допросы, у верхушки оппозиции провели обыски, хотя они были в статусе свидетелей.

Третья линия фронта — идеологическая, однако она главнейшая. В тихих кабинетах тихие людишки клепают оппозиции что-то похожее на измену Родине. Фотографии конвертов с деньгами из квартиры Собчак немедленно «сливаются» в специально заточенные СМИ, при этом подобное очевидное нарушение закона не расследуется. Таинственный хакер, вскрывший намедни почту и «Твиттер» ненавистного для власти Алексея Навального, дает роскошное интервью приближенной к власти газете, в котором сообщает, что Навальный «вор, жулик и стукач».

Доказательства? Хакер говорит, что их выложит.

Достоверность? С каких это пор от хакера нужно требовать достоверность?

Почему газета публикует мнение хакера, без проверки?

Догадайтесь с трех раз!

В СИЗО вот уже четвертый месяц сидят девушки из «Пусси райот». Обычно из СИЗО не выпускают потому, что подозреваемый «может противодействовать следствию или совершить подобный поступок». То есть судья, оставившая их за решеткой, считает, что они снова станцуют в храме?

Даже во времена царизма Льву Толстому не шили уголовку за его скандальное письмо к Синоду, но наше следствие от «оков царизма» окончательно освободилось, поэтому девушки, оказывается, виновны в «тщательно спланированной акции... по умалению духовной основы государства». А чтобы показать полную деградацию российской юстиции, к уголовному делу приложена поразительная экспертиза. Из нее следует, что девушки, которые пели «Богородица, Путина забери», виновны в нарушении «IX Апостольского правила, в части запрета творить бесчинства в церкви; 62-го правила Трульского собора, в части запрета находиться в церкви в комическом облике и производить там пляски; а также 15-го правила Лаодикийского собора, в части запрета всем, кроме певчих, осуществлять пение в соборе».

Таким образом, девушек будут судить по внутрицерковным законам древних константинопольских времен!

Неудивительно, что более ста деятелей российской культуры подписали обращение с требованием прекратить это позорище и выпустить девушек из заключения. Однако одна из подписантов, известная писательница Людмила Улицкая, полна пессимизма: «Это очередное обращение покажет глубину невежества, идиотизма, беззакония и тупость поведения людей, которые за это отвечают».

В словах Улицкой кроме пессимизма содержится точная характеристика тех, кто организует эту войну против части своих же граждан. Однако тут важно повторить слова Улицкой и спросить: «А кто отвечает?» Есть ли контроль за всем этим круговым беспределом?

Разговор идет не о зажиме суда, не о телефонном праве, не о записочках с именами тех, кого желательно подвесить на уголовный крючок, ведь в России антиоппозиционная кампания шагает по стране не от указки, а от сердца, от уловленных флюидов, которые источает Кремль. Как царь, так и псарь — и вот региональные «царьки-псарьки» штампуют законы и правила похлеще, чем в столице.

Так что разговор уже не столько о том, кто это инициировал, — тут даже догадываться с трех раз не нужно. Говорим о том, что эта война с огромной частью собственных граждан приобретает зловещие масштабы и неуправляемый характер.

Но кто-то ведь должен стать на пути издевательству над законом.

Этот кто-то есть, его зовут Президент, он гарант Конституции России.

Но президент заявил, что об обысках оппозиционеров узнал из СМИ. А далее гарант Конституции сказал так: «Если все было произведено в рамках закона действующего, то это нормально. Если есть какие-то нарушения, то они, конечно, подлежат рассмотрению. Но если чьи-то права нарушены, эти люди должны обратиться в соответствующие инстанции, прежде всего судебные».

Итак:

— Президент не знает, были ли обыски произведены в рамках закона.

— Однако он не против рассмотреть нарушения.

— Поэтому гарант Конституции предлагает обращаться по поводу нарушений в те же суды, которые и нарушают законы.

Что в остатке?

Как и на любой войне, огромная часть граждан страны осталась без гарантии защиты их конституционных прав. Президент происходящее считает нормальным.

Значит, война только начинается.




Партнеры