Тихо. Спокойно. Дорого

Письма президенту

28 июня 2012 в 17:50, просмотров: 33922
Тихо. Спокойно. Дорого
фото: Александр Минкин

Г-н президент, ваш приход к власти (почти 13 лет назад) вселил в наивных людей надежду на порядок. Похоже, что число наивных сокращается даже быстрее, чем население нашей Родины. Это чрезвычайно интересный процесс. Параллельно идет еще один процесс: число богатых растет, а население сокращается. И еще один: число чиновников растет, а население... И еще: число охранников растет, а население... В среду (27 июня) мы наблюдали, как идут эти процессы в нескольких километрах от Кремля. А точнее: мы наблюдали прокурорскую проверку.

В подмосковном лесу возле Новогорска (Химки), недалеко от 119-й больницы, стоят четыре башенных крана, целый город вагончиков для рабочих, огромные многоквартирные недостроенные корпуса — идет гигантская незаконная стройка.

Генеральный директор этой стройки (в присутствии прокуроров, представителей разных государственных надзорных организаций, прессы) признал: «Разрешения на строительство нет».

Г-н президент, он несколько раз это сказал. Все обалдели.

фото: Александр Минкин
Ни одного рабочего. Спрятались.

Прокуратура спрашивала про «незаконный захват земель», про «незаконный перевод земель лесного фонда в земли для жилищного строительства», а в ответ — смутные обещания предоставить какие-то документы «в ближайшее время».

Захвачено пронырами (имена которых, надеемся, станут известны) 150 гектаров леса. В этих местах сотка стоит около 25 тысяч долларов. Выходит: 375 миллионов долларов — 11 с лишним миллиардов рублей.

Если бы эту сделку совершило государство, то, может быть, хоть что-нибудь досталось бы гражданам, и они, может быть, умирали бы не так часто. Но кто-то промежуточный забрал землю за гроши, а теперь продает по рыночной цене. А гражданам шиш.

Увидев телекамеру местного ТВ, директор возмутился: «Немедленно прекратите съемку!». Он запретил снимать себя, а потом запретил снимать стройку: «Это частная территория! Видите ограждение? Здесь решаю я!».

фото: Александр Минкин
Этот город хотят достроить к Новому году.

Он подозвал охранника и велел ему что-то сделать с журналистами, чтобы те не могли снимать. Охранник направился к ним, они испугались, пришлось им помочь. Говорю охраннику:

— Если вы их тронете — это уголовная статья: воспрепятствование работе журналистов.

— Я подневольный. Мне приказано.

— Подумайте. Ведь письменного приказа в суде вы предъявить не сможете. Будете крайним. А по Конституции...

— Вы про Конституцию директору скажите.

Г-н президент, отстаивать Конституцию — ваша обязанность. Но вас там не было. На крики директора про частную территорию и ограждение пришлось сказать, что забор и охрана не ограждают от законов России. Он долго не верил.

фото: Александр Минкин
Неужели из космоса не видно?

Тем временем появился еще один директор... Там черт ногу сломит: забрали 150 гектаров, половину продали частным лицам; а из 73 оставшихся директор отвечает якобы за 13... Лицо вновь появившегося директора выражало острое желание убить. То ли журналистов, то ли прокуроров, то ли всех, кто мешает строить и продавать. Но, конечно, может быть, у него всегда такое лицо, а может быть, у него живот болел, ярость относилась к плохим лекарствам.

— Как вы строите без разрешения? — спросили директора.

— Не могу ответить.

Он отвечал с досадой, вопрос казался ему глупым.

Там уничтожены деревья, содран плодородный слой земли, кое-где лужи застывшего бетона (слив бетона на землю строго запрещен)... Рядом со строящимися многоэтажками роскошные особняки, а реклама у них такая: «Тихо. Спокойно. Дорого». (Хороший слоган для элитного кладбища.)

фото: Александр Минкин
Сколько здесь было леса?

Действительно, было совершенно тихо. Подъемные краны неподвижны; бетономешалки не грохочут, сварка не трещит, циркулярки не визжат — тихо как в могиле.

И — ни одного рабочего!

В числе проверяющих был представитель УФМС (Федеральная миграционная служба). Он видел целый город вагончиков, где живут рабочие. Может быть, они там, в вагончиках, и прятались. А может быть, убежали в лес. Если бы их поймали — руководители стройки должны были бы платить огромные штрафы. Но никто не стал их искать; не пойман — не вор.

Не было людей. Ни рабочих, ни прорабов, ни бригадиров, ни инженеров. И не было никаких документов. На строительстве нет чертежей — кто-нибудь может в это поверить?

* * *

Г-н президент, помните: осенью 1999 года вы начали войну с террористами в Дагестане? Тогда на экране телевизоров появился какой-то генерал, который возмущенно восклицал: «Здесь террористы построили бетонные укрепления! Целый год шли строительные работы! Куда смотрели местные жители?!»

Прокурорская проверка прибыла на стройку.

Тогда пришлось спросить: а куда смотрела милиция? куда смотрела ФСБ?..

Теперь над нами летают спутники, показывают уличные пробки и даже отдельных человечков.

Полгода рядом с Москвой идет огромная нелегальная стройка. Спутники ее не видят. (А вдруг там террористы бетонируют свои укрепления.) Торчат башенные краны; они видны за километры. Мимо ездят тысячи чиновников и — не замечают. Корпуса поднялись уже на четыре этажа. Сколько этажей под землей — не знаем, чертежей нет.

Говорят, будто здесь построят 340 тысяч квадратных метров жилья. Это тысячи квартир и тысячи машин. Или они будут круглосуточно стоять на узкой извилистой лесной дороге, или торговцы вырубят еще сотни гектаров под трассу для покупателей.

Вокруг Москвы строят пустыню.

Дышать нечем.



Партнеры