Поросль на полит-поляне

Как делают карьеры в партиях и движениях

28 июня 2012 в 18:26, просмотров: 3641

Заниматься политикой у молодых стало модно — с обострением противостояния власти и оппозиции «движухи» явно прибавилось.

И, естественно, для многих участие в тех или иных политических организациях — это «пропуск» в социальный лифт... Зачастую карьерные цели заставляют юных активистов менять лагеря: наиболее распространенный тренд — переход от опытов сотрудничества с оппозицией к работе с прокремлевскими структурами.

Корреспондент «МК» побеседовал с молодыми политиками, чтобы понять, чего они ищут на этой стезе.

Поросль на полит-поляне
фото: Геннадий Черкасов
Многие из активистов прокремлевских движений хотели бы чиновничью карьеру.

Корочки с гербами

Один из путей для активиста прокремлевского движения — готовить для себя чиновничью карьеру. Юные партийцы, как правило, выбирают объединения, максимально приближенные к партии власти (в первую очередь «Молодую гвардию «Единой России»), четко понимая, что прокремлевская структура имеет больше рычагов, чем какие-либо другие. Именно поэтому есть возможность продвинуться дальше, не испытывая сопротивления. Они хотят положения и хоть какого-нибудь влияния, понимая рамки своего возраста, но строя далеко идущие планы.

Именно поэтому их среда обитания — всевозможные молодежные правительства, правительства-дублеры, общественные советы или еще что-то в этом роде. Они стремятся на первых порах стать хотя бы чьим-то помощником в официальных органах. Кроме того, для них важна всевозможная символика, признаки принадлежности к власти — корочки с гербами, металлические значки на пиджаках или еще что-нибудь.

Яркий представитель этой прослойки — Александр Немцев. Он возглавляет отделение «Молодой гвардии «ЕР» в Курской области и работает помощником члена Совета Федерации. Ему 25, закончил инженерный факультет, сейчас пишет диссертацию и хочет лет через десять работать в Правительстве РФ.

Однако молодой человек не всегда был на «стороне добра». Пять лет назад он начинал свою политическую карьеру со «Справедливой России» и «Родины». По его словам, побившись в уличных акциях с прокремлевскими активистами и «напоровшись на лидеров региональной оппозиции, работающих только на себя и свой карман», он понял, что ничего так и не добьется.

— Пустые лозунги, борьба с действующей системой... Все это никуда не вело и ничего не давало. Мы топтались на месте. Местный лидер оппозиции, занимающий кресло в Госдуме, никак не поддержал мои идеи. Там действует такая схема: если ты не готов выполнять команды руководства, то ты не нужен. Поэтому я ушел, — рассказывает молодой человек.

Свой нынешний статус Александр комментирует так: «Я хочу служить гражданам. Например, если я иду по улице и вижу покосившийся фонарь, то я понимаю, что могу изменить ситуацию. Я хочу заниматься гражданским обществом, политическими партиями. Мне нравится, я вижу себя в этом».

Сейчас, работая на крупного политика, он получает около 12 тысяч рублей в месяц. Для региона это неплохие деньги. К слову, в Москве помощники парламентариев зарабатывают порядка 27 тысяч. Расчет идет из 135 тыс. ежемесячно на пятерых. В регионе — 45 тыс. на четверых человек. Как правило, эти места занимает молодежь...

Зависшие «по-нашему»

«Наши», если говорить о простых активистах, — еще не созревшие, но «интересующиеся» люди. 10–11-й классы — 2-й курс университета. Они искренне поддерживают Путина или плохо разбираются в диспозиции политических сил, но хорошо мотивируются руководящим звеном организации и с удовольствием ездят в Москву на идеологические прогулки. Это простые ребята из семей со средним или ниже среднего заработком. Попробовав «движуху», они, как правило, уходят — поняв, что политика не их дело.

Но есть и другие, те, кто находится в системе с самого начала, с 2005 года. Здесь судьбы складывались по-разному. Одних затянула с головой борьба против «оранжевой революции», и как результат — отчисление из института и полное погружение в «нашистские» дела. Другие, все-таки сохранив баланс между учебой и работой, закончили вуз и, не захотев остаться в регионе, уехали работать по специальности в Москву. Есть и те, кто остался в своем городе, став руководителями проектов движения. Однако таких меньшинство.

— Я руковожу одним из направлений в Черноземье. Это встречи, оргработа, общение с разными людьми, местной администрацией. В Москве я жить не хочу, хотя почти все из старой команды уехали. Работу найти не проблема, но вот сможешь ли ты жить на 5 или 6 тысяч рублей в месяц — вопрос. А я получаю порядка 20, иногда 30 тысяч. Это очень много для нашего небольшого 700-тысячного города. Так как стаж у меня не идет, поскольку это общественная организация, я подрабатываю на полставки в городском музее. Там мне завели трудовую книжку и определили зарплату в 1,5 тыс., — рассказывает руководитель направления движения Катерина, которая просила не называть ее фамилию, потому что не хочет, «чтобы разговор с журналистом отразился на работе».

«Старички» работают в этой структуре вот уже на протяжении семи лет. Большинство выросли там в прямом и переносном смысле. Некоторые из них поженились, вышли замуж и уже родили детей. Дружат семьями. Многие их компетенции связаны с «Нашими». Они составляют постоянный аппарат сообщества, их ценят. Число остается примерно одним и тем же. Люди четко понимают, что, покинув систему, они будут получать меньше. Это касается как столицы, так и региональных отделений«, — констатирует эксперт в области молодежных движений Александр Яковлев.

Кем прирастает «Солидарность»

Точно так же, как пополняются ряды прокремлевских движений, растет и лагерь оппозиции. Член московского политсовета движения «Солидарность» 33-летний Юрий Набутовский рассказывает:

— В декабре, марте к нам стремились люди, действительно имеющие идеологические наклонности, свои взгляды на политику и политиков. Сейчас количество людей выросло — примерно с 1000 до 1200, если считать прирост с декабря, но они не так политизированы. Теперь протест первичен, а нюансы идеологии не так для них важны.

«Популисты, ищущие новые впечатления, рано или поздно уйдут. В конечном итоге останутся те, кто действительно что-то хочет изменить», — добавляет свою точку зрения активист «Солидарности» Дмитрий Семенов.

— Если описать общий портрет тех, кто к нам приходит сейчас, то это в основном студенты. Разные вузы, профессии, но все же преобладают гуманитарии. Довольно часто приходят не за компанию, а по одному. Это тоже показатель, — считает Набутовский. — О причинах вступления говорят, что пришли из-за несправедливости. Что власть не учла мнения народа при выборах, а просто заявила, что так и будет. Насколько я вижу, они не знают всех тонкостей. Но яркие фигуры они все же опознают, в беседе упоминают Яшина, Каспарова. Лишь единицы серьезно хотят сделать карьеру политических лидеров...

Один из таких ребят — руководитель регионального чувашского совета «Солидарности» 22-летний Дмитрий Семенов, заканчивающий исторический факультет. По его словам, он со старших классов школы начал интересоваться либеральными идеями. Поддерживал СПС, но потом открыл отделение «Солидарности» в своем регионе. Его отец работает в спортивной школе тренером по лыжам и параллельно вместе с женой ведет свое небольшое дело.

— Сейчас в филиале 30 активистов. Это люди среднего класса, зарабатывающие 15–30 тысяч рублей. Как правило, с высшим образованием, есть среди них и бизнесмены. Стоит отметить, что приходит в основном мужской пол, девушек крайне мало. Когда к нам приезжал Немцов, он удивился, окинув взглядом сидевших перед ним одних парней, — говорит Семенов.

Однако он сам себя к среднему классу не относит, поскольку пока не зарабатывает и живет с родителями. Но Дмитрий уже решил, что будет политиком. «Мы пытаемся сейчас зарегистрировать свою партию на базе Республиканской партии Рыжкова. А что насчет будущего, то я хочу баллотироваться в муниципальные депутаты», — заявил мне Дмитрий. По его словам, он хочет изменить ситуацию в стране. Политическую реформу Медведева Семенов считает заслугой протестного движения: «Это лучше, чем ничего. Нужно двигаться дальше».

Рабочие и мажоры

Как рассказывает председатель столичного молодежного отделения партии «Яблоко» 20-летний Кирилл Гончаров, все молодые партийцы делятся на три категории: те, кто пришел реализовывать свои идеи, карьеристы и просто тусовщики. Первых, по его словам, большинство.

— Есть и приезжие, и коренные москвичи. Большинство — студенты в возрасте от 18 до 25 лет. Это дети из рабочих семей, у нас нет мажоров. К нам не приходят за выгодой. Мы не можем пообещать ни кресла, ни высокой зарплаты. Мы можем привлекать только своими мероприятиями, — утверждает Кирилл.

Гончаров замечает, что представители категории карьеристов, поняв, что в «Яблоке» сложно реализоваться «по-взрослому», с легкостью уходят, например, в «Молодую гвардию» или в движение «Местные». Сам же молодой политик учится в Государственном университете управления, но при этом утверждает, что никогда «не будет работать при Путине в госструктуре». Также он не хочет «всю жизнь на улице с плакатом бегать».

— Чем буду заниматься после университета, я еще не знаю. Вот закончу, тогда посмотрим, — говорит Кирилл.

Молодежное крыло партии «Демократический выбор» во главе с ее 23-летним лидером Анатолием Чуманским тоже делает упор на средний класс и детей бизнесменов, но тех, у кого нет «московского снобизма». Артем уверен, что сегодня нет лидеров и партий, которые бы выражали интересы и чаяния этой прослойки. «Я не считаю, что Путин ест детей. Но он не эффективен», — говорит Анатолий.

Он с отличием закончил факультет кибернетики МИФИ, сейчас работает бизнес-аналитиком в компании, занимающейся ипотечным жилищным кредитованием. Как рассказывает молодой человек, его политические идеи поддерживает мама, которая, так же как и он, «предана ценностям свободы».

— Я хочу быть политиком. Но я считаю, что сначала нужно состояться в своей профессии. Нужно быть специалистом, а потом уже идти в политику. Иначе человек не может быть независимым, — заявляет Чуманский.

Статус, о котором мечтает Анатолий, — депутат Государственной думы, но это в будущем. А пока он зарегистрирован кандидатом в депутаты муниципального собрания района Бирюлево Восточное на будущих мартовских выборах. За его плечами дебаты, создание дискуссионного клуба и, конечно, работа наблюдателем на выборах.

Интересно будет посмотреть, куда повернут судьбы наших героев лет через 5–10. В отличие от стран с устоявшейся политической системой сценарий развития событий в России мало предсказуем. Поэтому те, кто сейчас мечтает об определенной политкарьере, могут столкнуться с совершенно новой реальностью. Которую не берутся спрогнозировать даже самые маститые аналитики...



Партнеры