Обама выиграл важную битву

Верховный Суд свободолюбивой Америки проголосовал за принуждение

29 июня 2012 в 14:46, просмотров: 2624

«Судья-консерватор подыграл президенту-либералу» — так прокомментировал решение Верховного Суда США ведущий одного правореспубликанского радиошоу. Именно благодаря голосу председателя Верховного Суда Джона Робертса суд пятью голосами против четырех постановил, что принятый в 2010 году закон о реформе здравоохранения не противоречит конституции США.

Обама выиграл важную битву
фото: Александр Астафьев

Подыграл? Разве что volens nolens. У Робертса и Обамы очень мало общего, хотя оба — юристы (как и почти все американские политики), оба учились в Гарвардском университете и оба редактировали издание юрфака Harvard Law Review (Обама был президентом этого престижного журнала, Робертс — шеф-редактором). Но было это в разное время — Робертс на шесть с лишним лет старше Обамы. И если Обаму политические противники клеймят как «социалиста», то правее Робертса (его назначил в 2005 году Джордж Буш-младший) — «только стенка», как говорил Довлатов.

Но объявить незаконной медицинскую реформу не решился даже Робертс. Этот закон, принятый два года назад голосами демократов и республиканцев, хоть как-то сдвинул с места неприемлемую ситуацию: каждый шестой американец, 50 млн. из чуть более 300 млн., не имеет медицинской страховки и тем самым лишен доступа к медицине. Лишен потому, что страхование стоит запредельно дорого (цена полиса на супружескую пару без детей — порядка $1200 в месяц), а амбулаторное лечение и лекарства по карману только состоятельным людям. О стационаре речь вообще не идет — каждый день в больнице обходится во многие тысячи долларов.

США — единственная индустриально развитая страна, в которой нет всеобщего государственного медицинского страхования. И если вдобавок учесть то, что здравоохранение в Америке стоит, в пересчете на душу населения, вдвое-втрое больше, чем в любой европейской стране, то становится ясно: американская модель тотально коммерциализированной медицины не работает. Она лишь позволяет безмерно наживаться медико-страховым и фармацевтическим компаниям, частным госпиталям и клиникам. Поэтому когда мы в России спешим побыстрее отказаться от «советских пережитков» и отдать всё в частные руки, давайте не будем торопиться. Понаблюдайте «советские пережитки» в Англии или Канаде, где медицина — тотально государственная, ее результаты — лучше, чем в Америке, а стоимость — ниже.

Обамовская реформа, увы, не предусматривает перехода к полностью государственной медицине — государственными будут, как и прежде, только система медобеспечения ветеранов войны, медицинское страхование инвалидов, пенсионеров и неимущих. Но она создает субсидируемые государством страховые пулы, благодаря которым планируется сократить количество незастрахованных граждан на 30 миллионов. Закон о медреформе позволяет родителям держать детей в своих страховых планах до 26-летнего возраста (это важно, поскольку большинство американцев имеет страховку по месту работы, а работы для молодых сегодня нет). Закон запрещает страховым компаниям отказывать гражданам в страховании по причине «слишком дорогостоящего» диагноза. Закон также предписывает всему населению обязательное страхование — если не льготно-государственное и не коллективно-рабочее, то индивидуальное через страховой пул.

Именно последнее требование стало причиной исков 26 штатов против федерального правительства, которое якобы «превысило свои полномочия» и «ущемило права» граждан, навязывая им принудительное страхование. Индивидуализм — в крови у американцев, и у республиканцев в особенности. Почему же индивидуалист-консерватор Джон Робертс проголосовал за «законность закона»?

Потому, что если, к примеру, молодой и здоровый парень не захочет покупать медстраховку, его по новому закону накажут посредством особого налога. А вводить новые налоги — неотъемлемое право законодательной власти. Верховный Суд на это право покуситься не может. Если бы эти американские реалии рассматривал российский суд, то, наверное, он принял бы во внимание другое: с точки зрения интересов общества, молодого здорового парня надо заставить страховаться — а то завтра его, неровен час, хватит какая-нибудь кондрашка, и придется его лечить за счет всех остальных, которые так или иначе застрахованы. Американскому суду эти соображения известны, но он пустил побоку (это разъяснил в своем «послесловии» главсудья Робертс) и политику, и экономику, и мораль. Социально-экономические и моральные аспекты обсуждали законодатели, когда принимали закон. А суд оценивал только законность этого акта и ни на йоту больше. Разделение властей называется...

Илья Бараникас, Нью-Йорк.





Партнеры