Главных правозащитников отберут компромиссно

Михаил Федотов рассказал «МК» об утвержденной схеме формирования совета при президенте

3 июля 2012 в 18:50, просмотров: 2354

Едва не поредевший еще больше после предложенной кремлевской администрацией схемы комплектования освободившихся 13 мест президентский Совет по правам человека наконец выработал вариант, устроивший всех. В том числе и подавших было заявление о выходе из СПЧ. Чем компромиссные «интернет-консультации» отличаются от «интернет-голосования», предложенного Кремлем, и куда денется список новых членов, уже подготовленный советом, «МК» рассказал глава СПЧ Михаил ФЕДОТОВ.

Главных правозащитников отберут компромиссно
Рисунок Алексея Меринова

— Михаил Александрович, по какой схеме в результате будет строиться отбор новых членов?

— Отбор будет производиться по 13 номинациям (сейчас в совете 27 человек) с помощью интернет-консультаций. Чтобы принять участие в них, любая некоммерческая организация при наличии не менее чем пятилетнего опыта в области защиты прав человека или развития гражданского общества должна будет прислать заявку, заполнить анкету, указать, например, номер и дату регистрации — это позволит проверить, достоверны ли указанные данные, действительно ли организация имеет опыт работы в соответствующей сфере, а представленный ею кандидат — опыт работы.

— Кто будет заниматься проверкой?

— Для этого мы создали при совете временную рабочую группу. Надеемся, также сможем привлечь волонтеров — сейчас как раз у студентов каникулы.

— Совет в результате согласился с интернет-консультациями, хотя был против рейтингового голосования в Интернете, которое предлагалось Администрацией Президента. Но в чем между ними разница?

— Голосованием и способами, с ним связанными, формируются выборные органы, а Совет по правам человека — орган не выборный, а консультативный. Выбирать президентский совет может только один избиратель — президент.

— Каким образом будут проводиться интернет-консультации?

— После проверки фото и резюме кандидатов выставят на соответствующей странице сайта совета и любой пользователь — и в России, и за рубежом — сможет в каждой из номинаций написать, нравится ли ему кандидат. Отрицательные комментарии не предполагаются — если какой-то кандидат не нравится, вы его не отмечаете. Это и будет голосование «против всех».

— То есть как в социальных сетях, принцип «лайка»? И по большему числу «лайков» отбирается кандидат?

— «Лайки», как вы говорите, создают не список кандидатов, а список предпочтений. Интернет-консультации — это лишь один источник, второй источник — мнение членов совета. Мнение председателя совета — третий источник. Решает в итоге президент, но у него будет полный спектр мнений. Я как председатель совета приду к нему с полным списком — минимум три кандидата в каждой номинации, итого 39 человек — и расскажу: эти люди получили поддержку в Интернете, эти — со стороны совета, а я вот считаю, что лучше отдать предпочтение тому и тому.

— Но в списке, особенно если кандидаты будут присылаться через Интернет, может оказаться и 200, и 500 человек — вы их всех будете представлять президенту?

— До того как быть опубликованным в Интернете, список будет представлен членам совета, которые могут кого-то вычеркнуть. Например, если человек представлен в номинации «Общественное телевидение», а он занимался только защитой прав животных. Это позволит набрать рабочую группу людей, которые будут полезны совету.

— Что будет с прежним списком новых членов, который уже сформировал совет? Вы как-то говорили, что он не пропадет.

— В списке известные люди, не может быть такого, чтобы их кто-нибудь не выдвинул! Та же номинация «Общественное телевидение»: как там может не быть таких кандидатур, как Познер, Парфенов, Сагалаев?..

— А совет может сам предлагать свой список для интернет-консультаций?

— Совет не может, а вот его члены могут выдвигать кандидатуры наравне с НКО.

— Несколько членов СПЧ, в том числе Людмила Алексеева, заявляли о намерении выйти из совета. Их устроил новый вариант, кто-то уже отозвал заявления?

— Заявление Людмилы Михайловны носило условный характер. Если представить гипотетическую ситуацию, что окончательный список кандидатов не устроит Людмилу Михайловну, то она просто не даст согласие на свое вхождение в этот совет. О том, чтобы не участвовать в этой работе, речи не идет. Я разговаривал и с Борисом Пустынцевым (глава петербургской правозащитной организации «Гражданский контроль». — В.П.), и с Валентином Гефтером (директор Института прав человека. — В.П.) — все они согласились участвовать в этой процедуре. Потому что все абсолютно прозрачно, демократично, понятно, нет никаких подвохов, фильтров. Не исключаю, что мы даже создадим прецедент формирования других общественных советов там, где это возможно и необходимо.



Партнеры