Новая бондиана

Пишем на коленке — принимаем в попыхах

6 июля 2012 в 19:02, просмотров: 2656

Законопроект о некоммерческих организациях вызвал полемику в обществе. К получающим финансирование из-за рубежа НКО применяется термин «иностранный агент». Нарушение закона со стороны членов финансируемых из-за рубежа НКО, осуществляющих политическую деятельность, повлечет за собой уголовную ответственность. По мнению членов Общественной палаты, такой закон вреден и просто нелеп.

Новая бондиана
фото: PhotoXPress

Еще до того как первый состав ОП РФ был формально утвержден, общественные деятели, стоявшие у ее истоков, начали обсуждать законопроект о некоммерческих организациях, который как раз в этот момент проходил в Думе первое чтение. Это была наша первая экспертиза, это было первое совместное дело, это было то, благодаря чему Общественная палата заявляла о серьезных намерениях занять место в обществе.

Мы понимали, что закон о некоммерческих организациях должен создать платформу для нормального существования и деятельности гражданского общества, внесли в него чуть ли не семьдесят поправок и худо-бедно привели его в приемлемый вид. Этот закон, при всех его недостатках, дал НКО глоток свежего воздуха.

Что происходит сейчас? С какого перепугу нормальной части гражданского общества перекрывают кислород?

Законопроект о НКО обязательно должен проходить экспертизу в Общественной палате — его предоставили всего на несколько дней. Но и за эти дни эксперты ОП написали очень жесткий критический ответ.

Общественным организациям приклеивается ярлык, который нас отсылает к стереотипам генетической памяти — «иностранный агент». Нам объясняют, что это всего лишь перевод американского закона на русский язык (удивительно при официальном нагнетании ненависти ко всему западному апеллировать теперь к американскому опыту), — но ни в одном языке слово «агент» не имеет такой трактовки, как у нас. Только у нас под словом «агент» понимается «шпион», «диверсант».

Некоторое время назад Валентина Матвиенко заявила: «Общественные организации вместо политики должны заняться полезными делами — сажать деревья, убирать мусор». Можно считать эти слова преамбулой к принятию нового закона о НКО. Все понятно: как только некоммерческая организация поднимает нос выше мусоросборника, на нее немедленно нужно поставить клеймо.

Во время обсуждения я с удивлением узнала, что организация «Солдатские матери», которая делает так много для армии и призывников, что Министерство обороны должно просто носить их на руках, живет на иностранные гранты. Теперь матери призывников будут носить клеймо «иностранные агенты».

Между тем возникает вопрос: как так вообще получилось, что такая организация вынуждена получать поддержку у западных организаций? Почему ее не финансирует, например, Министерство обороны? Почему наше государство поддерживает только те организации, которые собирают мусор?

От действия нового закона, по прогнозам, пострадает организация «Мемориал». Оказывается, она тоже существует на иностранные гранты. Ну про этих-то людей уж точно можно сказать, что они убирают мусор — вычищают грязь, налипшую на страницы нашей истории... В каком страшном сне может присниться, что организация уровня «Мемориала» не имеет никакого государственного финансирования?

Складывается странная картина, и этот закон — всего лишь одна ее живописная деталь. Законы пишутся на коленке, принимаются впопыхах — между чтениями проходит промежуток такой короткий, что депутаты едва успевают сбегать в туалет, широкое общественное обсуждение отсутствует. Деятельность парламента приобретает характер белой горячки.

Для примера рассмотрим еще одну недавнюю инициативу: штрафовать посетителей борделей. Бордели, публичные дома, притоны законом запрещены. Если некий боевой полицейский стоит у дверей нелегального публичного дома, его задача должна быть не штрафовать посетителя, а закрыть это заведение. Хотя собирать штрафы гораздо выгоднее, интереснее и увлекательнее. Для каких целей вносится эта интригующая инициатива?

Лихорадочная и полупрофессиональная деятельность, которую мы наблюдаем, раскрыв рот от изумления, последние пару месяцев, — это и есть результат дурно избранного парламента. Я даже не буду в данном случае заводить разговор о фальсификациях. Достаточно того, что мы видели своими глазами: отсутствие конкуренции на политическом рынке, вытеснение из публичного пространства оппозиционных партий, политической полемики, внятных программ.

Мы получили парламент, у которого нет ни профессионализма, ни воли противостоять давлению, ни желания защищать интересы населения — в первую очередь своего избирателя. Депутатов Госдумы интересует ровно один избиратель: который внес их в списки и будет вносить их впредь.

Немудрено, что в результате их деятельности рождаются законопроекты, которым место там, куда Валентина Матвиенко посылает гражданское общество.




Партнеры