Депутаты поймали грандиозную блоху

Скандал в Думе: законы принимают с нарушением закона

11 июля 2012 в 18:26, просмотров: 16532

Последние перед каникулами дни работы Госдумы принесли наглядное подтверждение народной мудрости про спешку и ловлю блох. Думское большинство «вдруг» обнаружило, что принимает законы чуть ли не с нарушением закона. Так был принят скандальный закон о митингах. И так чуть было не приняли законопроекты об НКО — «иностранных агентах», «черных списках» в Интернете и клевете.

Депутаты поймали грандиозную блоху
Рисунок Алексея Меринова

Первые признаки прозрения журналисты заметили поздним вечером во вторник, когда на заседании Комитета по делам общественных объединений готовился ко второму чтению текст законопроекта об НКО. После того как депутаты полтора часа обсуждали поправки, один из авторов, Ирина Яровая («ЕР»), повергла всех в ступор предложением «изъять» из текста статью про изменения в Кодекс об административных правонарушениях. В ней говорилось о карах для нарушителей правил регистрации «иностранных агентов» в специальном реестре. "Чтобы не дать противникам законопроекта ни малейшей возможности оспорить его через суд«,— сказала она. И объяснила: КоАП — закон совместного ведения, поэтому менять его возможно лишь после рассылки документа в субъекты Федерации и получения отзывов региональных парламентов и губернаторов.

Рассылка эта займет, по закону, месяц перед первым чтением и месяц — перед вторым... Чтобы не переносить на осень принятие в целом столь важной, с точки зрения Кремля и думского большинства, инициативы, и не лишаться права без риска быть обвиненным в клевете называть «иностранными агентами» отдельные, попавшие в немилость к властям организации и их членов, те изменения в КоАП, что шли в этом пакете, пойдут теперь малой скоростью, как отдельный законопроект. (В среду, кстати, он был уже внесен в Госдуму.)

Дальше — больше.

На заседании в среду обсуждался во втором и третьем чтении вызвавший негодование некоторых интернет-ресурсов (и не только) проект о составлении единого реестра сайтов, доменных имен, сетевых страниц и адресов, содержащих запрещенную к распространению на территории РФ информацию. И вот один из авторов проекта, Елена Мизулина («СР»), стала рассказывать о внесенных в текст после первого чтения поправках. В реестр предполагается включать материалы с порнографическим изображением несовершеннолетних, информацию о способах, методах разработки и изготовления наркотических веществ, психотропных веществ и их прекурсоров, о способах совершения самоубийства и ту информацию, которая судом признана запрещенной к распространению. Госдума учла мнения помощника президента Щеголева (бывший министр связи. — «МК»), говорила она, президента Национальной ассоциации телерадиовещателей Сагалаева, председателя РАЭК Якушева, и доработала текст. Срок введения закона в силу перенесен с 1 января 2013-го на 1 ноября 2012 года, общественные организации получают право участвовать в мониторинге содержания информации, размещаемой в Интернете, недовольные итогами экспертизы, на основании которой сайт или материал попал в «черный список», смогут обжаловать ее результаты в суде, и... внимание! «Из текста исключается статья 2 законопроекта, касающаяся административной ответственности за нарушение закона, потому что КоАП и поправки в него относятся к предметам совместного ведения, и мы внесем их отдельным законопроектом», — сказала г-жа Мизулина.

фото: Геннадий Черкасов
Закон об ужесточении санкций за нарушения на митингах, как выяснилось, сам был принят с нарушениями.

Дальше — еще больше. В среду же Госдума принимала в первом чтении внесенный единороссами законопроект о возвращении в УК статьи «Клевета» («МК» неоднократно писал о нем). Текст проекта содержит предложения и по изменениям в Кодекс об административных правонарушениях — в частности, предложение в разы повысить штрафы за «оскорбление личности». Так вот, и они пойдут отдельным законопроектом — с заходом в регионы! По крайней мере об этом в среду сообщил журналистам один из авторов текста, единоросс Александр Хинштейн.

Пока не очень понятно, как это можно сделать — если учесть, что концепция законопроекта как раз и состоит в том, чтобы убрать статью «Клевета» из КоАП и перенести ее в УК, попутно серьезно ужесточив наказания. А ведь думское большинство собиралось принять этот документ в целом уже в пятницу, 13-го, учтя замечания президента Путина: он считает, что приговаривать к лишению свободы и принудительным работам за клевету не нужно. Достаточно огромных штрафов, обязательных работ и ограничения свободы...

По крайней мере два из трех названных законопроектов — в числе тех, что пользуются особым покровительством Кремля. И есть основания полагать, что «прозрение» сначала случилось там, а уж потом, через вторую сигнальную систему (то есть посредством речевых знаков и символов), дошло до Охотного Ряда.

И тут возникает вопрос: «Почему вдруг такое внимание к чистоте процедуры?»

Есть основания полагать, что причиной чудесных явлений стал тот самый скандальный закон о драконовских штрафах «за митинги», споренько так, меньше чем за месяц принятый, и вступивший в силу аккурат к светлому дню 12 июня, когда оппозиция собиралась провести «Марш миллионов». Напомним: Александр Сидякин со товарищи по фракции «ЕР» внес в Думу документ, предлагавший внесение изменений именно и только в КоАП 10 мая. В электронном паспорте документа в графе «предмет ведения» написано «Ведение РФ». То есть рассылка в регионы не требуется.

Депутаты из оппозиционных фракций не раз говорили, что без получения отзывов из регионов принимать этот закон нельзя, но большинство их не слушало. Большинство не смущал даже тот факт, что внесенный в апреле тем же Сидякиным законопроект на ту же тему, предлагавший внесение изменений в ту же самую статью КоАП, но с более скромными штрафами, был признан думскими юристами законом «совместного ведения»... А почему, собственно, такие нестыковки должны были смущать единороссов, если они очевидно не смущали администрацию президента? Ответ напрашивается сам собой: Кремлю надо было быстро, а быстро с выполнением всех положенных процедур не получалось.

Но вот незадача: оппозиционные думские фракции подготовили и вот-вот направят в Конституционный суд запрос на предмет соответствия Конституции того самого закона о митингах, и нарушение процедуры принятия в этом запросе — один из главных пунктов обвинения. Писавшая запрос (25 страниц текста) Елена Мизулина и готовящий его сейчас к направлению в КС замглавы Комитета по конституционному законодательству Вадим Соловьев (КПРФ) подтвердили «МК»: да, административное и административно-процессуальное законодательство — предмет совместного ведения федерального центра и субъектов Федерации, о чем прямо, без обиняков говорится в Конституции (ст. 72, пункт «к»). Поведение думского большинства и подчеркнутое внимание к чистоте процедуры в последние дни подтверждает: претензии оппозиции не высосаны из пальца.

Впрочем, глава Комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин («ЕР») в разговоре с корреспондентом «МК» сообщил: «В каждом конкретном случае отдельно решается вопрос о том, является ли проект предметом совместного ведения или ведения РФ» — и никакого нарушения процедуры принятия решений парламентом он в данном случае не видит.

С интересом будем следить за рассмотрением запроса в КС.



Партнеры