«Нас не интересует Асад как человек»

Один из вождей сирийской оппозиции — Бурхан Гальюн — об итогах встречи с министром Лавровым

12 июля 2012 в 16:29, просмотров: 3924

Чем дольше продолжается сирийский конфликт, тем острее интрига по поводу того, как поведет себя Россия. На днях Москва предложила Совбезу ООН очередной проект резолюции по Сирии. Французский МИД уже успел нелестно отозваться о документе, а Великобритания предложила альтернативный текст.

«Нас не интересует Асад как человек»
фото: ru.wikipedia.org
Башар Асад

«Совершенно очевидно, что российский проект резолюции находится ниже ожиданий большей части мирового сообщества», — заявил официальный представитель МИД Франции. Итак, в чем же претензии Запада к России?

Проект резолюции, представленный Москвой, предполагает продлить деятельность миссии наблюдателей ООН в Сирии на три месяца (пока что срок окончания пребывания ооновцев в стране — 21 июля). Понятно, что на Западе в этом видят очередную попытку Москвы дать Асаду выиграть время.

Западные же страны, со своей стороны, от продления миссии не отказываются, но срок предлагают вдвое меньший — 45 дней. Помимо этого Дамаск должен сделать все, чтобы прекратить насилие в течение 10 дней. В противном случае в отношении властей Сирии будут применяться санкции в соответствии со статьей 41 Устава ООН. Какого рода это будут санкции — не совсем понятно, ибо Запад уже запретил Асаду все, что можно было запретить. А потому можно говорить и о перспективе милитаризации отношений мирового сообщества и сирийских властей. Впрочем, вполне очевидно, что разработанный Россией проект резолюции заблокируют страны Запада. В то время как меры, предложенные ими, едва ли поддержит Россия. Позиция Москвы остается фактически неизменной уже многие месяцы, в чем на днях убедились и приехавшие в Москву противники Башара Асада.

Глава МИД Лавров в ходе встречи с делегацией Сирийского национального совета (СНС) снова обозначил позицию России: единственный выход для Сирии — диалог оппозиции и текущей власти. О том, что значила эта встреча для самих оппозиционеров, рассказал экс-глава СНС Бурхан Гальюн.

«Сейчас, на встрече с Сергеем Лавровым, мы поняли то, что ничего принципиально важного в позиции России не изменилось, — констатирует Гальюн. — Мы ожидали изменений, однако слова, которые звучали на прошлых встречах, повторяются. Но мы должны сказать, что никакого диалога с Асадом не будет. Наше дело в Сирии сейчас — это настоящая революция. Единственное, что нам нужно от России, — это признание. Россия прекрасно знает, что происходит в Сирии, и все равно остается при своем, не двигаясь ни на шаг. Это во многом ошибочная политика, которая влияет на ситуацию не только в Сирии, но и во всем регионе».

Об интересах России Бурхан Гальюн говорил разочарованно, даже с упреком: «Россию не интересует ни судьба Асада, ни судьба сирийского народа — у нее свои интересы. Как и любая сильная держава, она хочет влиять на события в регионе, но сирийский народ смотрит на Россию уже как на врага, потому что она так себя ведет и всегда защищает Асада». Бурхан Гальюн подчеркнул роль нашей страны: «Россия имеет большое влияние на президента, по ее указке можно остановить кровопролитие в Сирии. Россия могла бы, как и Запад, запретить все это, сказать «нет». Но на данный момент это огромная защита для сирийского режима, можно сказать, «крыша».

На вопрос корреспондента «МК» о недавнем отказе России поставлять новые вооружения в Сирию, Бурхан Гальюн ответил с пониманием: «Российская сторона не будет снабжать Сирию новым вооружением, но ведь старые контракты продолжают действовать. Да и вообще, как будет Россия подписывать новые договоры, если делать этого попросту не с кем, учитывая то, что Асад уходит».

Экс-лидер сирийской оппозиции признается, что самое главное сейчас — чтобы рухнул режим, а что будет дальше — дело техники. «Это неважно, как будет выглядеть новое правительство — важно то, чтобы Асад ушел. Переходный период — не такая большая проблема. И даже после Асада есть возможность развивать страну: все равно останется парламент, останутся те люди, которые не принимали участия в насилии, те люди, у которых нет на руках крови. Сколько просуществует текущий режим? Поддержка у Асада невелика, секрет его власти заключен в том, что есть люди, заинтересованные в нем. Для того чтобы подсчитать его сторонников, не надо большой аналитики. За Асада на улицы сейчас не выйдут и две тысячи человек. Что с ним будет дальше? Нас не интересует Асад как человек — нас интересует то, чтобы рухнул режим. Что касается его, да пусть идет к черту или хотя бы едет в Россию. Это неважно».




Партнеры