Путин на экспорт

Чем стал минувший политсезон для российской внешней политики

15 июля 2012 в 18:05, просмотров: 9689
Путин на экспорт
фото: Александр Астафьев

Окончание политического сезона — самое время подвести его итоги. Неожиданный выход на улицу десятков тысяч человек, казавшийся еще год назад невероятным, перекроил отечественную политическую систему. Возвращенные, хоть и в кастрированном виде, выборы губернаторов все же приближают нашу страну к демократии, как ее принято понимать. Но расширенная многопартийность и прочие приятно-фасадные последствия Болотной и других площадей скрыли от глаз важную деталь: все движения власти, расширяющие пространство гражданской свободы, имели адресатом наравне с соотечественниками еще и международное сообщество, на которое внутри страны у нас принято плевать.

Однако российская власть, особенно в период политической нестабильности, нуждается в поддержке столь нелюбимого публично Запада для легитимизации самой себя в собственных глазах и своих проектов (капиталов). А раз так — извольте видеть новую геополитическую ось внешней политики Владимира Путина.

Первые блиц-визиты нового-старого президента за один день в Минск, Берлин и Париж носили скорее поддерживающий отношения характер. По-видимому, знакомство с новым французским президентом-социалистом Франсуа Олландом позволит продолжить особые отношения Москвы и Парижа. Бессменная, как многим у нас хочется верить, канцлер Меркель и еще более бессменный Батька Лукашенко, очевидно, подтвердили курс на углубление экономического сотрудничества. В смысле строительства второй нитки «Северного потока» в первом и покупки ряда белорусских госпредприятий российскими компаниями во втором случае.

Дальше — больше. Саммит Россия—ЕС, по традиции проходивший в Санкт-Петербурге, подтвердил статус-кво Путина во взаимоотношениях с Европой. Однако же нельзя не заметить, что спустя 20 лет после краха СССР главными заграничными друзьями путинской России стали в основном правые европейские партии. В этом контексте общее полевение Европы грозит ухудшением позиций России на континенте. Кроме того, за эти годы в мировом сознании произошло полное совмещение восприятия образов России и Владимира Путина, в котором образ Путина доминирует. Следовательно, от любого обвинения в адрес нового-старого президента, которые выдвигает отечественная оппозиция, так или иначе страдают имидж и внешнеполитические позиции страны.

Стиль прямых отношений с европейскими столицами через голову брюссельских организаций характерен для российской политики последнего времени, поскольку позволяет избежать опосредованного давления наших заокеанских партнеров при принятии решений через любого из малых членов ЕС. Другое дело организации с собственно российским участием — например, ШОС.

Азиатская часть первого международного турне Путина преследовала несколько целей: развитие Евразийского союза, укрепление отношений с Китаем, Индией и Пакистаном в рамках Шанхайской организации сотрудничества, а также предупреждение возможных угроз для Средней Азии и России после ухода американцев из Афганистана. Последнему были посвящены затянувшиеся переговоры с президентом Узбекистана Исламом Каримовым. Их результатом стало согласие России на усиление Ташкента в военной сфере (с чем связан и согласованный выход Узбекистана из ОДКБ) и ответное «добро» узбеков на активное вхождение российского бизнеса («ЛУКойла») в энергетику республики. На пекинском саммите ШОС к организации на правах партнера по диалогу присоединилась Турция, и в случае положительного решения Индии и Пакистана войти в ШОС в следующем году эта организация станет крупнейшим региональным союзом в мире.

Проект Евразийского союза как новой доминанты российской внешней политики (о чем неоднократно заявлял Путин) должен как можно скорее претворяться в жизнь. Белоруссия и Казахстан — два из трех китов, но этого мало. Нужны Украина, Армения, Таджикистан, Киргизия, Абхазия и Южная Осетия наконец. Но на пространстве СНГ у России за этот сезон случилось, увы, больше поражений, чем побед. Ответственные (скорее формально, чем фактически) чиновники российской вертикали умудрились проиграть подряд две кампании в заведомо «наших» республиках — Южной Осетии и Приднестровье. В обоих случаях выигрывал третий, «неожиданный» для нашей власти, но прогнозируемый экспертами кандидат. Теперь главная задача — правильно выстроить отношения с этими политиками, особенно с приднестровским лидером Евгением Шевчуком.

На Украине Верховная рада приняла-таки законопроект о региональных языках, повышающий статус русского языка впервые за 21 год независимости. Но это скорее форсированное, перед выборами, исполнение обещаний Партии регионов, чем уступка России. За год российско-украинские отношения не сдвинулись с мертвой точки, застряв в положении «снизьте цены на газ — войдите в Таможенный союз». Несмотря на усилившийся бойкот со стороны Европы, Виктор Янукович не спешил бросаться в объятия Москвы, продолжая с медвежьей грациозностью лавировать между европейской, американской и российской столицами. Завершением подобных танцев могут стать итоги парламентских выборов, которые сдвинут страну в ту или иную сторону.

Януковичу бы очень хотелось, чтобы на фоне Москвы и Брюсселя резко усилилась американская доминанта внешней политики Украины, но американцам сейчас явно не до того. США в преддверии собственных ноябрьских выборов не стремятся активно вмешиваться в происходящее в Восточной Европе. После отказа Путина приехать на саммит «Большой восьмерки» в США Обама продолжает делать вид «перезагрузки» американо-российских отношений. И даже несмотря на, как говорят, не вполне дружелюбные личные отношения президентов, Путин понимает, что Обама для России в любом случае лучше республиканца-мормона Митта Ромни. Так что мы будем и дальше, стиснув зубы, дружить и в первую очередь вместе пытаться удержать ситуацию в Афганистане.

Одним из немногих бонусов для России во внешнеполитической сфере стала победа лидера Сербской прогрессивной партии Томислава Николича на президентских выборах. Известный сербский политик наконец получил возможность реализовать на практике принципы дружбы с Россией, о которых он и его соратники говорили последние 10 лет. Но и тут есть опасность — вероятность превращения Николича во «второго Януковича». Все зависит от заинтересованности Москвы в действительном углублении сотрудничества между Россией и Сербией и возможностях перевода его в новое качество союзных отношений.

Также определенной победой для России стали итоги референдума в Латвии по статусу русского языка, на котором более четверти граждан (не считая 400 тысяч неграждан) проголосовали за придание русскому языку статуса второго государственного. С такими цифрами теперь нужно пробивать для русского официальный статус регионального языка Евросоюза.

Но, безусловно, главным событием во внешней политике России сезона 2011/2012 оказалось международное признание результатов парламентских и президентских выборов, на фоне событий «арабской весны» ранее не столь очевидное. Вообще, феномен «арабской весны» еще долго будет приносить свои невиданные плоды. Для нашей страны, кроме грозных аллюзий, он стал концом эпохи российско(советско)-арабской дружбы, возможной только при светской форме правления на Востоке. Конец светских режимов в Северной Африке и на Ближнем Востоке существенно изменил геополитические расклады в регионе, усилив угрозы для Израиля.

Именно поэтому недавний визит Путина в Израиль, по мнению экспертов, был призван выстроить новую конфигурацию сил с участием России. Время, оставшееся одному из последних светских правителей Востока, сирийскому президенту Башару Асаду, выгодному Израилю не меньше нашего, необходимо использовать для четкого осознания и выработки дальнейших действий по выстраиванию контактов с лидерами новых исламистских сил.

Помимо этого, задачей нового политического сезона является интеграция в наши евразийские проекты максимально большего количества стран с разным уровнем партнерства — от Сербии до Монголии. Ибо России необходимо как минимум обезопасить себя на ближних рубежах и как максимум успешно реализовать свою экспансию вовне. Если этого не получится, объектом для чужой экспансии станем мы сами.





Партнеры