Генри Резник рассказал в «МК» о клевете

Настоящим жертвам наветов новый закон не поможет, зато он на пользу борцам с прессой

19 июля 2012 в 16:05, просмотров: 12427

Включение в Уголовный кодекс статьи о клевете может быть использовано для того, чтобы «укоротить прессу, запугать журналистов». Такое мнение высказал адвокат Генри РЕЗНИК, который был гостем редакции «МК» в четверг.

Генри Резник рассказал в «МК» о клевете
фото: Кирилл Искольдский
Генри Резник

Уголовный кодекс просуществовал без статьи о клевете всего полгода. Какие события произошли за это время, какой мониторинг был проведен, что натолкнуло на мысль о необходимости криминализовать клевету? Этими вопросами задается адвокат и не находит ответа.

Статья о клевете стоит на страже интересов опороченного человека. А в чем он нуждается? В восстановлении доброго имени (например, через публикацию опровержения в СМИ). И в компенсации морального и материального ущерба. По мнению Резника, гражданские суды с этими задачами вполне справлялись.

Уголовный суд решает совсем другую задачу: только наказать клеветника. Штраф идет в пользу государства. Если учесть, что идти одновременно и в гражданский, и в уголовный суд нельзя, то получается, что нововведение — невыгодно жертве клеветы.

Поражает и размер штрафов. За укрывательство особо тяжких преступлений и создание экологической угрозы, в результате которой могут пострадать тысячи людей, у нас штрафуют на 200 тысяч рублей. За причинение телесных повреждений — на 40–50 тысяч. А за клевету — на 5 миллионов. «Ну это же безумие! — восклицает Резник. — Видимо, в „Единой России“ одни долларовые миллионеры. Задумайтесь, кто из россиян может заплатить такие деньги? Они неисполнимы, такие штрафы».

Новый закон о клевете не предусматривает тюремного заключения. Однако его логичным продолжением было бы введение долговой тюрьмы.

Все эти несообразности дают адвокату основания «полагать, что клевету вернули в Уголовный кодекс не в благих целях, а чтобы укоротить прессу, запугать журналистов».

Клевета — это заведомо ложное сообщение о человеке. Вообще-то доказать в нормальном суде, что журналист или блогер не ошибся, а твердо знал, что лжет, крайне затруднительно. Особенно после постановления пленума Верховного суда о том, что журналист имеет право на преувеличение и даже на разумную провокацию. Но нашему правосудию, к сожалению, свойственно чувствовать политический запрос и исполнять политический заказ. «Я опасаюсь, что судьи будут пытаться усмотреть „заведомость“ там, где ее на самом деле нет», — сказал Генри Маркович.

Да и элементарной грамотности в «политических делах» судьям не хватает, что показал иск Свирида против Навального. Единоросс посчитал, что Навальный оскорбил его, когда использовал словосочетание «партия жуликов и воров», и выиграл в суде. А по закону, он мог бы выиграть только в том случае, если блогер назвал лично его или, не называя имени, дал точно понять, о каком конкретном человеке идет речь.

Также адвокат успокоил тех, чьи уголовные дела были прекращены после декриминализации статьи о клевете. Поскольку закон не имеет обратной силы — они возобновлены не будут.

04:48



Партнеры