Новое платье МВД

Перевод полиции на новую форму обернулся коррупционным скандалом

4 октября 2012 в 13:55, просмотров: 71698

Когда Рашид Нургалиев затевал свою реформу, основной упор он сделал не на содержание, а на форму: в прямом и переносном смысле этого слова.

Новое платье МВД
фото: Геннадий Черкасов

Министру хотелось всё и сразу: чтоб по щучьему велению — вчерашние оборотни враз обернулись румяными молодцами. Ни сил, ни времени заниматься рутинной перестройкой у него не было, посему капремонту — МВД предпочло банальный показушный марафет. Переименовать милицию в полицию, департаменты — в главки; заочно — всех переаттестовать и переодеть в новенькие мундиры от модельера Чапурина.

Увы. Нургалиева не хватило даже на эту малость. Почти все его реформенные начинания вылились из пустого в порожнее: и переаттестация, уже признанная нынешним руководством МВД профанацией; и новая структура, которую сейчас собираются перекраивать, ввиду ее громоздкости. И — перевод полиции на новое обмундирование.

Смена гардероба сотрудников была едва ли не главной гордостью Нургалиева: своего рода оберткой его реформы. Он сам утверждал и цвета формы, и образцы. Но стоило эту обертку развернуть...

Закупки новой формы для МВД вылились в грандиозный скандал. В результате беспрецедентной по масштабам и цинизму аферы «обновленной» полиции всучили низкопробное тряпье... китайского производства. Все многомиллиардные контракты были отданы одним и тем же людям, близким к тыловикам МВД. При этом основная часть закупок оказалась сорвана — и аукционы спешно приходится проводить теперь заново.

Пока Нургалиев прекраснодушничал, его назначенцы не теряли времени даром. Госзакупки в МВД были превращены в золотую жилу; четко выстроенную коррупционную схему, позволяющую зарабатывать миллионы на всем.

Даже — на очистительной реформе...

фото: Сергей Иванов
Новую форму шили - одни, зарабатывали - другие. Заказы снова вернулись на фабрики, но уже за меньшие деньги. Разница пошла в чей-то карман.

Дефиле в стенах МВД

В феврале этого года зал коллегии МВД ненадолго превратился в модельный подиум: в рамках новой политики открытости журналистам демонстрировали образцы свежеиспеченной полицейской формы, разработанной с помощью модельера Чапурина и декораторов «Мосфильма». Руководивший дефиле зам. министра Сергей Герасимов (куратор кадров и тыла) с гордостью рассказывал, каким удобным, красивым и многофункциональным получилось обмундирование: в обновленном МВД все должно быть по-новому.

На такую красоту никаких денег не жалко: закупки новой формы обойдутся бюджету в копеечку: 16,5 млрд рублей.

Первые заказы уже пошли: в 2011 году, сообщил Герасимов, МВД пошило 123 тысячи комплектов шерстяного обмундирования. Правда, о том, каким скандалом обернулись закупки этой «удобной, функциональной одежды», зам. министра предпочел промолчать...

Кровь на Чистых прудах

Даже по меркам МВД, тыловая служба — всегда считалась рассадником коррупции. Время от времени тыл перетряхивали, но с переменой начальников сумма не изменялась: здесь как воровали, так и продолжали воровать — только всё более изощренно и тонко.

Регулярно в департаменте тыла вспыхивали скандалы: кого-то задерживали при получении взятки, кого-то — за подлог аукционов.

Один из недавних руководителей департамента, экс-начальник Главного центра обеспечения ресурсами МВД Андрей Смолин находится сейчас под судом. Он обвиняется в покупке 3 бронированных машин, непригодных к эксплуатации. (Авто рассыпались на глазах, у них даже не было дверей.) Тем не менее полковник Смолин полностью оплатил контракт и поставил ржавые машины на учет МВД.

Летом этого года 2,5 года колонии получил начальник центрального управления материально-технического снабжения МВД генерал-майор Владимир Чеишвили.

Расследуются уголовные дела по поставкам некачественного мяса, обуви, злоупотреблениям при ремонте транспорта.

Апофеозом публичных скандалов стало покушение на начальника одного из отделов департамента Станислава Ковязина. Вечером 19 марта 2010 года на Чистопрудном бульваре ему пробили голову топором: только чудом полковнику посчастливилось выжить.

Заказчика преступления нашли быстро: им оказался заместитель Ковязина — полковник Жиляев. За 300 тысяч рублей Жиляев нанял судимого гастарбайтера и приказал убить начальника. В случае смерти Ковязина он рассчитывал занять его место и (цитирую представителей СКР) «получить доступ к проведению тендеров МВД».

Если полковники убивают полковников за доступ к тендерам — какие еще нужны слова, чтоб описать нравы и ставки милицейских тыловиков!

...Нападение на Ковязина пришлось на первый месяц работы в МВД Сергея Герасимова. Разумеется, это ЧП не могло его не впечатлить: первое, с чего начал новый куратор тыла и кадров — объявил крестовый поход против коррупции и мздоимства.

Зам. министра открыто демонстрировал недоверие к доставшейся ему по наследству команде, обещал провести тотальную ревизию тылового блока. Сам он, правда, понимал в этой работе немного (прежде Герасимов трудился в президентской администрации и кадрах внешней разведки). Но для того-то и существует аппарат: чтоб быть глазами и руками начальников.

Главным советчиком и проводником его политики в области тыла стал некто Александр Немчиков: еще вчера скромный зам. начальника отдела УМТО подмосковного ГУВД. В марте 2010 года капитан внутренней службы Немчиков, перепрыгнув даже не через несколько ступеней, а через целый пролет, был назначен помощником зам. министра (должность — полковничья).

Сам Немчиков такой умопомрачительный взлет объяснял банально (этот рассказ передали мне сразу несколько его сослуживцев): якобы капитанский отец работал когда-то вместе с Герасимовым.

Даже если и так — достоинства нового помощника этим явно не ограничивались. Немчиков действительно считался специалистом в сфере госзакупок. Последние годы был секретарем тендерной комиссии ГУВД и, как уверял меня его бывший начальник генерал Евгений Петин, «разбирался в 94-ФЗ на голову выше всех».

Жесткую хватку Немчикова тыловики МВД ощутили быстро. Начатая им ревизия выявила — по его утверждениям — многочисленные огрехи и нарушения. Именно по этим материалам было возбуждено, например, уже поминавшееся дело против начальника ГЦОР МВД Андрея Смолина.

По предложению Немчикова были отменены все ранее объявленные в МВД аукционы: в конкурсной документации он тоже будто бы отыскал массу ошибок. Потом настал черед контрактам начатым: их принялись разрывать задним числом.

Делалось это, разумеется, во имя единственной цели: дабы навести порядок на самом коррупционном участке МВД.

Не имея формально никаких полномочий (кроме воли Герасимова), его молодой помощник очень скоро стал ключевой фигурой в тыловом департаменте: этакий комендант освобожденного города с чрезвычайными полномочиями. Но от того, что новая власть взяла тыл МВД под полный контроль, порядка здесь не прибавилось...

Молодой помощник замминистра Немчиков очень скоро стал ключевой фигурой в тыловом департаменте.

Форма без содержания

Повышенный интерес к поставкам формы проявился у Немчикова с первых же дней. Как раз перед его приходом, в феврале 2010 года, МВД разыграло 114 госконтрактов общей ценой 2 млрд 360 млн руб.

Объем большой, хватило всем понемногу. 62 предприятия по всей России уже начали отшивать тонны одежды — от трусов и фуражек до полотенец и кителей. Однако в апреле аукционы неожиданно были аннулированы. Причина — чисто бюрократическая придирка: просроченная (на 3 дня) доверенность начальника ГЦОР МВД Смолина. Обнаружил зацепку, естественно, Немчиков.

К тому моменту большинство контрактеров уже получили и отработали авансы; многие начали отгрузку готовой продукции. Известие о разрыве свалилось на них словно снег на голову: особенно тяжко пришлось небольшим предприятиям, вложившим в заказ последние деньги.

В региональной прессе подробно описывались злоключения швейной фабрики «Русь» из нижегородского Дзержинска: здесь на 60% был выполнен заказ по пошиву форменных пальто (52 млн руб.). Возвращать МВД аванс было не из чего, только прямые убытки составили 38 млн руб. Фабрика с 80-летней историей встала, рабочим прекратили платить зарплату.

Примерно то же произошло и на Княгининской швейной фабрике, где для МВД успели сшить 80% заказанных фуражек...

Поначалу швейники пытались возмущаться, кое-кто даже подал на МВД в суд. Но потом прежний пыл остыл. Воевать с системой было себе дороже: если хочешь рассчитывать на бюджетные деньги — терпи.

Примерно так многие из руководителей и владельцев предприятий объясняли и мне. Они говорят, что Немчиков открыто собирал их и «зомбировал»: требовал примириться, в противном случае намекая на неприятности. Ссылки на Герасимова звучали постоянно.

А очень скоро стало понятно, для чего — а точнее, для кого — приносились в жертву десятки швейных фабрик.

На аукционах, объявленных повторно, никого из вчерашних поставщиков к финишу не допустили. Большинство отсеялось сами благодаря нововведению Немчикова: искусственному укрупнению контрактов. Вместо старых 114 лотов на торги выставили 4.

Подавалось всё под флагом ужесточения контроля: за 4 поставщиками углядеть-де легче, чем за сотней. Думаю, что в действительности цель была иной — монополизировать рынок, вышибив мелких игроков.

Но мало ограничить круг участников. Надо еще и избежать случайностей.

Здесь-то и проявился профессионализм бывшего секретаря тендерной комиссии ГУВД. Конкурсная документация готовилась теперь таким образом, что уложиться в требуемые параметры не мог никто, кроме заранее посвященных. В условия конкурса закладывались мины: чтобы было всегда к чему придраться. (На профессиональном жаргоне — «зацепы».) В результате до участия в «форменных» аукционах не был допущен ни один «посторонний»: снимали с пробега даже за отсутствие запятой.

Заказы в 2,3 млрд руб. поделили между собой лишь четверо «избранных»: ЗАО «ТПК «Октябрь», ЗАО «Румянцевская мануфактура», ООО «Швейная фабрика «Оптима», ООО «Техинвест». В сентябре 2010 года МВД заключило с ними госконтракты как с единственными поставщиками.

Немаловажно отметить, что две первые и две последние структуры впрямую аффилированы между собой. То есть игроков было не 4, а всего 2. «Румянцевская мануфактура» принадлежит владельцам «Октября», «Техинвест» — техническая «прокладка» «Оптимы».

Мне удалось пообщаться с руководителями «Оптимы». В неофициальных беседах они подтверждают, что результаты аукциона были определены заранее — и вся документация готовилась строго под 2 победителей.

То, что новые кураторы тыла МВД устроили передел миллиардного рынка, — это еще полбеды.

Из 4 фирм-победительниц только одна (ростовская «Оптима») оказалась реальным предприятием с собственными мощностями. У остальных не было за душой ничего, кроме небольшого «уставника» (10–100 тыс. руб.). Ничего, кроме симпатии Александр Немчикова...

Чтобы выполнить заказ, им, естественно, пришлось нанимать субподрядчиков. Шили — одни, зарабатывали — другие. Среди них оказалось немало и вчерашних держателей разорванных контрактов: заказы снова вернулись обратно, но уже за меньшие деньги. Разница пошла в чей-то карман.

В чей?

Думаю, об этом нелишне было бы спросить у зам. министра Герасимова и его назначенца Немчикова.

Владелец одной из фабрик-субподрядчиков рассказал мне, что его обмундирование, поставленное по первому контракту, даже не покидало складов МВД в Балашихе. «Я только подписал доверенность. По документам поставленную форму я будто бы вывез, потом передал „Октябрю“, тот завез по новой. На самом деле продукция не сдвинулась ни на миллиметр».

Забрать деньги у реальных производителей, чтобы отдать «своим» бумажным прокладкам: вот это я понимаю — реформа!

«Форменные» аукционы стали первой ласточкой новой контрактной системы МВД, где, как на экзамене в кавказском вузе, все билеты проданы.

Отныне два этих базовых принципа будут постоянно сопровождать торги МВД: укрупнение лотов и скрупулезная подготовка документов.

Профессионалы работают по-крупному!

фото: Геннадий Черкасов
Перевод полиции на новую форму обернулся коррупционным скандалом.

И юный «Октябрь» впереди...

Усердие Немчикова было оценено Герасимовым по заслугам. В 2011 году в ходе «очистительной» переаттестации он досрочно получил майорские погоны и кресло начальника управления материально-технического обеспечения МВД. Теперь в его руках был почти весь министерский бюджет: закупки, снабжение, поставки. 18 баз и складов по всей стране, управления в округах.

Очень удобно, когда у кадров и тыла — один куратор...

Уж теперь Немчиков развернулся в полную силу. В моем распоряжении есть целый список сомнительных контрактов, заключенных его управлением по завышенным ценам или с фирмами-однодневками. (Для собственной безопасности МВД секретом он также не является.)

Например, ООО «Оптторгсервис», прокладка с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, регулярно выигрывало конкурсы на поставку специзделий (бронежилеты, защитные шлемы). В 2011 году с ней заключили контрактов на 105,8 млн рублей. При этом, как установила инициированная мной прокурорская проверка, по месту регистрации «Оптторгсервис» не располагалась, а счета ее были приостановлены ФНС из-за непредоставления деклараций.

В апреле 2012 Рособоронзаказ разорвал другой контракт: на источники резервного питания. Из 7 заявившихся участников к конкурсу МВД допустило только одного — НПФ «ФОТОН-ЛТ», который снизил цену лишь на 0,5% (до 205,5 млн руб).

То же самое произошло и с аукционом на поставку пунктов обеспечения жизнедеятельности в полевых условиях. Шесть заявок, один — допущенный (ЗАО «НПО «Военспецтехника»). Контракт заключен по начальной цене в 111,9 млн руб.

Но особую тягу Немчиков продолжал испытывать к форме. Кто-кто, а он уж точно с воодушевлением воспринял начинания Нургалиева.

За право пошить реформенное полицейское обмундирование боролись многие предприятия, включая гигантов текстильной индустрии: как и прежде — тщетно. Назначенный на август 2011 года аукцион был признан несостоявшимся.

И вновь госконтракт на поставку 129 наименований одежды ценой в 1,7 млрд достался единственному участнику: на этот раз — ООО «Барышская швейная фабрика». МВД выбрало ее «путем изучения конъюнктуры рынка». Если другие претенденты готовы были снижать начальную цену до 10%, то фаворит — всего на 0,5%: но это никого не смущало.

Кто же стал счастливым обладателем подряда в 1,7 млрд? По документам «Барышская швейная фабрика» находится в подмосковном Наро-Фоминске. Однако, когда я позвонил главе района Александру Баранову, оказалось, что о таком предприятии он никогда прежде не слышал. Лишь через несколько дней глава уточнил: эта структура занимается управлением складами в бизнес-центре «Румянцево», производства у нее нет. Уставный капитал — всего 100 тыс. рублей.

Существует, правда, одноименная фабрика в ульяновском городке «Барыши» (84 работника, оборот — 30 млн.), и тоже ООО: но никакого отношения к госконтракту она не имеет.

Секрет прост. Фабрика-перевертыш — эта очередная структура уже известного нам владельца компании «Октябрь» Дмитрия Маркова, получившего и предыдущие заказы на форму.

Как водится, выполняли контракты совсем другие: на субподряд были взяты более 50 предприятий. Срок сжатый (до конца года), тут уж не до выбора. Доходило до того, что брюки шили одни, китель к ним — другие, и каждый — из разных тканей.

Кстати, о ткани. Как выясняется теперь, она была преимущественно китайского производства. Дело в том, что ставший монополистом на форменном рынке МВД Дмитрий Марков более известен как импортер китайских полушерстяных материалов.

Именно такой материал с подачи Немчикова и Герасимова в декабре 2011 года был утвержден Нургалиевым в качестве образца новой формы МВД. Его производителем по бумагам значится все та же торгово-производственная компания «Октябрь»; только вот незадача — собственного производства у «Октября» нет.

Новое платье Нургалиева — как в андерсеновской сказке — оказалось в итоге фикцией...

Полицейская форма была пошита из отвратного материала. На социальных форумах сотрудников МВД ее костерят, не стесняясь в выражениях: подобные претензии я и сам слышал много раз. После первой стирки ткань садится, рукава рубашек скукоживаются, у кителей — кургузые воротники. Комплекты не совпадают по оттенкам и фактуре.

Проведенные не так давно экспертные заключения показали, что форма не соответствует техзаданиям по многим параметрам: устойчивость окраски, сырьевой состав, плотность, число нитей и т. д.

Тем не менее Немчиков принял весь товар без единой рекламации: часть контрактов была закрыта задним числом. Уложиться в срок все субподрядчики не успели, поставки завершились только нынешней весной: хотя деньги отдали им в декабре.

Дата заключения контракта — это еще одно доказательство сговора между тыловиками и поставщиками. Госконтракт с «БШФ» МВД подписало в сентябре 2011-го. А окончательные образцы новой формы Нургалиев утвердил только 1 декабря. К тому моменту часть заказа была уже выполнена...

Свои первые шаги новая полиция делала в китайской кургузой форме: ее новейшая история начиналась с банального воровства.

Тушенка из швейного цеха

Реформа продолжалась, а вместе с ней продолжали расти и потребности в новой форме: на радость Немчикову и Маркову.

В марте 2012 года МВД заключило самый крупный вещевой контракт последних лет. Заказы в 3,94 млрд руб. вновь достались единственному участнику — ОАО «ШвейПром», снизившему начальную цену лишь на 20 млн.

«ШвейПром» — очередная пустышка: ни кола, ни двора. Ее учредители — те же, там же: «Барышская швейная фабрика», ТПК «Октябрь». Последняя деталь — немаловажная! — инициировала к тому времени собственное банкротство, оставив с носом массу партнеров.

(Сейчас, по заявлению директора ООО «Техинвест» — одного из кинутых кредиторов, — столичная полиция проводит проверку «Октября» на предмет мошенничества и преднамеренного банкротства.)

Банкротство — банкротством, но на аппетитах Маркова это никак не отразилось. Интересы «Октября» росли как на дрожжах. Помимо формы его структуры продавали теперь МВД и бронежилеты, и палатки, и аппараты ДНК для криминалистов. Даже... сухие пайки.

Совершенно пустая, не имеющая ни активов, ни производства, фирмешка стараниями тыловиков МВД оказалась надутой, как мыльный пузырь. Миллионы зарабатывались из воздуха.

Я спрашивал у старожилов легкой промышленности, когда на их горизонте появился владелец «Октября» Дмитрий Марков. Все сходятся во мнении, что до 2010 года ничем особенным он себя не проявлял, занимался преимущественно импортом китайских полушерстяных материалов. Его взлет произошел именно с приходом в МВД новых кураторов тыла.

Это совершенно особый вид бизнеса: когда продаешь не свою силу, умения или мозги, а — связи. Этакую заслонку на пути бюджетных потоков.

Можно приватизировать метр госграницы. А можно — конкретно взятого чиновника...

Еще одна скандальная история вокруг «октябрьских» тендеров расследуется сейчас в рамках уголовного дела по факту мошенничества. Его возбудили 1,5 недели назад следователи столичного ГСУ ГУМВД по заявлению гендиректора «Серпуховского мясоперерабатывающего комбината».

Краткая фабула: в ноябре 2011 года МВД объявило аукцион на поставку крупной партии сухих пайков. К одному из основных претендентов, гендиректору Серпуховского мясокомбината, явился представитель Немчикова и Маркова — некто Станислав Лебедев (он же директор уже известного нам ОАО «ШвейПром») и от их имени выдвинул условия. «Мы будем допущены к конкурсу и в случае победы в аукционе будем обязаны взять 25% объема контракта (на сумму 300 млн руб.) у компании, которую укажет Немчиков А. В.». (Из заявления гендиректора «СМК» В. Новожилова в ГУЭБиПК МВД.)

«Да, все так и было, — подтверждает Вадим Новожилов. — Мы понимали, что по-другому бюджетные заказы не получим, поэтому и согласились на их условия: коллектив надо кормить. В том, что за всем стоит Немчиков, не было и капли сомнений. 25% я однозначно воспринимал как „откат“ ему».

Накануне торгов Лебедев передал Новожилову флешку с конкурсной документацией и сформированной заявкой: все задания, как утверждает последний, за МВД готовили юристы «Октября». И — о, чудо! 5 декабря Серпуховский комбинат «вдруг» побеждает на конкурсе.

28 декабря 2011 года МВД заключило с предприятием госконтракт на 1,202 млрд руб., перечислило аванс: и тут же — как и было условлено — часть денег перекочевало в карманы «ангелов-хранителей». На другой же день комбинат перевел «Барышской швейной фабрике» 180 млн. Всего же по договору субподряда этой «прокладке», навязанной мясникам, причиталось 300 млн.

Деньги платились не просто так. Взамен швейная (!) фабрика должна была поставить 581 тыс. комплектов сухпайков (25% от контракта). Однако время шло, а обещанной тушенки и концентратов не наблюдалось.

Наконец в мае, когда стало ясно, что контракт срывается, Новожилов пришел к Немчикову.

«Я сказал ему, — вспоминает директор комбината, — чтоб повлиял на своих „подопечных“. Пусть отдают либо товар, либо деньги. Немчиков меня успокаивал, гарантировал и сроки, и качество, а после этого... перестал отвечать на телефонные звонки».

Боюсь, майору Немчикову в тот момент было совсем не до того. Если и волновали его сейчас пайки — то уж точно не сухие.

Как раз в мае в МВД сменился министр...

 

Жизнь быстрей газеты

Над этой темой я начал работать еще весной. Никогда прежде в моей практике такого не бывало: я просто не поспевал за ходом событий; реальность опережала даже самые смелые ожидания.

К тому моменту, как пришла пора садиться за письменный стол, Александр Немчиков был уже отстранен от занимаемой должности, а последний заключенный им контракт на закупку формы (3,94 млрд руб.) — разорван судом по иску МВД. Когда я почти дописал материал, появилось и уголовное дело за мошенничество с контрактом на сухпайки. (Правда, ГСУ ГУМВД Москвы возбудило его в отношении «неустановленных лиц», но «установить» их — особого труда не составит.)

То, что с приходом Владимира Колокольцева правила и порядки в МВД заметно поменялись, наши герои ощутили на себе.

После того как 2 крупнейших контракта — на «вещевку» и «пищевку» — по вине немчиковских «подшефных» оказались сорваны, разразился скандал. Накал достиг такой силы, что в ситуации пришлось разбираться министру лично.

А тут еще вскрылось, что за последние 2 года родные Немчикова резко обзавелись большим числом недвижимости. У матери появилось 2 земельных участка и 3 квартиры (в том числе 158-метровые апартаменты на 47-м этаже элитного комплекса «Велл Хаус»). У неработающего брата — 2 участка и 2 квартиры в Красногорске.

Вердикт министра был тверд: уволить. Вместе с Немчиковым рапорт заставили подать и его друга, зам. начальника департамента тыла МВД Руслана Сулейманова.

Со дня на день Александр Немчиков должен быть отчислен из рядов полиции. С июля он находится в отпуске, из которого уже не выйдет.

А совсем недавно Владимир Колокольцев подписал новые требования к полицейской форме. Главное их условие: только отечественное производство...

Это можно было бы посчитать хеппи-эндом, кабы не одно «но»: реализовывать новые требования предстоит Сергею Герасимову. Он по-прежнему отвечает в МВД за кадры и тыл.

Конечно, подписи Герасимова нет ни на одном заключенном контракте. Он не запугивал производителей, не вступал в отношения с поставщиками, не требовал «откатов».

И тем не менее именно этот человек несет всю ответственность за происходящее с госзакупками МВД: и как куратор тыла. И как крестный отец майора Немчикова.

Если тыловики действовали с ним заодно — они подельники.

Если искренне пребывал в неведении — и того хуже: как человек, не способный разобраться в собственном помощнике, может курировать всю кадровую политику ведомства?

Среди нововведений Колокольцева есть еще одно: принцип вертикальной ответственности. За проступок подчиненного в первую очередь спрашивают теперь с начальника: вплоть до увольнения.

Когда этот принцип коснется и высшего руководства, я окончательно поверю, что в МВД наступили новые времена.

Надеюсь, и уголовное дело против бывшего майора Немчикова к тому времени тоже будет возбуждено...

Р. S. Прошу считать эту публикацию официальным депутатским запросом Генеральному прокурору, председателю СК России и министру внутренних дел.



Партнеры