Десятки погибших военнослужащих — это рационально

Солдаты больше не будут взрываться, а офицеры и их семьи - мерзнуть

13 декабря 2012 в 21:15, просмотров: 3975

Несмотря на многочисленные заверения нового руководства Министерства обороны о том, что ими будет продолжен курс предшественников, судя по реально принимаем решениям, это далеко не так. Например, с Нового года больше не будет утилизации боеприпасов подрывным способом (с попутным широким применением расходных материалов в виде военнослужащих). А задействуют для этого всё-таки специалистов из промышленности.

Десятки погибших военнослужащих — это рационально
Полигон Ашулук. Фото: vk.com/ashuluk (Андрей Шилин)

- Сегодня, на утро 13 декабря, 10 вагонов с боеприпасами остаются на полигоне Ашулук, - победно рапортовал в четверг замминистра обороны Дмитрий Булгаков.

Это последний груз боеприпасов, которые утилизируют через подрыв. 12 000 человек из подразделений​, этим занимавшихся, направляются по месту постоянной дислокации, а сами подразделения подлежат расформированию. Булгаков в очередной раз повторил фабулу, согласно которой последние два года во всех концах страны на полигонах гремели взрывы: с советских времен на почти двух сотнях складах и арсеналах осталось 6,5 миллионов тонн припасов к вооружению и технике, списываемым в ходе идущей модернизации армии, а их сроки хранения давно и не по одному разу вышли. Промышленность, как обычно, не могла переварить такие объёмы по утилизации, вследствие чего и пришлось всё это просто взорвать.

Ещё осенью был принят новый курс: к 2015 году с припасами все будет бело и пушисто. 15 новеньких, с иголочки, арсеналов, на которых работают только профессионалы, а служат только контрактники. Утилизацией оставшихся 1,1 млн. тонн занимаются исключительно предприятия ОПК - заключено договоров на 1,7 миллиарда рублей.

По скромным подсчётам «МК», за два года работы с боеприпасами (погрузке на складах, доставке, разгрузке и непосредственном подрыве на полигонах) от случайных подрывов погибло 42 и было ранено около 90 человек. Член Общественной палаты Александр Каньшин насчитал более 50 погибших и 300 пострадавших. Несколько раз из-за взрывов останавливалось движение на железнодорожных магистралях, эвакуировались тысячи жителей соседних населённых пунктов. Военные резонно отмечают: почти всегда это были результаты случайности, глупости или халатности тех, кто непосредственно выполнял работы. Как будто на Знаменке не знали, как обстоят у русского человека отношения с техникой безопасности, и что такое 18-летний срочник.

Хотелось бы верить, что сопутствующие потери - последнее эхо холодной войны. Вот только не верится, что этих жертв нельзя было избежать. Тем более, что теперь, всего два года (и одну смену руководства) спустя, промышленность вдруг оказалась готова к утилизации. Да, не всё, не сразу и за дорого. Но зато люди будут живы.

Анатолия Сердюкова не зря считали предпринимателем. У него на балансе висел пассив — холодные мрачные помещения, полные ржавого опасного груза. Надо было от него избавляться. Можно это делать долго и дорого, но без жертв — к чему в результате и пришли. А можно — быстро и дешево. Так было рациональней. Теперь вот Дмитрий Булгаков вынужден в ответ на провокационный вопрос о возможном строительстве памятника, который увековечил бы подвиг погибших, отвечать, что вопрос прорабатывается.

Рассказал генерал и ещё об одном наследии предыдущего министра: структурах «Оборонсервиса», которые каким-то чудом задержали оплату за отопление военных городков в разных концах страны. Куда-то пропали выделенные на закупки и зарплаты деньги. Зима есть, а тепла нет. В результате Сергею Шойгу пришлось в экстренном порядке выделять сначала 3, а потом ещё 8 миллиардов рублей, и назначать Булгакова ответственным за то, чтобы офицеры встретили Новый год в теплых домах.

- На сегодняшний день почти вся задолженность погашена, - отчитался замминистра.

Состав с 50 тысячами тонн угля для Забайкальского края уже на ходу. Решаются проблемы Наро-Фоминского гарнизона. Все спасены, как это положено у Шойгу. Вот только, как же это ЧП возникло? И что про это думают в контрразведке и ГВСУ?




Партнеры