Как заработать на медведевской реформе?

Репортаж с конвейера по производству политических партий

4 февраля 2013 в 18:56, просмотров: 6046

Украшенный гипсовым триколором первый этаж здания по улице Полтавской только на первый взгляд производит впечатление офиса. На самом деле это настоящий конвейер по производству... политических партий. Примерно каждая вторая из 58 зарегистрированных в Минюсте партий родилась именно здесь.

Как заработать на медведевской реформе?
Рисунок Алексея Меринова

Площадь офиса — 600 метров. Кстати, получила его не политтехнологическая фирма. Помещение своим указом выделил Борис Ельцин на нужды Демократической партии России. Было это между двумя путчами. Уже потом получилось, что эта партия для людей из офиса стала чем-то вторичным по сравнению с заработком на политтехнологиях.

Около 20 кабинетов, 24 городских телефона, 17 сотрудников. Украшены комнаты эклектично: на настенных полочках по соседству располагаются иконы и матрешки, сабли и дипломы, аукционный молоток.

Партия как многоквартирный дом

Рулят процессом бывший кандидат в президенты Андрей Богданов и бывший руководитель московского отделения прохоровского «Правого дела» Вячеслав Смирнов.

«Часто говорят: вот Богданов наделал партий и все их контролирует. Это было бы невозможно, — скромничает Андрей Владимирович. — Моя идея в другом. Мы должны помочь новым людям в политике. В старых партиях они не очень приживаются, там все уже занято, и мы строим для них новые. Причем по всему политическому спектру справа налево. Мы строим партии, как строится дом. Мы еще не знаем, кто в нем будет жить. А когда дом построен — начинаем продавать квартиры под ремонт. В этом «многоквартирном доме» одна «квартира» — один регион. Вот ожидаются в каком-то регионе выборы — и находятся желающие занять «квартиру», создать региональное отделение, чтобы выдвинуться от него в депутаты. И вот сейчас, когда началась подготовка к сентябрьским выборам, к нам буквально каждый день приезжают люди из регионов, где пройдут кампании. Говорят: покажите, какие у вас партии. Мы даем прайс, и люди выбирают себе партию, подходящую под взгляды. Кто коммунист, кто социалист, кто демократ, кто консерватор... Для каждой ниши, для каждого мироощущения у нас что-то есть. Мы говорим: вот социал-демократическая партия, вот народная партия, есть зеленая партия, есть КПСС — выбирайте! Мы переговорим с председателем партии, у нас очень хорошие отношения, он поможет вам создать региональное отделение — так мы заполняем очередную квартиру в этом доме».

«Строители» не говорят, сколько стоит такая «квартира», но, по относительно достоверной информации, иное региональное отделение можно купить и по дешевке — всего за миллион рублей. Эта сумма вносится в центральный орган как партийный взнос. Гениальность схемы в том, что сами политтехнологи не вкладывают в создание партии ни копейки, а только получают свой процент.

— Это очень дорого — зарегистрировать партию, — объясняет Богданов. — Провести съезд — от 2 до 3 миллионов рублей, нотариально заверить документы, развезти их минимум по 43 регионам. На один регион уходит не меньше 15 тысяч рублей. На круг стоимость регистрации одной партии — от 6 до 9 миллионов рублей. Умножьте это на 20 партий. У нас возможности вложить такие деньги не было. Поэтому платили люди, которые являются реальными хозяевами этой партии, этого «дома». А мы управляющая компания. Как только больше половины «квартир» будет заселено и обжито, они смогут создать «ТСЖ» и нанять себе другую управляющую компанию. У них появится реальная парторганизация, они пройдут через выборы, проведут настоящий съезд, где изберут нормального лидера.

— Пока же большинство новых партий считают, что не нужен сильный федеральный лидер или какая-то идеология, — добавляет Вячеслав Смирнов. — Нужен технический центральный аппарат, который сдает отчеты в минюст, налоговую и так далее. И нужно вести работу в регионах.

фото: Геннадий Черкасов
Широкую известность Богданов приобрел, когда соревновался с Медведевым на президентских выборах.

Прохоров строит по-другому

Кстати, по такому же принципу — «дома с квартирами на продажу» — строит свою партию Михаил Прохоров. Он будет предлагать всем желающим баллотироваться от своей «Гражданской платформы». Но есть одно отличие.

«Прохоров, как и мы, начал строить скелет партии из юристов, — говорит Богданов. — Но при этом он не отдает региональные отделения. Говорит: хотите выдвигаться — мы вас выдвинем, но председателем региональной организации вы не будете. Соответственно, все его кандидаты будут заложниками. Вот пообещал Прохоров поставить тебя первым в списке, ты вложил деньги, начал раскручивать партию. А через полгода он тебе скажет: тут такой крутой человек объявился, он возглавит список, а не ты. И зачем тебе это? Мы-то как раз говорим: хочешь раскручивать региональное отделение — становись его полноправным хозяином».

«В «Правом деле» Прохоров тасовал людей в региональных группах туда-сюда. Он несистемный человек, он за базар не отвечает. Люди в него поверили, вложились, а он взял и всех кинул. Не знаю, кто рискнет с ним работать», — соглашается Смирнов.

Регистрировать партии пачками — одно из ноу-хау политтехнологов Богданова и Смирнова. Зачем одному человеку привозить в региональный орган юстиции один пакет документов? Лучше привезти сразу 20, от 20 партий.

А вот уже при регистрации списков на выборы схема «пачек» не сработала. «Когда мы привозили в регион московский список — проблем не было, — говорит Смирнов. (Даже если этот список сделан под копирку, один на все регионы.) — А в регионах, где существовала нормальная организация, которая составила реальные списки, возникали проблемы. Один не сдал копию трудовой книжки, другой указал фактический адрес вместо прописки. И юрист должен все исправить».

В итоге фейковые списки регистрацию прошли, а почти все партии, которые представили реальные, — пролетели.

Подсчитаем заработки

Итак, у нас 83 региона. Даже если каждое региональное отделение продается по минимальной цене — это 83 миллиона рублей. Умножим на 20 партий, получается миллиард 660 миллионов. Не слабо, а это только первые сливки. О следующих скажем чуть ниже.

Наибольшим спросом из богдановских партий на рынке сейчас пользуется «Союз горожан». Здесь региональные организации создаются под выборы мэров и заксобраний в крупных городах. Партия вообще лишена идеологии. Она подходит и либеральной Москве, и дотационному городу, населенному бабушками с левыми идеями. Каждая региональная организация может подстраиваться под наиболее востребованные в конкретном городе взгляды. И покупателей устраивает то, что это даже не партия, а такая конфедерация городских парторганизаций.

«Замечательно себя чувствует КПСС, — радуется успеху своего детища Богданов. — На прошлых сентябрьских выборах безо всякой подготовки и при нуле потраченных на выборы денег партия получила по три процента в тех кампаниях, где принимала участие».

Новые партии не вкладывались в прошлую агитационную кампанию, потому что у них не было уверенности, что Минюст успеет их зарегистрировать и они получат допуск к выборам. Поэтому тот же генсек КПСС Морозов просто проехал несколько регионов, оставил в избиркомах списки никому не известных московских людей и уехал. Даже бесплатные эфиры партия не использовала.

«Вы представляете, что будет в следующем сентябре, когда партия включит списки известных в регионе людей и проведет агитацию!» — загадывает Богданов.

Спор с коммунистами

КПСС политологами воспринимается как партия-спойлер, созданная специально для того, чтобы оттянуть голоса у зюгановцев. «У нас на эту тему был спор с КПРФ, — вспоминает Смирнов. — Они говорят: КПСС — это спойлерская штука. Но спойлерская штука — это когда люди голосуют по ошибке. Например, за однофамильца. Тут названия разные. И если люди все равно не могут различить новую компартию социальной справедливости и старую партию Зюганова — значит, КПРФ недорабатывает. Если ваш электорат дробится, товарищ Зюганов, уходит от вас — значит, вам нужно меняться. У КПРФ должна быть альтернатива. Зюгановцы торгуют названием, но не разделяет коммунистических идеалов. К примеру, православного коммуниста быть не может. Ведь если ты настоящий коммунист — ты должен быть против церкви и за гастарбайтеров. Потому что если ты против гастарбайтеров — ты националист, а не коммунист».

«Буквально на днях в Дагестане произошел большой раскол в рядах коммунистов, и процентов 30% членов КПРФ переходят в КПСС», — добавляет Богданов.

На сентябрьские выборы в Московской области КПСС пойдет, причем желающих арендовать мособлячейку хоть отбавляй. В настоящее время проходит своего рода конкурс биографий. Руководство КПСС изучает список желающих и отсеивает тех, у кого есть криминальное прошлое или просто дурная репутация. Среди оставшихся, вероятно, выберут тех, кто сможет внести наибольший партийный взнос.

Желающих возглавить подмосковную КПСС можно описать одним словом: хозяйственники. Есть у человека сотня гектаров земли, где идет торговля лесопильными материалами. Или средняя автобаза. Эти люди дают рабочие места, а значит, имеют своего избирателя. И у них есть естественные проблемы с мэрами, которые хотят эту землю пустить под застройку. Задача: взять мандат городского уровня, она при помощи бренда КПСС вполне выполнима.

У коммунистов Богданова трогательные отношения с другой, новой, но не богдановской компартией — «Коммунистами России». «КПСС снялась с выборов в Карачаево-Черкесии по просьбе «Коммунистов России», у которых были шансы преодолеть барьер», — вспоминает Андрей Владимирович.

Именно в этом офисе производят десятки партий, которые могут принести миллиарды рублей.

Честность не прокатила

За первый месяц нового года центр партстроительства посетили активные граждане из Иркутска, Екатеринбурга, Челябинска, Перми, Волгограда, Воронежа, Магадана и Дагестана. Пока наиболее востребованы три партии. Помимо «Союза горожан» и КПСС это Народная партия. На нее претендуют те, кто не нашел общего языка или не смог продвинуться наверх в региональных организациях «Единой России» и «Справедливой России», есть и люди из СПС.

Но политтехнологи уверены, что со временем сгодятся и остальные партии. «Летом, когда дойдет дело до формирования списков старых партий, все, кого там кинут, побегут к нам», — уверен Богданов.

Полностью провальными могут оказаться два проекта: «Партия социальных сетей» (хотя на московских выборах и она может оказаться востребованной) и «За честность». Там и председатели предельно пассивны, и покупатели интереса к товару не проявляют.

«Были партии, которые собирались отстаивать совсем уж крайне либеральные ценности: толерантность к гомосексуализму и наркотикам. Но выяснилось, что они не в состоянии собрать даже делегатов на съезд из половины регионов страны, а уж тем более зарегистрировать региональные организации. Не понимают у нас этого, и проекты не состоялись», — вспоминает Смирнов.

Москвичи выжидают

Москвичи пока арендовать городские ячейки новых партий не торопятся: «Придут перед выборами, — уверен Смирнов. — Задолго до выборов брать на себя содержание парторганизации просто нерентабельно. Нужно содержать бухгалтера. Нужно сдавать отчеты в Минюст, налоговую, соцстрах и так далее. За три месяца отчет не сдали — вам предупреждение и штраф. Еще месяц не сдали — еще предупреждение и штраф в три раза больше. На третий раз ваше региональное отделение закроют по суду. Требуется юридический адрес. То есть нужно снимать офис. Можно, конечно, прописать партию в свою квартиру, но это значит, что ваш адрес выложат на сайте Минюста, к вам домой пойдут всевозможные ходоки из народа. Вы будете обязаны свободно и в любое время пускать домой налоговую, полицию и так далее».

Впрочем, проблему партийных офисов московские власти пообещали решить. Об этом их попросила Госдума. Предполагается, что всем нуждающимся столичным парторганизациям они предоставят один юридический адрес и усадят в одно здание. Вероятно, что под эти цели отдадут часть зданий ЦК комсомола в Лучниковом переулке. Там можно будет проводить и советы непарламентских политических партий, которые сейчас проходят в Госдуме.

Сколько еще будет?

Сейчас Минюстом зарегистрированы 212 оргкомитетов. Сколько же партий у нас будет в итоге политической реформы?

«С апреля каждый месяц количество оргкомитетов будет уменьшаться штук на 30, — считает Богданов. — Это те, кто только подал заявление в Минюст и больше ничего не предпринимал. Срок полномочий этих оргкомитетов — год, и он начнет истекать. Да и не все 58 зарегистрированных сегодня партий доживут даже до ближайших выборов. Есть люди, которые возглавляют две партии (у нас закон позволяет быть председателем партии, не являясь ее членом). Такие партайгеноссе скорее всего сделают выбор в пользу более успешного проекта, чтобы не содержать менее успешный».

По мнению политтехнологов, на ближайшие выборы пойдет около 40 партий, но ни в одном из региональных бюллетеней не будет представлено более двадцати. Так что ЦИКу можно не волноваться: КОИБы такую нагрузку выдержат. Исключение могут составить Москва и Московская область: если там пройдут досрочные выборы в заксобрания, они могут привлечь 35–40 партий.

Что касается партий, созданных непосредственно моими собеседниками, их мнения разделились. Богданов уверен: в сентябрьской кампании поучаствуют все 20, Смирнов считает, что вдвое меньше.

Самый интересный вопрос: пробьются ли новые партии, в том числе сделанные моими собеседниками, в региональные парламенты в сентябре?

«По спискам в заксобрание могут пройти три-четыре партии. И это будут старые партии, — предполагает Смирнов. — Но штука-то в том, что теперь везде выборы смешанные. Одномандатник может идти как самовыдвиженец, а может — как представитель партии. И во втором случае, если он выигрывает мандат, у него будет просто больше прав. Он станет человеком-фракцией и получит все те же права, что фракция «Единая Россия»: иметь равное эфирное время, сможет выдвигать кандидата в губернаторы, получать не только зарплату, но и финансирование своей фракции. Это приличная разница по деньгам. Поэтому, я думаю, возникшая в прошлом году мода быть самовыдвиженцем пройдет, крепкие одномандатники охотно будут пользоваться новыми партиями — и новые партии в парламенты попадут. Думаю, по 2–3 новые партии в каждом регионе за счет крепких одномандатников. Главное, чтобы их потом не заставляли покидать свою партию и вступать в «Единую Россию, как это у нас модно».

— А в перспективе какая-то из новых партий, например, «Родина» и прохоровская партия, вытеснит ЛДПР и «Справедливую Россию» из числа больших партий и займет их место», — предполагает Богданов.

— А сможет ли когда-нибудь одна из созданных вами партий-новоделов создать полноценную фракцию?

— Мы очень активно лоббируем идею блоков после выборов. Набрали 4 партии по 2 процента, но вместе-то у них 8. И если они договорятся — создадут нормальную фракцию. Реакция многих депутатов Госдумы на это предложение благожелательная. Вопрос — что скажет Кремль.

Как заработать еще?

«Наша цель — не заработать на партиях, цель — заработать на выборах, — резюмирует Богданов. — Мы хотим остаться управляющей компанией этих партий, когда они достроятся. Предоставлять им юридическое обслуживание, пиар-сопровождение. Очень бы хотелось, чтобы эти заказы были у нас. А платят всегда хорошо. Собрались вы идти в губернаторы, хотя бы для того, чтобы развлечься, значит, у вас есть лишний миллион долларов. А у нас есть партия. И технологи. Хотите — отправим к вам 70 человек, хотите — 100. Каждый стоит столько-то. С вас мы возьмем 10% от того, что вы потратили на кампанию. И желательно, чтобы вы ее оплачивали через нас, чтобы не было кидалова на местах».

Парадоксальная ситуация, но заработок политтехнологов не зависит от результата кампании. «Премиальных за победу никогда не предусматривается. Есть бюджет — он тратится. Часто проигранные кампании оказываются финансово более выгодными, чем выигранные, — говорит Смирнов. — Потому что под победу иногда берут деньги в долг, принимают на себя обязательства, которые придется исполнять. Проще иметь дело с кандидатами, которые идут не чтобы выиграть, а чтобы засветиться. Или занять третье место, а потом поучаствовать в торге перед вторым туром, как любят делать кандидаты от ЛДПР. Это окупает всю кампанию и еще дает навар».

Бывает у участников выборов и чисто рекламная мотивация. «Например, есть лоббисты легализации оружия. Для них выгодно, чтобы тема звучала, и они готовы заплатить партии, которая в свои ролики вставит этот лозунг. В Москве тема не популярна, а где-нибудь в Сибири, где ходят медведи и бандиты с южных рубежей и у каждого есть ствол, «Союз горожан» вполне может капитализировать тему, — говорит Смирнов. — Или под «Партию курильщиков» можно спокойно найти спонсоров. Можно танцевать от противного: провести мощную кампанию за полный запрет алкоголя. Это посеет панику, цены взлетят, производителю — выгода».



Партнеры