Чавес пробил

Координационному совету оппозиции пора признать свою политическую смерть

28 февраля 2013 в 17:08, просмотров: 36859

После некоторого затишья политико-социальная жизнь в РФ вновь забила ключом. Сенсационные события сыплются на нас одно за другим.

Чавес пробил
фото: Геннадий Черкасов

В частности. Ассоциация православных экспертов (АПЭ), близкая к Московскому патриархату, объявила о планах обратить в христианство целый Китай. (Как говорится в известном эстонском анекдоте, «меньше не имело смысла».) А некий таджикский гастарбайтер «у белого дня на глазах» прямо на столичной улице отобрал у москвича балалайку (хорошо еще, что не водку с матрешкой). Что вызвало новую вспышку дискуссии о введении визового режима со странами Центральной Азии.

Главным же международным событием стало заявление панамского дипломата Гильермо Кочеса о смерти мозга президента Венесуэлы Уго Чавеса. Впрочем, даже если Кочес прав, это не означает, что г-н Чавес должен немедленно отойти от управления своей страной. У нас многие действующие чиновники, депутаты, священноначальники РПЦ МП и т.п. долгие годы функционируют в условиях фактической смерти головного мозга — и ничего.

фото: Александр Астафьев

На этом эпическом информационном фоне мы как-то совсем забыли о Координационном совете оппозиции (КСО), избранном с большим шумом и грохотом в октябре минувшего года. И понятно, почему мы так сделали. Потому что КСО, подобно мифогенному чавесианскому мозгу, скорее мертв, чем жив. Старушка мучилась в высоковольтных проводах решительно недолго: четырех месяцев оказалось вполне достаточно, чтобы убедиться: Координационный совет никаких своих задач не выполнил. Как говорится, инцидент исперчен, дырявая лодка разбилась о быт.

С момента своего создания КСО запомнился следующими мероприятиями, шагами и акциями.

1. Беспрецедентно долгой — по меркам жизни самой организации — разработкой ее же внутреннего регламента.

2. Публичной и слегка вонючей склокой между «умеренной» (Ксения Собчак, Сергей Пархоменко и др.) и «радикальной» (Гарри Каспаров, Андрей Пионтковский и др.) подгруппами в Совете.

3. Проблемами с оплатой избыточно дорогих залов для проведения заседаний.

4. Фактическим срывом протестной акции в декабре 2012-го: КСО, как я все более склонен полагать, сознательно спровоцировал отказ столичных властей согласовать мероприятие, т.к. опасался низкой явки и, таким образом, собственного высокого позора.

5. Формированием неких рабочих групп, которые теперь будут разрабатывать стратегию и тактику КСО.

6. Принятием серии вроде-как-политических заявлений, которые нет смысла даже цитировать в силу их малой значимости и почти полной бессодержательности.

7. Нежеланием и неготовностью организовать в ближайшее время хотя бы относительно массовые митинги и шествия.

Пожалуй, самым заметным событием в жизни КСО стал состоявшийся недавно творческий вечер члена Совета, крупного писателя Дмитрия Быкова в Качканаре (Свердловская область). Как известно, местный депутат сразу после вечера попросил Следственный комитет РФ проверить, уплатил ли г-н Быков налоги с полученного гонорара в 300 000 руб. Писатель пышно и горделиво прокомментировал это примерно так: позорно быть членом КСО и не подвергаться гонениям. Но даже кровавые репрессии против весьма известного литератора не привели к сплочению протестных масс вокруг Совета и народным восстаниям в крупных российских городах.

Больше того, в атмосфере был зафиксирован еще один примечательный феномен, который я бы назвал «феноменом Сыроежкина». Шествие против антисиротского «закона Димы Яковлева», состоявшееся в Москве 13 января сего года, почти еще на излете новогодних каникул, собрало порядка 50 000 человек — и практически безо всякого организационного/финансового участия КСО. В результате выяснилось, что слухи о необходимости титанических усилий профессиональных оппозиционеров по устроению акций и масштабных затратах на их проведение подтверждаются, мягко говоря, не совсем. Кажется, весь 2012 год нас, рядовых участников протестных митингов и шествий, кто-то слегка обманывал.

К настоящим, некартонным выборам в органы власти различных уровней Совет не проявил никакого, то есть ни малейшего интереса. Может быть, потому, что боялся опростоволоситься.

К переговорам с властью КСО тоже так и не приступил. То ли потому, что считает эту власть нелегитимной, то ли просто связаться с Кремлем не смог.

В общем, «не изнемог в бою орел двуглавый, а жалко, унизительно издох».

А теперь зададимся вопросом: могло ли получиться иначе?

Пожалуй, нет, не могло. Скоропостижная смерть КСО была запрограммирована еще на стадии его рождения. Мои друзья и приятели, которых я в свое время отговаривал от участия в Совете, не дадут соврать, что о его печальной судьбе автор этих строк предупреждал еще в августе-сентябре прошлого, 2012 года.

Почему так должно было получиться и получилось?

Потому что оппозиционеры, которые собирались и собрались составить костяк Совета, по своей политической ментальности и приоритетам слишком мало отличаются от якобы ненавистной им власти. Они одной крови. Кровавый режим и его номинальные враги — это сиамские близнецы, только асимметричные: один — большой, другой — маленький.

Как и власть предержащие, «враги режима» склонны к вранью на каждом шагу. Характерный свежий пример так называемого вранья — дело Леонида Развозжаева. Нет, поймите меня правильно: я совершенно не желаю Леониду, с которым лично знаком, ужасов русской тюрьмы. Но зачем было сочинять сказки про похищения и пытки?

Титульные оппозиционеры довольно часто боятся собственной тени (которую пока еще отбрасывают). Они страшатся смелых идей и планов, потому никак и никогда не хотят подставиться. Словно не понимают, что оппозиционная политика в наших домашних условиях — это всегда в той или иной степени авантюра. И побеждает тот, кто умеет в нужное время в нужном месте оказаться авантюристом.

В Barvikha Luxury Village, в самом дорогом и гламурном концертном зале страны, на регулярном концерте гонимого Дмитрия Быкова властители и их зверские противники сидят на соседних креслах, протирая одну и ту же кожу в одних и тех местах.

Как и кремлевцы, титульные оппозиционеры убеждены, что СМИ буквально обязаны о них постоянно говорить-писать, причем исключительно и только хорошее. После выхода этой колонки многие КСОшники тихо или громко заявят, что, конечно, Белковскому за грязный пасквиль заплатил Кремль. (Что, кстати, неплохо было бы сделать. Сейчас закончу текст и пойду позвоню в приемную ВВП.)

Какая уж тут борьба за власть, если по повадкам и наклонностям эти оппозиционеры столь похожи на критикуемых ими путинцев?

Зачем бороться в реале, если можно в 1256-й раз призвать к немедленной отставке нелегитимного тирана и тут же смыться по малой нужде в кусты?

КСО еще мог бы сыграть позитивную роль, если бы сделался площадкой для дальнейшей раскрутки Алексея Навального, самого яркого оппозиционного политика 2010—2011 гг. Но сам Алексей Анатольевич, кажется, так увлекся борьбой со Следственным комитетом России, что времени на политику у него остается все меньше. И председателем КСО — что, с учетом логики и алгоритма создания Совета было бы разумно, — он так и не стал. Говорят, что забоялся.

Вот так у них всё. Это я вам говорю как сторонник оппозиции с 42-летним стажем.

Потому я предложил бы несчастному КСО самораспуститься. Даже не дожидаясь, пока это сделают политическая партия «Единая Россия» и религиозная организация «Русская православная церковь Московского патриархата».

Конечно, сохранить лицо не удастся, но время, силы и деньги сэкономите. Что уже неплохо.



Партнеры