Чубайс — это Россия

Компанию «Роснано» пора ликвидировать

28 апреля 2013 в 14:11, просмотров: 42592
Чубайс — это Россия
фото: Наталия Губернаторова
Анатолий Чубайс

На минувшей неделе одним из главных героев скандальной экономической хроники стал — в который уже раз за свою жизнь в искусстве! — Анатолий Чубайс.

Аудитор Счетной палаты Сергей Агапцов обнародовал леденящие русское коллективное бессознательное данные о некоторых результатах работы возглавляемой г-ном Чубайсом госкомпании «Роснано». Данных этих много, напомню лишь некоторые.

Неудачные инвестиции компании составили, по версии счетнопалатников, более 24 млрд руб. ($800 млн). 1,2 млрд руб. (порядка $40 млн) было перечислено фирмам-однодневкам — то бишь, возможно, на банальное обналичивание. Часть проектов «Роснано» не имели (не имеют) никакого отношения к нанотехнологиям. Например, некий химический склад за $43 млн руб. При этом средняя зарплата в государственной структуре, живущей главным образом за счет средств налогоплательщиков, в 2012 году составляла почти $15 тыс. в месяц, а среди наноруководителей — от 30 до 60 тыс. американских долларов ежемесячно.

На претензии аудитора Анатолий Чубайс отреагировал своим традиционным способом — подменой предмета обсуждения. Он небрежно бросил, что сама проверка Счетной палаты проводилась по запросу 93 депутатов Госдумы от КПРФ. А значит, налицо очередное — миллион первое за минувшие 20 лет — идеологическое столкновение с коммунистами. А по части всевозможных расходов перебор в «Роснано» действительно имел место — но с кем не бывает?

Хотя всевозможные эксперты и наблюдатели учуяли вокруг цифр г-на Агапцова свежий запах зреющих уголовных дел, мне представляется, что переживать за судьбу главы «Роснано» совершенно не приходится. На происходящем он не заработает ни одной лишней морщинки. Ведь у Чубайса — очень мощные заступники и покровители.

Первый из них — президент. Который в ходе своей недавней прямой линии с любопытным народом, отвечая на вопрос пермского чиновника Сергея Маленко о криминальных перспективах начальства «Роснано», внятно объяснил следующее:

— неудачные инвестиции — это вовсе не хищения, а потому сажать некого и не за что;

— у команды Чубайса есть большие заслуги в деле построения рыночной РФ-экономики, и, стало быть, нечего придираться.

Диалектически обобщая сказанное, можно прийти к следующим выводам:

А) все, что в стране украдено и/или будет украдено, возможно, просто неудачные инвестиции, которые уголовному преследованию не подлежат;

Б) былые заслуги перед государством, реальные или мнимые, избавляют от ответственности в принципе.

Таким образом, согласно «прецеденту Чубайса», чиновники и менеджеры госкомпаний могут творить что угодно, аки свободные художники. Ибо ответственность в этой системе не наступает никогда.

Те из нас, наивные и легковерные, кто (и все еще) ожидал какой-то там системной борьбы с коррупцией, могут совсем расслабиться.

Вторым (коллективным) адвокатом Чубайса оказалась, как и всегда прежде, многоликая прогрессивная общественность. Которая давно присвоила нынешнему главе «Роснано» пожизненный и несмываемый титул самого эффективного менеджера страны. И на любые вопросы относительно результатов работы эффективного всегда концентрированно говорила: само возникновение любых подозрений в отношении Чубайса есть происки «кровавой гэбни», которая хочет утопить страну в пучине показательных процессов. И если еще не утопила, то лишь потому, что «Роснано» профукало $800 млн. Эти деньги — гарантия того, что страна окончательно не сползет в бездну авторитарного произвола.

Это если у Анатолия Сердюкова в Министерстве обороны или, скажем, у Игоря Сечина в «Роснефти» что-то пропало, то вот там — воровство и коррупция. А если у нашего Анатолия Чубайса — то это описки и опечатки, несопоставимые с огромной пользой от всех его усилий по становлению капитализма в стране. Правда, альтернативным полушарием мозга прогрессивная общественность признает этот же самый капитализм несколько, так сказать, бандитским. Но Чубайс призван стоять выше не только бытовых подозрений, но и банальных логических противоречий. Которые диалектически преодолеваются в самом Чубайсе как ключевом образе и герое многолетней эпохи.

Во многом так и есть. Как объект теоретико-практического изучения, своего рода труп, выложенный на стол перед пытливым студентом-медиком, Анатолий Борисович чрезвычайно полезен и интересен. На его примере можно понять постсоветскую Россию почти идеально.

Вот что такое, например, эффективный менеджмент в наших домашних условиях?

Это система управления, при которой:

— входящие ресурсы безграничны, ибо их объем определяется только бездонностью казенной бочки — гаранта и спонсора любых «неудачных инвестиций»;

— прозрачные и общепонятные критерии результатов менеджмента отсутствуют в принципе, как класс.

Возьмем, к примеру, большую приватизацию 1990-х гг., главным идеологом и технологом которой был г-н Чубайс. Она должна была, согласно широко объявленному замыслу, примирить народ с идеей разгосударствления собственности и дать понять если не всем россиянам, то их весомому большинству, что все государственное стало частным по-честному (справедливо). Как мы практически знаем, в действительно все случилось ровно наоборот: россияне, в массе своей, склонны считать чубайсову приватизацию воровской и грабительской. Слово «ваучер» стало полуругательным во веки веков. И спас эту приватизацию другой человек — Путин: второй-и-четвертый президент РФ окончательно похоронил любые иллюзии относительно пересмотра результатов большой распродажи госимущества, легитимации собственности путем специальных доплат и т.п. Тем не менее большую приватизацию принято считать несомненным успехом Чубайса. В официальной постсоветской историографии это — аксиома.

Идем дальше. Президентские выборы 1996 года. Перед г-ном Чубайсом, шефом предвыборного штаба Бориса Ельцина, стоит задача: обеспечить переизбрание президента с разумными издержками, легально и легитимно. Чтобы все поверили, что Ельцин действительно победил. А не как, скажем, «Единая Россия» на думских выборах-2011. Итог: только горстка самых романтически яростных ельцинистов сегодня в состоянии считать те выборы честными. Потрачено было, если не ошибаюсь, $400 млн. А президент, ставший очередным объектом суперэффективного менеджмента, заработал по ходу кампании несколько инфарктов, что, кстати, во многом превратило его в заложника собственной семьи и предопределило трансформацию российской власти (политики) образца 90-х в систему «Путин».

Явный успех.

А вы не помните, дорогой читатель, куда делась партия «Союз правых сил», которую создал и фактически возглавлял лучший управленец страны? Кажется, она с треском проиграла парламентские выборы в 2003 и 2007 годах, после чего исчезла с политической сцены навсегда.

Еще один мегауспех.

Впрочем, так все и должно быть по определению (см. выше).

Поскольку, как мы уже выяснили, прогрессивная общественность и Путин относятся к Чубайсу одинаково, Анатолий Борисович преподносит нам еще один живой урок. Он личным примером доказывает, что ценности сторонников власти не сильно отличаются от ценностей тех, кто считает себя ее критиками или даже яростными противниками.

И когда любимый мною Алексей Навальный накануне чахлого кировского суда заявляет, что готов стать президентом и посадить (в тюрьму) Путина сотоварищи, мне хочется спросить по-дружески: а чем это отличается от программы, за воплощение которой столь костерят так называемую «кровавую гэбню»? Смысл политической фразы таков: мы придем вместо вас, получим все ваши гигантские полномочия, после чего вас уничтожим.

Это альтернатива? Или те же пасхальные яйца, только вид сбоку?

Потому-то борьба прогрессивной общественности с Путиным и бесплодна, и — по большому счету — бессмысленна. Эта борьба не имеет моральных оснований. Кто бы ни выиграл, у власти останется один сплошной Чубайс.

Анатолий Борисович, ставший при жизни мировой легендой, в моих советах, конечно, не нуждается. Но все же. Если он сможет вспомнить, что считается не просто свободолюбцем, но без семи минут совестью русского либерализма, то он сделает такие очень хорошие вещи:

— подаст в отставку в знак протеста против преследований Навального и узников Болотной площади;

— попросит заодно президента Путина ликвидировать компанию «Роснано» как совершенно ненужную, но весьма дорогостоящую бюджетную игрушку.

И тогда-то он сможет стать реальным лидером либеральной оппозиции. Чего, разумеется, он совершенно не хочет. Ведь быть в оппозиции к самому себе — шизофрения, как и было сказано.

P.S. Эта колонка написана по заказу ФСБ России и ОАО «Роснефть». Гонорар в полном объеме прошу перечислить на покрытие убытков ГК «Роснано».



Партнеры