Алексей Чеснаков рассказал о «просиживании штанов» в «Единой России»

Бывший идеолог «ЕР» объяснил, что сделал громкое заявление о выходе из партии не в Париже, а в Москве

22 мая 2013 в 18:13, просмотров: 13730

«Единую Россию» в среду покинул член Генсовета партии Алексей Чеснаков - человек, долгое время считавшийся идеологом партии власти. Помимо партбилета, он сдаёт также мандат депутата гордумы города Касимова, с таким трудом завоёванный летом 2012 года. Кстати, именно в Касимове он состоит в первичной организации и туда, согласно уставу, должен подать заявление о выходе.

Алексей Чеснаков рассказал о «просиживании штанов» в «Единой России»
фото: ru.wikipedia.org
Алексей Чеснаков

В «ЕР» уже заявили, что пока заявления Чеснакова не получили. Судя по партийному сайту, единороссы пока официально числят его в своих ряда – к пяти часам вечера его фотографию все еще не убрали из раздела «Генсовет партии». «Вероятно, это новый модный тренд — делать политические заявления, находясь за границей. Вернётся, напишет заявление – рассмотрим», - заявила по этому поводу замсекретаря Генсовета Ольга Баталина.

Как оказалось, коллег смутила страничка Чеснакова в фейсбуке – накануне он разместил там несколько записей о посещении французского ресторана в Париже, с фотографиями вин и блюд. Увы, социальные сети – ненадёжный источник: чарующие гастрономические откровения были записаны уже в Москве, куда политолог вернулся 15 мая. «МК» убедился в этом, связавшись с Чеснаковым по московскому номеру и выяснив, что подвигло его положить на стол партбилет «Единой России».

- Алексей Александрович, что побудило вас принять решение об уходе из партии?

- Я считаю, что должен сосредоточиться на открытых политологических исследованиях, непартийной экспертной работе. Мне кажется, в нынешнем качестве я не приносил партии новых ресурсов, а в таком случае продолжать сидеть на том же месте – это просто просиживание штанов. Это не для меня.

- Но вы же понимаете, как все это восприняли: из «ЕР» уходят ее идеологи – значит, партии конец.

- Каждый воспринимает это как хочет, я своё решение принимал в зависимости от того, что хочу сделать в жизни. Каждый человек на моём месте рассуждал бы так же. Как Медведев сказал – или работай, стиснув зубы, или меняй свою жизнь. Правда, я, даже выйдя из «ЕР», буду радоваться ее успехам и сопереживать ее неудачам – в отличие от некоторых, кто там ещё остаётся…

- На правах независимого эксперта как вы оцените нынешнее положение «ЕР»? Многие считают, что она в кризисе.

- Не вижу серьёзных проблем в самой «Единой России». Главная проблема – отсутствие второй сильной партии и реальной конкуренции. Если у партии нет возможности проигрывать, она превращается в монополиста на политическом поле. На определенном этапе это работало, но сейчас политической системой накоплен запас прочности. Создание второй партии позволяло бы «ЕР» консолидироваться и дало бы некий «образ врага», конкурента. Ведь существующие партии, даже парламентские, не воспринимаются как способные претендовать на власть в случае кризиса.

- Почему бы тогда вам самому не принять участие в создании такой второй партии?

- Мне это уже не интересно. Для этого есть люди, у которых новая энергетика, новы взгляды на партийную политику и внутренняя готовность совершать ошибки, которые они ошибками еще не считают. Я же, как кобра, пережил свой яд в партийной сфере. Не считаю, что мне нужно как пробке в бутылке сидеть на месте и мешать другим подниматься вверх на карьерном лифте. И думаю, что если бы большая часть представителей «Единой России» уступила бы место молодёжи нового путинского призыва, это было бы правильно.

- Но это всё опять о «Единой России», а что кроме неё? Кто может выступить инициатором создания такой второй партии?

- Трагедия в том, что таких политиков нет. Попытки стимулировать развитие политической системы наталкиваются на сопротивление. В любом случае, это уже дело Управления внутренней политики Администрации президента, а не моё.

- А почему именно Управления внутренней политики? Разве не может такая партия появиться сама, снизу?

- Нет, без стимулирования властью это не произойдёт. Надо это признать и не стесняться этого. Всё равно на определенном этапе развития партия выйдет в самостоятельное плавание, даже если сначала ее будут опекать.

- Вот вы сказали, что это задача Управления внутренней политики, а ведь оно эту задачу выполняет: уже на носу съезд ОНФ, фронт активно раскручивают как альтернативу «ЕР»…

- Ну что вы, какая это альтернатива, они же не превращаются в политическую партию. ОНФ и «ЕР» работают на одном идеологическом поле, одними инструментами, даже люди часто одни и те же и там, и там. Неслучайно «ЕР» самый крупный участник фронта. Они не тождественны, но ОНФ не является альтернативой.

- Ваш уход связан с ситуацией вокруг правительства, с отставкой Владислава Суркова? Он тоже выступал с идеей создания второй партии…

- Нет, конечно. Решение принималось задолго до этих событий.

- Предположим, власть не последует вашему совету и не инициирует создание второй сильной партии – что тогда произойдёт?

- Если вторая партия возникнет, то «Единой России» будет трудно, но это единственно возможный для неё путь к превращению в игрока, который останется в партийной системе десятилетиями. Если нет – то всегда будет существовать опасность того, что пока ещё сильная доминирующая партия «Единая Россия» развалится или окажется в неконтролируемой ситуации. Например, неразвитость партийной системы может привести к смещению представительства интересов от чисто партийного к другим формам, как это, собственно, и случилось в декабре 2011 года.

- То есть люди, чьи интересы не представлены в легальном партийном поле, идут на улицы, и хорошо если на Болотную с мирными лозунгами, а не куда-нибудь с «коктейлями Молотова». Это влечёт риски дестабилизации обстановки в стране?

- Скорее риски для политической системы – ухудшение конкурентной политической среды, качества и количества принимаемых решений.



Партнеры