Ждать ли правительству Медведева «большой порки» от Путина?

Пост премьера может занять Валентина Матвиенко, предполагают политологи

5 июня 2013 в 16:04, просмотров: 16451

7 мая президент Путин дал поручение всем министерствам в течение месяца предоставить план исполнения его социальных указов. Что ждет правительство после 7 июня: показательная порка, отставки или же оно продолжит спокойно работать? Об этом размышляют эксперты «МК».

Ждать ли правительству Медведева «большой порки» от Путина?
Рисунок Алексея Меринова

Многие аналитики восприняли майское поручение Путина как начало большой порки. «Задача сопоставима с составлением графика собственных увольнений, — заявил политолог Александр Кынев. — С бюрократической точки зрения это выглядит как издевательство. Сами майские указы президента неисполнимы». Бывший глава аппарата правительства, секретарь политсовета партии РПР-ПАРНАС Константин Мерзликин тоже посчитал, что новое поручение Владимира Путина — «очередное унижение» Дмитрия Медведева, что «вполне в духе взаимоотношений президента Путина с правительством Медведева». Месяц на исходе. Министерства вроде бы предоставили планы. Но не конкретные — на самую ближайшую перспективу, а довольно абстрактные пятилетние. Удовлетворит ли это президента? Тем более, что даже первый вице-премьер Игорь Шувалов признал: планы очень разные по своему качеству.

ДАМа заменит Матвиенко?

Евгений МИНЧЕНКО, руководитель международного института политической экспертизы:

— На данный момент под ударом находятся только некоторые министерства: Минрегион и министерства социального блока. У них есть все шансы оказаться крайними в ближайшее время. Но я не согласен с теми, кто воспринял распоряжения Путина от 7 мая как удар по кабинету или попытку его унизить. Это такая управленческая технология — постоянно держать правительство в тонусе. Думаю, что крайними в социальных вопросах все-таки будут назначены не министры, а губернаторы, и я не исключаю отставок нескольких глав регионов. Перспективы правительства в целом будут зависеть от экономической ситуации.

Медведев может достаточно долго оставаться председателем правительства. Его сила, как ни странно, в его ослаблении. Рейтинг доверия Медведеву упал до 15%, Путин перешел к прямому управлению министрами. Единственный первый вице-премьер нашел в правительстве нишу «комиссара президента в правительстве», который все более укрепляется в позиции «второго премьера». Команда Медведева в правительстве невелика: Абызов, Коновалов, Дворкович. Причем, на мой взгляд, Абызов и Дворкович находятся в группе риска: вероятность их увольнения довольно высока. Остальные министры ориентированы на Путина, Собянина или «красноярскую группу» Прохорова. В таком положении Медведеву проще смириться с ролью технического премьера, которая не будет раздражать Путина.

Смена правительства в ближайшее время мне представляется менее вероятной, но если она назреет, то просматриваются 4 сценария:

1. Для сохранения социальной стабильности (если она вдруг пошатнется), может быть призван социальный премьер, например Валентина Матвиенко.

2. В случае серьезного обвала в экономике и реального ухудшения отношений с Западом может быть сформировано правительство либералов-реформаторов. Кандидаты на роль руководителя такого кабинета очевидны — Кудрин и Прохоров.

3. В случае если Путин решит продолжать курс на национализацию элит, возможно «правительство ястребов», претендовать на лидерство в котором могут Шойгу, Рогозин и Чемезов.

4. Формирование нового тандема взамен демонтированного. В таком случае председателем правительства становится новый преемник Путина, но этот вариант мне представляется самым маловероятным.

Путину выгоден мальчик для битья

Георгий САТАРОВ, президент фонда ИНДЕМ:

— Атмосфера вокруг правительства напряженная: оно, безусловно, несамостоятельно и не защищено позицией президента. У нас были гораздо более сложные времена и вызовы. В начале 90-х перед правительством реформаторов стояли нерешаемые задачи, но оно было надежно защищено авторитетом и позицией Ельцина, поэтому смогло что-то сделать.

С нынешней ситуацией нет ничего общего, и правительству невозможно работать, хотя к показательным выволочкам оно, похоже, уже привыкло. Путин занял очень удобную позицию: он все делает правильно, дает великолепные распоряжения, а кабинет министров чего-то не понимает, не старается и не дорабатывает. Хотя очевидно, что проблемы, которые испытывает страна, связаны не с правительством. Я думаю, что Путин будет использовать правительство в качестве мальчика для битья как можно дольше — до тех пор, пока выгоды от показательных порок не будут подавлены экономическими проблемами, которые на нас наваливаются по полной программе. Экономические проблемы есть уже сейчас: падает производство, замедлился рост ВВП, в будущем году многие экономисты прогнозируют кризис неплатежей в регионах.

фото: Наталия Губернаторова
Пасха-2013. У премьера с супругой и президента прекрасное настроение.

Отставка премьера возможна только из-за эмоционального взрыва

Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий:

— Подавший в отставку вице-премьер Сурков заявил, что 70% указов Путина выполнены, по крайней мере в бумажном смысле этого слова. Осталось только 30%. Владимир Владимирович хочет всех ста процентов, но это невозможно даже на уровне бумагооборота. Потому что идет рецессия, денег все меньше и меньше, нужно снова переходить к практике латания дыр: отрезать рукава, чтобы сделать заплатки.

Пока темпы роста не достигнут 5% в год, найти средства, которые заложены в указах президента, будет невозможно, даже если перестать пополнять резервные фонды. А пополнять их надо, потому что впереди маячит мрачная перспектива упадка цен на нефть. Когда наступит кризис — эти деньги потребуются на спасение экономики. В прошлый раз Кудрин собирал деньги на всякий случай, не зная, понадобятся ли они. Но оказалось, что именно благодаря им российская экономика достаточно благополучно выскочила из ситуации.

Путин уже давал понять: он знает о том, что выполнить все его предвыборные обещания в срок невозможно. Но когда Путин давал 7 мая поручения кабинету, я думаю, у него не было задачи подготовить отставку Медведева. Задача в том, чтобы проводить постоянную дрессировку правительства. Чтобы все стояли навытяжку и выполняли указания. А если указание выполнить невозможно — пусть хотя бы начинают бегать в два раза быстрее.

Президент дрессирует, правительство готовит новые бумаги, в которых будет объяснено, как оно планирует выполнять то, что выполнить невозможно. И привыкает к роли вечно виноватых.

Тем не менее правительство в нынешнем его виде я считаю достаточно эффективным. Конечно, если бы была поставлена задача все изменить, провести экономическую и пенсионную реформу — требовались бы другие люди. Такие, как Гайдар. Нынешнее правительство — это не правительство камикадзе, готовое уйти по первому свистку. Кабинет Медведева — вполне нормальное техническое правительство, не хуже других. Но никогда за всю историю путинского президентства министров не держали в таком жестком кулаке. Касьянову ВВП говорил: будьте поамбициозней. Все. Зубков, да и Фрадков, никогда особенно не критиковался. А кабинету Медведева постоянно нужно быть под ружьем.

Может быть, такое отношение Путина к Медведеву обусловлено тем, что когда-то, пусть и временно, Дмитрий Анатольевич был его начальником. Пусть и начальником в тандеме. Сейчас тандема больше нет, он распался, мы вернулись к персоналистскому режиму, и я предполагаю, что возникло очень много эмоциональных проблем между президентом и премьером. Часть этих эмоций выплескивается.

С другой стороны, Путин должен к 2016 и 2018 годам продемонстрировать какой-то успех. Успеха тоже пока нет. Частично по объективным причинам: замедление темпов роста в мире, частично — по субъективным: наша система, в которой все решается из одного центра, неэффективна. Наша элита предельно консервативна, общество негативно относится к реформам, а эффекта от нефти и газа все меньше и меньше.

Правительство не имеет самостоятельности, но при этом всегда во всем виновато. Если бы в экономике были успехи — то при всех эмоциях вряд ли Владимир Владимирович позволил бы себе устраивать выволочки правительству. А поскольку их нет... Правительство не его, он предложил лишь некоторых министров, так что их жалеть?

Тем не менее Путин пока не может уволить Медведева. При рокировке в тандеме он давал какие-то обязательства, которых не хочет нарушать, но главное в другом: кого назначить вместо Медведева? Где он найдет других министров? Что делать дальше? Какой курс? Сможет ли новый премьер сработаться с президентом? У Медведева с Путиным хоть какая-то совместимость есть, а что будет с другим?

— А зачем Медведеву, бывшему президенту, терпеть такое давление, которое многие считают граничащим с унижением?

— Видимо, он надеется, что в 2018 году возьмет реванш. Хотя, как мне кажется, это пустые мечты. Еще одной рокировки общество совсем уж не поймет...

Что касается 7 июня, то правительство еще раз помучают немножко. Единственный форс-мажор, который мне кажется возможным, — это если произойдет некий эмоциональный взрыв, срыв Медведева и после этого отставка. Если же срывов не будет, то год-полтора все сохранится, как сейчас.

Константин СМИРНОВ, редактор отдела экономики газеты «Московский комсомолец»:

— Еще 30 мая стало окончательно ясно, что угроза Владимира Путина уволить тех членов правительства, которые не могут или даже не хотят выполнить его предвыборные обещания, сформулированные в указах от 7 мая 2012 года, не более чем театральный жест.

Напомним, что на кремлевском совещании 7 мая этого года президент потребовал от всех министров и глав ведомств представить в течение месяца подробные планы действий по реализации майских указов. В конце года Путин пригрозил заслушать каждого министра и принять соответствующие кадровые решения. Вплоть до увольнения.

Министерские планы представлены и даже одобрены на заседании правительства как раз 30 мая. То есть неделей раньше установленного президентом срока. Вот, казалось бы, яркий пример настоящей исполнительской дисциплины!

Но это только на первый взгляд. А на второй — сплошное издевательство и над здравым смыслом, и, главное, приказом самого президента.

Дело в том, что планы министерств рассчитаны на пять лет вперед — до 2018 года. Если кто не сразу все понял, то речь идет о всем третьем президентском сроке Путина. Иными словами, никто в правительстве всерьез предупреждения Путина не воспринял. И все собираются досидеть на своих постах до новых перевыборов.

А за что кого-нибудь можно уволить? Конечно, в том случае, когда будут обсуждаться реальные результаты работы, а не итоги подковерных игр.

Пятилетний план (прямо как в СССР) есть. А какие его даже самые предварительные итоги можно подвести через полгода? Например, Минэкономразвития взяло на себя обязательства по ускорению приватизации ряда крупнейших государственных предприятий и банков. Ну и что? Какой-то процент акций не выставили в оговоренный срок на биржу? Так против конъюнктуры рынка ведь не попрешь.

Или Минтруда тянет с окончательным одобрением и введением в действие новой пенсионной формулы, согласно которой гипотетический работник, вошедший на легальный рынок труда в 1992 году (трудовые отношения во времена Советского Союза — это отдельный пенсионный разговор) и отработавший без учета учебы в вузе 45 лет, может получить пенсию в почти в $1 тыс. Казалось бы, чего тут ждать? Первый такой расчет надо будет провести не ранее 2037 года. Но деньги на такие большие пенсии (впрочем, это сейчас такого рода выплаты кажутся большими, а в 2037-м с нашей 6—7%-ной годовой инфляцией — так себе — фантики) надо искать уже сейчас. А источников Минтруда даже не искал. Там уверены, что этим должен заниматься Минфин.

Ведомство же Антона Силуанова (или, быть может, до сих пор Алексея Кудрина?), в свою очередь, наложило руку на трансферт федерального бюджета Пенсионному фонду. Цифры здесь гигантские. В этом году более 1 трлн рублей (почти 10% расходной части). А в пресловутом 2037-м — 7 трлн. И вот все эти деньги Минфин обязуется перед Путиным запустить в инфраструктурные проекты. Каким образом Минтруда сможет сэкономить эти суммы в ходе пенсионной реформы, Минфин нисколько не волнует. Не его это дело. И еще. Что, Путин останется президентом до 2037 года, чтобы проверить по-взрослому реальные итоги работы Минтруда и Минфина?

А пока Максим Топилин, глава трудового ведомства, попросил президента перенести сроки утверждения новой пенсионной формулы с 2014 года на 2015-й. И за что же тогда его увольнять в конце декабря 2013-го?

В общем, правительство Дмитрия Медведева с аппаратной точки зрения возвело вокруг себя несколько прочных линий обороны. И, видимо, все министры и их председатель намерены просидеть еще не менее пяти лет.

Однако есть два «но».

Во-первых, все зависит от состояния российской экономики. Если, как опасается глава Минэкономразвития Андрей Белоусов, уже этой осенью наступит спад ВВП, то вообще все предвыборные обещания Путина реализовывать будет не на что.

Во-вторых, российские президенты, как показывает история, награждают и милуют подчиненных исходя не из своих публичных заявлений, а каких-то других, тайных предпочтений и даже состояния здоровья. Первый глава России Борис Ельцин как-то раз (а именно 26 февраля 1998 года) посетил расширенное заседание правительства в Белом доме на Краснопресненской набережной. И пригрозил, что трое министров будут публично уволены прямо в ходе своих отчетов. Правда, конкретных фамилий Ельцин не назвал. Но спустя 10 минут президент жестко закашлялся, покинул президиум и не вернулся. В тот день никого не уволили. А 23 марта неожиданно сняли с должности премьера Виктора Черномырдина...



Партнеры