Британские политические партии на грани банкротства

Профсоюзные и лейбористские лидеры разругались друг с другом

16.07.2013 в 09:55, просмотров: 1549

До самого последнего времени небольшой шотландский рабочий городок Фолькирк, лежащий чуть севернее Эдинбурга и Глазго, не был ничем особенно примечателен. И вдруг в начале июля его название побило все рекорды по упоминаемости на страницах британских газет и в выпусках новостей телеканалов. Причина – в Фолькирке беcповоротно и окончательно разругались глава самого многочисленного в Великобритании профсоюза “Юнайт” и лидер лейбористов Эд Милибэнд.

Британские политические партии на грани банкротства
фото: ru.wikipedia.org
Эд Милибэнд

Поводом послужили довыборы в парламент, которые должны пройти в Фолькирке. Лейборист, занимавший этот пост раньше, ушел в отставку и на его место партия предложила другого кандидата. Однако в профсоюзе “Юнайт” с этим выбором не согласились и потребовали, чтобы лейбористы поддержали их кандидата.

По британским политическим меркам это было неслыханной наглостью. Никто не имеет права диктовать лидеру партии, кого выдвигать в парламент. Это исключительно его прерогатива. Однако в данном случае все несколько сложнее.

Именно социалистически настроенные профсоюзы были 113 лет назад инициаторами создания лейбористской партии. И цель ее формулировалась просто – защита в парламенте интересов профсоюзов. В основном, на профсоюзные деньги она и существовала. Члены профсоюзов автоматически становились членами партии и бухгалтерия трейднионов ежегодно перечисляли в партийную кассу значительные суммы.

Но после “ссоры при Фолькирке” лейбористская верхушка решила отказаться от этой традиции. Отныне, как заявил Эд Милибэнд, члену профсоюза вовсе не обязательно поддерживать лейбористскую партию – ни идеологически, ни материально.

Звучит красиво и гордо. Но непонятно, как будут теперь лейбористы обходиться без многомиллионной финансовой поддержки профсоюзов? Ведь по расчетам газеты “The Times”, уже через 5 лет эта партия может оказаться полным банкротом.

Впрочем, конкурентам лейбористов не стоит радостно потирать руки. “Финансы поют романсы” практически у всех крупных британских политических партий. Прошли те времена, когда их членская база исчислялась сотнями тысяч и даже миллионами. В 50-х годах прошлого века Консервативная партия насчитывала около 3 млн. членов, а у лейбористов было чуть меньше миллиона. Сегодня эти числа упали до 170 тысяч человек у тори и 190 тысяч у лейбористов. Третья партия страны – Либерально-демократическая – набирает не больше 49 тысяч.

Ясно, что их членских взносов никак не может хватить на содержание крупной политической партии, которой не обойтись без дорогостоящего аппарата, качественных изданий и пропагандистских кампаний. На все это нужны серьезные деньги, которые могут предоставить только богатые спонсоры из мира бизнеса. В прошлом году 707 таких доноров предоставили консерваторам 13 млн. фунтов. Лейбористы получили 12 млн. фунтов от 661 жертвователя.

Нет никакого секрета в том, что не все эти богатенькие спонсоры – беззаветные альтруисты, помогающие политикам из исключительно высоких соображений. Есть среди них и такие, которые ждут в ответ определенных уступок или услуг. Скажем, увидеть свою фамилию в списке награжденных орденами или аристократическими титулами.

Очевидно, что принимая миллионные дары, партийные боссы вынуждены затем лавировать между обещаниями, данными спонсорам, и принципами неподкупности, которые декларируют. Чем меньше становится рядовых членов и мелких доноров, тем труднее становится “спрятать” крупные подарки, без которых партиям никак не обойтись.

Мэтью Пэррис, бывший депутат палаты общин от консервативной партии, утверждает, что не встречал ни одного тори, который бы в частной беседе не соглашался с порочностью такой системы. Лейбористы и либдемы от нее тоже не в восторге. По выражению министра по делам кабинета Френсиса Мода, “архивные полки ломятся от докладов, посвященных проблемам партийного финансирования”.

Многие аналитики полагают, что единственный выход – переход на общественное финансирование политических партий. То есть брать деньги из кармана налогоплательщика. Очевидно, что такое решение будет крайне непопулярным среди избирателей.

К тому же, как полагает известный политический наблюдатель Эндрю Рамсли, электорат вполне возможно потребует значительных перемен в системе выборов. Например, внедрения праймериз при определеннии окружного партийного кандидата. Когда вопрос, кому избираться в парламент, решает лидер партии, такой выдвиженец будет куда послушнее, чем кандидат, самостоятельно добившийся доверия товарищей по партии. Консерваторы уже попробовали такой способ в паре округов и получили весьма обнадеживающие результаты.

Другая возможная перемена, о которой все громче говорят в политических кругах – это прямые выборы премьер-министра. Сторонники этой идеи считают, что, по сути дела, избиратели уже сейчас голосуют не столько за партии, сколько за их руководителей. Опросы показывают, что на последних выборах они отдавали предпочтение в первую очередь Гордону Брауну, Дэвиду Кэмерону или Никку Клеггу, и только во вторую – лейбористам, консерваторам или либдемам.

Премьер, избранный напрямую, не будет ограничен партийными рамками в выборе политических решений. У него возникнет возможность привлекать к управлению страной квалифицированных специалистов со стороны.

Еще рано судить, по какому сценарию будет развиваться политическaя реформа в Британии. Очевидно одно – решение лейбористов о разрыве с профсоюзами, вольно или невольно запустило процесс больших перемен в политической жизни Соединенного королевства.