«Иду в мэры. Ройзман»

Кандидат в мэры Екатеринбурга отказался от денег Михаила Прохорова

21 июля 2013 в 17:55, просмотров: 6763

Мы встретились в славном городе Екатеринбурге с кандидатом в мэры Евгением Ройзманом. Основатель фонда «Город без наркотиков» рассказал журналистам о своей предвыборной компании, конкурентах и поддержке жителей. Не обошлось без сентиментальностей.

«Иду в мэры. Ройзман»
Рисунок Алексея Меринова

Ройзман: «Начнем с неприятного. С приходом нового губернатора началась массовая прослушка телефонных звонков. Все — неважно, жители, предприниматели, — когда начинают говорить, оставляют телефоны в другой комнате, вынимают батарейки. Полицейские способны через полчаса выкладывать диалоги в интернет, использовать геолокацию. Но самое ужасное — злодеи используют распечатки для организации заказных убийств. Запредельная даже по нашим меркам история.

Меня совершенно официально прослушивали. Такая информация составляет государственную тайну-то есть власти как бы обязаны охранять подобные сведения. В один прекрасный день ко мне пришли люди. и положили на стол стопку бумаги. Там — все мои разговоры, причем по всем трем телефонам. Есть еще один — секретный. Этот номер никто не знает. Сказали, что нашли все это у бывшего сотрудника прокуратуры Алексея Карпова — организатора серии заказных убийств (как сообщается в ЖЖ Ройзмана, Карпов 2010 году «заказал» своего бухгалтера — «МК»). Он получал эту информацию у сотрудников губернатора, при этом находясь в федеральном розыске. Я написал в ФСБ — мне пришел ответ. От 8 июля было возбуждено уголовное дело. Это очень серьезно: раньше вообще не было подобных прецедентов. Лед тронулся».

- Прокомментируйте информацию, будто Михаил Прохоров уговаривал вас выдвинуться в мэры.

— Я не девочка, чтобы Прохоров меня уговаривал. Он мне, глядя в глаза, сказал: "Ты понимаешь, что у тебя нет выбора?".  Я ответил: "Понимаю".

Я исследователь, историк, у меня много интересных проектов, 4 книги, готовых к печати. Заняться, в общем, есть чем. Был серьезный вопрос — готов ли я от этого всего отказаться, чтобы отдать 5 лет жизни своему городу? Четыре месяца думал, взвешивал «за» и «против» и принял решение. Готов.

Михаил, однако, предлагал финансовую помощь — мы не взяли и не потратили ни одной копейки его денег. Есть решение: это мой город, тут много товарищей. Компания должна финансироваться здесь, на месте. Здесь, в своем городе, мы справимся сами.

фото: Дмитрий Каторжнов

- Как будете работать, если станете мэром?

У нас в Екатеринбурге мэр — не хозяйственник, он метлой не машет. Он — председатель городской думы. Такой дополнительный депутат, только не окружной, а общий Это в чем-то ограничивает, в чем-то же сильно развязывает руки.

Я, когда еще работал в Думе (Ройзман был депутатом Госдумы 4 созыва — «МК»), постоянно принимал жителей. К такой работе я привык. Когда через тебя проходит 40 человек в день, начинает складываться картинка — что где изменить, какие структуры реформировать. Формируется система знаний — что конкретно нужно горожанину.

- Что измените в городе?

- Проблемы во всех крупных индустриальных городах общие: тарифы ЖКХ, качество дорог, жизни, безопасность на улицах, детские сады. По последнему есть хитрая идея. Что обычно отвечают на вопрос о садиках? «Нууу, будем строить больше садов…» Не, неправильно. Нужно выделять дотации частным садикам. Чтобы там были в каждой группе бесплатные места, за которые платит бюджет. Это получается куда дешевле, чем строительство новых садов. Плюс уровень обращения с детьми куда лучше.

Я стараюсь отойти от размытых фраз в программе. Кстати, она еще не готова. У нас есть умник, тоже кандидат, который говорит: «Метро — городу!» Зашибись. Кто против-то? Давайте говорить конкретно. Какое метро, где, когда, почем. В Америка есть такая история: по прошествии половины срока мэра люди смотрят, сколько процентов своих обещаний он выполнил. Меньше 40% — до свидания, машут ручкой. А как вот этих чудаков проверять?

Я еще в 2005 году внес законопроект, где говорил о том, чтобы за распространение наркотиков сажали вплоть до пожизненного. В 2013 году закон наконец был принят: мои фразы взяли за базу.

- Как обстоят дела с предвыборной агитацией?

Нам все до единого рекламные агенства отказали в биллбордах, в эфире. У нас нет ни единой растяжки, ни одной минуты в телевизоре.

Вот езжу на машине, у меня на заднем стекле написано: «Иду в мэры. Ройзман». Люди радуются, сигналят, кто-то руками машет. В первый день, когда я объявил, что буду баллотироваться, сотни людей вышли на улице с плакатами.

Никто не говорит, что будет легко. Мой самый сильный оппонент — административный ресурс. На кого упадет лечебная длань администрации, тот и будет самым мощным соперником: все же понимают, как это работает. Впрочем, я лично не вижу в остальных кандидатов ничего страшного: в них мотивации. Я родился в Екатеринбурге, я люблю свой город, где жил еще мой дед. Все памятники могу перечислить. А что они? В общем, бороться мы будем с чиновниками.

Могу сказать точно — компания будет тяжелой, компания будет жесткой.

- За последнее время если не основной, то опорной темой многих выдвиженцев стала иммигрантская проблема. Как будете её решать?

У меня добрые отношения со многими главами общин. Кстати, у нас в преступной сводке почти отсутствуют китайцы, вьетнамцы и — уже — узбеки. Они долгое время торговали героином, но последние полгода мы выезжали, наверное, раза три за ними. То есть узбеки — молодцы, исправились.

Абхазы, греки готовы сотрудничать. Это меня радует. Я не вижу ничего плохого в том, что люди приезжают — тем более, если они приехали не пилить, а работать, учиться и учить других.

Сейчас начальник полиции Екатеринбурга — москвич. Это нонсенс! Начальник должен знать город, как свои пять пальцев. Вообще, есть идея, чтобы начальник полиции был сродни шерифу — вбирался бы Екатеринбуржцами. И отчитывался бы не перед начальством, а перед горожанами.

Тут Евгений решил немного отойти от скучного формата пресс-конференции и начал рассказывать о своих картинах. Ройзман — известный коллекционер творчества Екатеринбургских художников. Показал уменьшенную копию машины на которой он выигрывал чемпионаты по внедорожью. «Даже дверка открывается, — обрадовал репортеров Ройзман и рассказал историю одной из картин. — Как-то ко мне пришла женщина и поведала печальный сюжет. Вот, у нее есть подруга, бывшая учительница, рисует. Никому картины не показывает, плачет, жалуется, чуть не вешается. Я попросил сфотографировать рисунки и мне показать. Удивился, всё скупил для музея. Она очень рада, по сей день звонит, благодарит. Или вот эту посмотрите – как четко отражена атмосфера советской столовой! Какие подносы,краски! Помните, томатный сок с солью...



Партнеры