Детройт ушел в дефолт: уроки для Америки и России

Надо ли спасать тех, кто обанкротился из-за бесхозяйственности и коррупции?

22 июля 2013 в 14:07, просмотров: 5542

Детройт – не первый город-банкрот в американской истории. Но самый крупный. Более масштабным банкротством могла стать, но не стала ситуация полной неплатежеспособности Нью-Йорка в 1975 году. Спасителем самого большого города Америки стал профсоюз учителей, вложивший $150 млн. из своего пенсионного фонда в долговые обязательства Нью-Йорка – выпущенные городом ценные бумаги, ценность которых в глазах инвесторов была равна нулю.

Детройт ушел в дефолт: уроки для Америки и России
фото: Геннадий Черкасов

Сегодня никому не нужны ценные бумаги Детройта – их официальный рейтинг является «мусорным». Не видно на горизонте и богатых профсоюзов, готовых поделиться своей кассой с городом-неудачником. С 1975 года много воды утекло: профсоюзное движение сжалось до минимальных размеров – в американских профсоюзах состоит лишь около 11% всей рабочей силы; экономика США с трудом выздоравливает после «Великой рецессии» 2008 – 2009 годов; государственные органы всех уровней сокращают свои бюджеты – у вышестоящих органов мало возможностей помогать нижестоящим. А в случае с Детройтом имеет место еще и нежелание помогать: белые республиканцы, которые правят штатом Мичиган, не проявляют большого сочувствия по отношению к черным демократам, управляющим городом Детройт. Вы, мол, «гуляли по буфету», вы профукали городские финансы – вы и расхлебывайте эту сгоревшую кашу.

Говоря о причинах детройтского банкротства, аналитики называют прежде всего непомерное бремя пенсионных обязательств города – в соответствии с коллективными договорами, которых добились для себя профсоюзы госслужащих. С аналогичной проблемой борются власти многих других городов США – Чикаго (штат Иллинойс), Санта-Фе (штат Нью-Мексико), Окленда (Калифорния) и других. Как указывает газета The Christian Science Monitor, пенсионные обязательства ряда городов в пять раз превышают их операционные доходы. Поэтому власти ряда штатов стали принимать законы, позволяющие муниципальным образованиям пересматривать «кабально-социальные» соглашения с профсоюзами. В 2011 году такой закон был принят в соседнем с Мичиганом штате Висконсин, а в 2012-м и в Мичигане.

В бедах Детройта также винят кризис американского автопрома, который на дальних подступах начался еще во время арабского нефтяного эмбарго 1973 года: дефицит бензина, заоблачные цены на горючее открыли дорогу на американский рынок малолитражным конкурентам из-за рубежа, потеснившим детройтских автогигантов с их просторными, прожорливыми машинами. В последующие десятилетия иностранные конкуренты оттяпали у «большой тройки» Детройта – корпораций «Форд», «Дженерал моторс» и «Крайслер» – огромный кусок рынка. Не только глобального, но и «домашнего», американского – например, в течение ряда лет самыми продаваемыми в США моделями легковушек становились японские «Тойота-Камри» и «Хонда-Аккорд». «Иностранцы» («Ниссан», «Мазда», «Хонда», «Тойота», «Мерседес», BMW и многие другие) укоренились на американской земле, открыв в США десятки сборочных заводов. Детройтский автопром отставал по экономичности, надежности и высокотехнологичности машин. В 2007 году «Тойота» обошла «Дженерал моторс» по глобальным продажам, став самой большой компанией мира по количеству продаваемых автомобилей. Потом грянула «Великая рецессия», и автопром США в буквальном смысле слова «дошел до ручки»: государству пришлось включить «ручное управление» и спасать автомобилестроительные концерны деньгами налогоплательщика.

Но главной причиной банкротства «Города моторов», как считает кризисный управляющий Детройта Кевин Орр (его назначил губернатор-республиканец штата Мичиган Рик Снайдер), является неправильный менеджмент – коррупция, кумовство, некомпетентность. Вот уже полвека городом бессменно правят демократы – это само по себе плохо, отмечает газета The Washington Post: государственная власть без сменяемости всегда неэффективна и не идет на благо гражданам. После расовых бунтов 60-х годов жители Детройта в 1973 году впервые избрали на пост мэра чернокожего; Коулмэн Янг занимал должность городского головы с января 1974 по январь 1994 года – опять же, слишком долго. Его двадцатилетнее правление привело к тому, что город глубоко увяз в долговой трясине и его долговые обязательства получили «мусорный» рейтинг.

Потом мэром восемь лет был другой афроамериканец, Деннис Арчер, который восстановил нормальный инвестиционный рейтинг Детройта – при нем дела шли вполне прилично (так что дело тут не в расе, а в личных качествах и, конечно, в экономической конъюнктуре – в 90-е годы экономика США была на подъеме). Ну, а потом пришел еще один чернокожий мэр, Кваме Килпатрик, перечеркнувший все достижения своего предшественника. Просидев шесть с половиной лет в кресле мэра, он досрочно покинул его, когда ему были предъявлены обвинения в даче ложных показаний и препятстствовании отправлению правосудия. После условно-досрочного освобождения (УДО) из тюрьмы в 2010 году Килпатрик получил второй приговор (до пяти лет тюрьмы) за нарушение режима УДО. А в 2013-м ему в третий раз предъявили уголовные обвинения – на этот раз в вымогательстве, получении взяток и мошенничестве. Находясь в заключении, он ожидает вынесения нового приговора, который, по прогнозам, будет очень жестким – от 20 до 30 лет тюрьмы.

Сегодняшний Детройт являет собой картину «Фашист пролетел»: заброшенные здания, разбитые дороги, грязь, нищета, преступность... Все, кто мог, давно отсюда уехали. Что будет с этим городом – неизвестно. Возможно, его вообще ликвидируют как город и разделят между прилегающими муниципалитетами. Сейчас в Америке обсуждают не столько судьбу Детройта, сколько будущее многих других городов, так же, как Детройт, пострадавших от экономического спада и «плохого управления», как сдержанно именуют в Америке чиновничью коррупцию и некомпетентность.

И то, и другое в изобилии присутствуют и в России – от Дагестана до Сибири. Здесь тоже немало муниципальных образований и даже целых субъектов федерации, которые не в состоянии себя прокормить, но при этом их начальство виртуозно «гуляет по буфету» и устраивает дорогостоящую показуху. Будет ли государство вытаскивать их из долговой ямы вплоть до госбюджетного «развязывания пупка»? Или даст обанкротиться – по стопам города Детройта?

Поскольку экономика России находится не в самой лучшей форме, решение этой дилеммы может оказаться весьма болезненным.

Илья Бараникас, собкор «МК», Нью-Йорк



Партнеры