Как Шойгу сеет в армии разумное

Корреспондент «МК» побывал в первой научной роте

30 июля 2013 в 16:40, просмотров: 5280

Ряд нововведений в системе набора на срочную военную службу, заявленные Сергеем Шойгу после назначения на должность министра обороны, по началу вызывали недоумение. Среди них – так называемые «научные роты», куда предполагается определять исключительно выпускников гражданских технических вузов. Как именно всё это будет выглядеть было совсем не понятно, что дало повод комментаторам язвить: дальше будут роты юристов, экономистов, а там и до подразделений артистов дело дойдёт. Но уже сейчас, буквально через месяц после начала эксперимента, становится ясно: это изящный и эффективный подход к решению застарелой системной проблемы.

Как Шойгу сеет в армии разумное

На самом деле ничего необычного или радикально нового в научных ротах нет. Это, фактически, распределение призывников по должностям в чётком соответствии с их гражданской профессией и областью интересов. Только вот из-за общей неразберихи с комплектованием Вооруженных сил, ставшей следствием десятилетия непостоянства руководства Минобороны в подходе к профессионализму рядовых кадров и общем отсутствии системного видения у горе-реформаторов прошлых лет, начинать такое профраспределение приходится только в тех направлениях, где оно сейчас возможно.

На данный момент наиболее подходящими для такой задачи оказались ВВС. Основная часть научного и учебно-практического потенциала этого вида войск сейчас сосредоточена в Воронеже, на базе Академии имени Жуковского и Гагарина. Здесь уже сейчас функционирует первая научная рота, пусть пока и не в полную силу: из предполагаемых 60 человек в ней пока служат только 35. Но все без исключения очень довольны. В этом смогли убедиться заместители министра обороны Николай Панков и Олег Остапенко, побывавшие в академии во вторник в компании главкома ВВС Виктора Бондарева и губернатора Воронежской области Алексея Гордеева.

Воронежская научная рота разделена на три взвода: гидрометеорологических процессов, явлений разделения воздуха высокого и среднего давления; развития и совершенствования конструкций летательных аппаратов, авиационных двигателей, пилотажно-навигационных и радиолокационных комплексов; радиоэлектронной борьбы со средствами противника и оценки снижения заметности и защиты информации в автоматизированных системах управления. Научные руководители с восьми факультетов Академии отбирают себе по 2-4 солдата, определяют с ними научные задачи и весь год службы идут к их решению.

Одни должны создать цифровую замену морально-устаревшим аналоговым приборам контроля работы авионики, другие повышают КПД турбореактивного двигателя путём решения проблемы вторичного завихрения воздуха на концах лопаток, третьи изучают возможные угрозы безопасности автоматизированных систем управления и определяет для них критерии уязвимости и устойчивости.

При этом под руководством научников солдаты трудятся с девяти утра до двух часов дня по будням, а с полчетвертого до полседьмого работают самостоятельно. Вторую половину субботы и всё воскресенье бойцы научного фронта полностью предоставлены сами себе. Живут солдаты на территории Академии, в только что построенных новых и чистых (особенно в сравнении с многими гражданскими общагами) общежитиях, рядом с курсантами, которые по большей части их моложе. Едят все вместе в одной столовой. Так что никакой почвы для неуставных отношений не возникает.

Больше половины солдат роты окончили Воронежский государственный технический университет, хотя есть и выпускники из Рыбинска, Уфы, Тамбова, МИФИ и МФТИ. В основном срочники-научники рассматривают свою службу как достойную альтернативу обучению в аспирантуре (единственном легальном способе «откосить»). Им интересны поставленные перед ними задачи, устраивают условия и распорядок дня, они рады, что на срочной службе они не утратят приобретенные профессиональные навыки, а напротив, могут получить бесценный практический опыт и навык реальной работы «на результат». Есть среди «первых 35» и те, кому показалось любопытным озвученное пока лишь в теории предложение: при успешных результатах работы им предложат офицерское звание и контракт.

Николай Панков по итогам поездки выразил своё удовлетворение и сообщил, что осенью будут созданы ещё две роты: в интересах ВМФ и ВКО, а также, возможно, рота гуманитариев. Ранее уже говорилось, что выпускники истфаков вполне могли бы помочь разбирать военные архивы и бороться с искажением истории.

Пока не ясно, являются ли профессиональные роты плодом системного подхода Шойгу к решению проблемы, или это скорее интуитивное решение. Но на примере Воронежа ясно: это попадание «в десятку». И даже роты юристов и экономистов перестают казаться чем-то странным. Ведь они способны выполнять в соответствующих структурах Минобороны рутинную работу, при этом получая необходимый начальный опыт, а само ведомство в таком случае сможет заметно сэкономить на зарплатах гражданскому персоналу.



Партнеры