Мат интернету. Мизулина наконец получила ценные советы

На круглом столе в Госдуме лишь двое признались, что не используют нецензурную лексику

30 июля 2013 в 17:14, просмотров: 16028

Ни лето, ни отпуск не остановили депутатов, озабоченных проблемой засилья мата в Интернете. На круглом столе в Госдуме обсуждалась проблема необходимости и технической возможности фильтрации нецензурщины, а также перспектива принятия закона на эту тему. Депутаты опять готовы «бить по хвостам»,- так определил эту затею замглавы Роскомнадзора Максим Ксензов.

Мат интернету. Мизулина наконец получила ценные советы
фото: Наталия Губернаторова
Елена Мизулина

Глава Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина («СР») сначала долго говорила о том, какая гадость этот мат, и хвалила британского премьера Кэмерона, недавно призвавшего оградить детей от «мерзкого контента» в Интернете. «Мы хотим посоветоваться, насколько способно само интернет-сообщество справиться с задачей очищения интернета от

засилья ненормативной лексики

»,- так поставила задачу г-жа Мизулина, дав понять, что иначе придется помочь законодательными мерами.

«Государство не собирается блокировать интернет-сайты за мат, но интернет-сообщество должно вынуть голову из песка и начать очищаться»,- успокоил сидящих тут же представителей этого сообщества сенатор Руслан Гаттаров. Он предложил обратить внимание сначала хотя бы на школьный Интернет, а то после окончания нацпроекта «Образование» директора остались «один на один с проблемой»: «эффективных фильтров контента нет, поддержки школам нет». По статистике, приведенной им, почти 50% запросов со школьных компьютеров - на детское порно.

«Это не охранники в ночное время?» - вмешалась г-жа Мизулина. «Или учителя?» - развил тему глава Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Алексей Митрофанов («СР»). Может быть, согласился сенатор - «летом статистика ухудшается»...

Денис Давыдов («Лига безопасного Интернета») заверил: технические возможности вычистить мат из Сети есть, и предложил ставить фильтр на нецензурные слова и прочие гадости на компьютеры пользователей «по умолчанию», в обязательном порядке, а отключать его - только по заявлению самого пользователя, если он совершеннолетний. Эта идея многим понравилась. Но для иностранных компаний, предупредил г-н Давыдов, наши правила не писаны.

Г-н Митрофанов заявил, что правила реальной жизни неизбежно будут распространены на виртуальную, и чем больше людей пользуются сетями - тем раньше это произойдет: «Надо лишь понять, будем мы сейчас это делать, приняв политическое решение, или через год-два». Но сейчас «навешивать все на интернет-компании сразу не стоит», с 1 августа и так вступает в силу «антипиратский закон»...

Наталья Крюкова (Российский институт культурологии) произнесла здравые слова о том, что «обилие мата в Интернете - всего лишь индикатор состояния общества, скрытая агрессия в котором пока проявляется вербальным образом», и призвала не очень усердствовать с запретами и разного рода ограничениями.

Тут Матвей Алексеев, исполнительный директор Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета, предложил поднять руки всем, кто хоть раз сказал матерное слово. Руки подняли почти все. (Приятными исключениями стали г-жа Мизулина и г-н Митрофанов).

По мнению г-на Алексеева, достаточно семейных фильтров, надо просто учить родителей их выбирать и устанавливать. Он сказал, что интернет-компании готовы сделать портал, куда выложат для учителей и родителей все программы фильтрации, и перечень сервисов, «куда детей лучше не пускать». «Интернет - сложная система, и буквально каждое движение законодателей вызывает у нас холодный пот, потому что всё может рухнуть»,- заявил он. Но сенатор Гаттаров попросил «не пугать»: «Это старая как мир отмазка - не лезьте, мол, в железку, иначе убьет. Ничего не будет, и лезть будем!»

Первая замглавы Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Баталина («ЕР») призналась, что сама как родитель не очень представляет, какие фильтры есть и как их поставить. «В обычной жизни мы ограничиваем использование бранных слов не только потому, что это вопрос культуры, но и потому, что есть административная и уголовная ответственность за оскорбление или клевету»,- сказала она, и поддержала идею «перенести требования к СМИ на Интернет в целом». Впрочем, и без фильтров оскорбленным никто не мешает подать заявление, как это и сделали г-жа Баталина и г-жа Мизулина, и результатом может стать уголовное дело...

Смирнов Александр (ВНИИ МВД России) усомнился в том, что проблема мата в Интернете столь общественно опасна: «Это один из наименее деструктивных контентов, и в документах Совета Европы о нем вообще не упоминается». А Марина Янина (Яндекс) напомнила: уже сейчас пользовательские соглашения, с которыми граждане соглашаются, не прочитав, содержат требование отказа от ненормативной лексики.

Администратор российский Википедии Станислав Козловский тоже пытался доказать, что фильтровать глобально тысячи производных от 4 матерных слов, всю нецензурную лексику и эвфемизмы невозможно, а запретить взрослым использовать такие слова вообще - нереально. «Эти слова могут использоваться не только для оскорбления, но и в анекдотах, для разрядки. А Кэмерон - по сути, враг России, выступал за ее изоляцию»,- бросил он камень в депутатский огород. «Не выступал он! Это канадец!»,- вмешался г-н Митрофанов. «Выступал, всё записано!»- не сдавался Козловский, и предложил развернуть рекламную кампанию против мата - например, развесить «баннеры с портретами политиков и надписями «Я не ругаюсь матом. А ты?» и тот, для кого этот политик авторитет - может быть, последует их примеру».

«Если хотя бы убрать из Интернета пяток самых жестких слов, и то было бы хорошо»,- подвела итог г-жа Мизулина. Но как это сделать?

Тест, проведенный ранее, показал, что найти для баннера политика, не ругающегося матом, будет непросто...

Смотрите видео «Мировые шедевры без мата, секса и с мороженым вместо сигарет»



Партнеры