Мы крутые, базара нет

Но кого наказали на самом деле, зачистив рынки?

31 июля 2013 в 18:01, просмотров: 43588
Мы крутые, базара нет
фото: Геннадий Черкасов

Сколько я себя помню, все спасали бабушку.

Ту самую, которая несет на рынок трогательно выращенную на своей скромной грядке редиску. Эта бабушка несет редиску на рынок, чтобы передать тепло своего сердца в виде редиски простому покупателю. Но на подходе к рынку ее встречают злобные враги (перекупщики, кавказцы, местная мафия), которые гонят бабушку прочь. И дома, заливаясь слезами отчаяния, она съедает свою редиску.

Потом много лет все защищали картошку и капусту.

То есть сначала все интересовались, почему картошка и капуста на рынке такие дорогие. СМИ поясняли, что к Москве на всех парах несутся из регионов грузовики, наполненные этими и прочими овощами и фруктами, но на подъезде их перехватывают злобные враги (местная мафия, перекупщики, кавказцы), которые гонят грузовики прочь. Или заставляют продавать картошку им.

И несчастные водители, плача, продают всё перекупщикам, так и не подарив москвичам теплоту своей картошки в виде ее низкой цены.

Короче говоря, все эти годы мы сочувствовали труженикам полей и осуждали рыночную мафию. Правда, так и не стал понятен ответ на вопрос, почему за все эти годы мы не смогли помочь редиске и картошке доехать до рынка. Почему не побороли мафию. Хотя понятно, конечно. То, что не давало доехать, называлось коррупцией, и, как выяснилось теперь, в России она непобедима.

Поэт в России больше чем поэт. А рынок больше чем рынок. Проблема картошки давно решена — цена на нее максимально высокая, но продукты уже никого не интересуют, ибо рынок пошел в политику.

Поясню. Как известно, недавней сенсацией стал поразительный случай, когда полиция на рынке пыталась задержать предполагаемого насильника. У этого насильника школьницы тут же, на рынке, нашлись ярые защитники, которые набросились на полицейского Антона Кудряшова и проломили ему голову. И вот во вторник суд арестовал Магомеда Расулова и Халимат Расулову, обвиняемых в покушении на жизнь правоохранителя, более того, им светит чуть ли не пожизненный срок.

Нападать на полицейских — это последнее дело, так что арест справедлив. И, казалось, история закончена, но вдруг…

В понедельник при поддержке ОМОНа было зачищено три рынка в Западном округе Москвы, где произошел инцидент. Было задержано около 470 человек. 397 из них, по словам полицейских, нелегально проживали в Москве. Правонарушителями оказались представители республик Северо-Кавказского федерального округа, Средней Азии и различных регионов России.

Во вторник зачистки прошли на рынках Юго-Западного округа — задержали 560 человек. Среди задержанных 30 человек — выходцы с Северного Кавказа. Остальные из Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Киргизии.

Дальше — больше. Принято решение, что рынок, на котором произошел инцидент, будет закрыт. Причем начальство утверждает, что закрыть его хотели давно, да все руки не доходили. А теперь дошли. Но с избиением полицейского это никак не связано.

В общем, послушав всю эту информацию, отметим удивительное.

Первое удивительное в том, что в преступлении подозревается житель Дагестана, а зачистка коснулась… да кого она только не коснулась. Второе удивительное то, что зачищать стали и другие рынки, хотя там полицейских никто не бил. Третье — что «виноватый» рынок решили вообще закрыть.

А теперь спросим себя: так кого наказали?

Двух преступников? Если докажут их вину, то да.

Нелегальных иммигрантов? Да, их, видимо, вышлют.

Но почему решили закрыть рынок?

Отсюда начинаются главные вопросы.

Этот рынок, видимо, какая-то грязная клоака? Но если клоака, то почему не закрыли раньше? Онищенко-то где был? А если там было почти сто процентов нелегалов, то почему их раньше не задержали? Кстати, что заменит закрытый рынок? Супермаркет?

Чувствуете, все это как-то странно. А раз странно, давайте попробуем разобраться.

Случилось преступление: разбушевавшийся хулиган ударил сотрудника полиции. Ударил вроде бы не кастетом, как теперь говорят отовсюду, ударил голой рукой — на кадрах видеосъемки хорошо видно кулак, летящий в голову капитана Кудряшова. Далее сотрудники полиции, присутствовавшие при этом, попросту опозорились — хулиган скрылся с места событий как ни в чем не бывало. Сейчас они объясняют это тем, что собралась большая толпа и применять оружие было бы неправильно. Давайте согласимся с этим — еще не хватало перестрелки на рынке. Но согласимся и с тем, что полицию как бы унизили.

А чем смывать унижение? Ответными мерами!

Скажем сразу: в какой бы стране ни произошло подобное, полиция вела бы себя точно так же: зачищала бы район и нагоняла жуть на местных преступников.

Но что зачищать в Москве? На кого нагонять жуть?

Тут проблема. Зачищать весь район нельзя, выборы на носу. Нагонять жуть на дагестанскую диаспору тоже нельзя — Олимпиада на носу. Да и за дагестанцев, чеченцев и прочих представителей кавказских народов есть кому заступиться. Не станут терпеть на Северном Кавказе нарушений прав своих граждан, как бы те ни хулиганили в Москве. И Кремлю не с руки портить отношения с этими республиками — как бы чего не вышло!

И тогда возникает легкое решение: почему бы тогда не зачистить рынки и не нагнать жути на гастарбайтеров? И началось.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять: зачистки рынков наверняка получат горячее одобрение у электората. Ведь там же спекулянты и торгаши! Управа и префектура не станут защищать рынки — с супермаркетами и сетями «работать» проще. А кто расстроится, если гастарбайтеров в Москве станет меньше? Да вся ксенофобски настроенная часть населения будет только рукоплескать и сыпать в урны бюллетени пачками.

Но, может, кто-то заступится за узбеков и таджиков, которые в ситуации с избиением полицейского совсем ни при чем?

Не заступится. К примеру, президент Узбекистана Ислам Каримов недавно заявил: «Те, кто уезжает на заработки в Россию, — лентяи и бездельники, позорят там наш народ тем, что метут улицы». Руководство Таджикистана тоже далеко от мысли защищать своих граждан — по сути, сегодняшних кормильцев республики.

И вот «трясут» рынки, но собирают в автобусы и автозаки только тех смуглых граждан, у которых нет российских паспортов, — читай, узбеков и таджиков, иногда азербайджанцев.

У автора нет никаких намерений защищать нелегалов, однако вопрос эффективности «наведения ужаса» правомерен.

Какова его польза? Власти проделывали подобное сотню раз, но высланные сотни заменяли прибывшие тысячи. В системе же ничего не менялось. Более того, с одной стороны, предлагается ввести обязательные загранпаспорта для прибывающих из стран СНГ, но тут же, с другой стороны, объявляют, что россиянами по облегченной процедуре могут стать те жители бывшего СССР, которые сами ими были, их дети и т.д. Короче говоря, те, кого высылают, безусловно, вскоре заявят, что в душе они все Добрыни Никитичи. И их уже не выгонишь никогда, ибо они будут россиянами.

Но обратимся к нынешним россиянам, к дагестанцам. Именно дагестанец подозревается в правонарушении.

Тут можно спросить: а как дагестанская диаспора смотрит на то, что с нее началась очередная зачистка всех и всего? Это неизвестно. О намерении дагестанцев принести извинения московской полиции и всем жителям Москвы пока ничего не слышно. И не торопится влиятельная дагестанская диаспора хоть как-то облегчить участь без вины наказанных единоверцев.

Что же получилось в результате?

Получился беспредел, в котором участвуют все.

Но пока москвичи ожидают реакции диаспор, поговорим о действиях властей.

Представьте себе, что кто-то набедокурил в нью-йоркском чайна-тауне. А Белый дом и Капитолий намекают полицейским: китайцев трогать не надо, нам не нужны осложнения с Пекином. И тогда полиция «зачищает» всех корейцев и японцев.

А что? Какая разница? И у тех, и у других разрез глаз и цвет кожи одинаковый!

Маразм, правда?

Но ведь точно такой же маразм в эти дни происходит на рынках и улицах Москвы.

Одни хулиганят, стреляют из свадебных кортежей, размахивают ножами и кулаками. Но полиция «мочит» других: кто их разберет, они все на одно лицо...

Каков же вывод?

Рынки всегда были для властей больным местом. Раньше проблемы крутились вокруг той самой бабушки и картошки. Те проблемы решить так и не удалось, но на них наложилась новая, миграционная.

История с бабушкой уходит в прошлое. Нынешний городской рынок, если не вешать лапшу на уши горожанам, это работающий как часы механизм, где торговец приходит в пять утра, чтобы все подготовить и немедленно начать торговлю. Замена привычного кавказского торговца на светлоокого славянина провалилась — не хочет славянин стоять с пяти утра за прилавком, проверено. Поэтому вокруг рынка всегда держался хрупкий нейтралитет — всё оставалось на местах.

Но вот совпали две вещи — преступление против полиции и выборы. И силовая машина бессмысленно закрутилась, перемалывая всех без разбору.

Закрытие рынка — это признание в бессилии. Точно такое же, как замена бабушки и областной картошки на супермаркет. По сути, на наших глазах происходит очередной триумф неумения: не получается навести порядок на рынке? — давайте его закроем!

Как всегда, выигрывают чиновники и политики.

Как всегда, в проигрыше простые люди.



Партнеры