Большая мэрская зачистка

Что происходит с градоначальниками, избравшимися не от партии власти

1 августа 2013 в 13:27, просмотров: 8481

Арест по обвинению во взятке мэра Ярославля Евгения Урлашова, члена прохоровской «Гражданской платформы», превратился в скандал федерального масштаба. Сам градоначальник, сидя в СИЗО, уверяет, что конкуренты из «Единой России» «мочат» его за оппозиционность. По слухам, опальному мэру предлагали возглавить на выборах в облсобрание Ярославщины список «ЕР», а он отказался — так что налицо политическая месть отвергнутой партии. Чтобы разобраться в происходящем, «МК» обратился к президенту исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаилу Тульскому, эксперту, который еще два года назад обратил внимание: избранные не от «ЕР» мэры недолго занимают свои посты — их или снимают, или сажают. Оппозиционеру на этой должности уцелеть почти невозможно...

Большая мэрская зачистка
фото: PhotoXPress

— Михаил, в 2011 году вы писали о том, что за время президентства Медведева было репрессировано 50 оппозиционных мэров. Изменилась ли с тех пор ситуация?

— Еще несколько человек добавилось, так что всего с 2007 года из числа избранных как оппозиционеры более 50 мэров и столько же глав районов и сельских поселений попали под досрочную отставку или под уголовное дело. То есть всего зачищено более ста глав муниципальных образований, избранных против воли «Единой России».

— Вы сказали «еще несколько» — значит, процесс идет на спад?

— Нет, просто уже почти некого стало зачищать, но репрессии все равно продолжаются.

— По какому сценарию происходит отстранение от власти неугодного мэра?

По разному, в зависимости от того, какие отношения у мэров складываются с губернатором, «ЕР» и Кремлем. Если взять мэра Ярославля Евгения Урлашова, то он оказался жертвой своих заигрываний с «ЕР».

В 2007–2011 году он сам был членом «ЕР» и ушел оттуда, когда понял, что единороссы выдвинут в мэры другого кандидата. В апреле 2012 года Урлашов победил, а уже в октябре на выборах в городскую думу (муниципалитет) Ярославля организовал массовые фальсификации в пользу «Единой России». И вообще всю предвыборную кампанию в гордуму Урлашов провел в обнимку с единороссами: Неверовым, Карелиным, Ильей Осиповым.

— Вы говорите — фальсифицировал в пользу «ЕР», но она тогда набрала в Ярославле только 40%.

— А на выборах в Госдуму в 2011 году у «ЕР» было еще меньше — 26,5%. Но главное, «ЕР» получила 25 из 38 мандатов гордумы, а КПРФ и СР, благодаря которым Урлашов и стал мэром, — лишь 4 и 3 мандата соответственно. Наличие массовых фальсификаций легко доказывается тем, что результат «ЕР» по районам города вдруг стал колебаться от 22% до 52%, хотя на выборах в облдуму-2004 и в Госдуму-2011 колебания были от 22% до 27%.

Причем обратите внимание: в округах №5 и №12, где за «ЕР» нарисовано более 50%, и по спискам, и по округам в гордуму прошли именно те кандидаты «ЕР», которые потом вошли в «Гражданскую платформу» Урлашова. То есть очевидно, что Урлашов не просто «умывал руки», а активно обеспечивал результат «ЕР».

— И зачем же «Единой России» репрессировать мэра, который дает ей такой хороший результат?

— Он захотел получить слишком большую награду — возглавить список «ЕР» вместо действующего губернатора. А это по неписаным правилам Кремля автоматически означало бы, что губернатора Ястребова ждет отставка и «ЕР» вместо него выдвинет в губернаторы Урлашова. «Единая Россия» и Кремль хотели Урлашова поставить на второе-третье место и дать минимум мест для его протеже, а не позволить ему формировать весь список самому. И уж тем более не назначать его губернатором. Тогда в апреле 2013 года Урлашов заявил, что «не исключает сотрудничества с ОНФ Путина». Но когда после съезда фронта стало понятно, что он становится бессмысленным придатком «ЕР», Урлашову пришлось вспомнить, что он оппозиционер, и возглавить список «Гражданской платформы».

«Они имеют право входить только в списки «ЕР»

— Но Урлашов бы все равно не взял мандат гордумы, в списке какой бы партии ни находился.

— Не важно. Неписаными правилами Кремля с 2007 года мэрам запрещено входить в любые списки кандидатов, кроме «ЕР». С 2003–2004 года такой же запрет введен и для губернаторов. Главный принцип Кремля — весь админресурс должен быть в руках только «ЕР».

— Почему?

— Потому что «Единая Россия» набирает практически нулевой результат, если у нее нет админресурса.

— Что, вот прямо ноль процентов?

— Ноль мандатов в округах. Вот такой эксперимент проделан в городе Михайловске Волгоградской области. Там действующий мэр перед выборами 2009-го был исключен из «ЕР» и заявил, что будет поддерживать самовыдвиженцев. Так, при выборах в горсовет был 21 округ, и единороссы везде проиграли, причем в 6 округах кандидаты занимали не второе даже, а третье-четвертое, оно же последнее, место. Вот почему Кремль ввел эти жесткие правила — губернатор и мэр имеют право входить в списки только «ЕР». И они везде жестко соблюдаются.

— Но сейчас появляются губернаторы — не единороссы.

— Они и раньше были: два губернатора-коммуниста — волгоградский Николай Максюта и владимирский Николай Виноградов. Но ни один из них не баллотировался по списку КПРФ. Сейчас у нас есть губернатор Смоленской области Алексей Островский — близкий соратник Жириновского, но в списках ЛДПР по области его нет! От эсеров губернатор Забайкальского края Константин Ильковский тоже не возглавляет список «СР», иначе такого губернатора тут же снимут. А Урлашов думал, что он повыпендривается и ему пойдут на уступки.

— Получается, его арестовали все-таки за политику. А взятка была?

— Все мэры берут взятки, просто некоторые по-умному, а другие, как Урлашов, по-глупому.

— Ну а если бы Урлашов вступил обратно в «ЕР» и выдвигался на ее условиях...

— ...конечно, его бы никто не трогал.

— В газетах писали, что губернатор Ярославской области Сергей Ястребов сам предлагал Урлашову возглавить список.

— Это версия самого Урлашова и прохоровцев. Это подтверждает, что переговоры велись, только никто честно не раскроет их содержание. Конечно, Ястребов не предлагал ему первое место. В нашей политической символике если губернатор не возглавил список «Единой России» — то он политтруп, его ждет близкая отставка. Для всей местной элиты кто возглавляет список «ЕР» — тот и главный в области.

«Все равно тебя зачистят»

— Получается, подлизываться к «ЕР» невыгодно. А если мэр, наоборот, проявляет оппозиционность и принципиальность — его тоже сажают?

— Да, но не так быстро. Такие мэры могут дождаться, что единоросское большинство в гордуме дважды объявит их годовую работу неудовлетворительной. Это основание для досрочной отставки через два года после избрания.

— Судя по вашему рассказу о выборах в гордуму Ярославля, мэру по силам их контролировать — значит, можно и не дать единороссам большинства.

— Да, безусловно, и тогда снять мэра сложнее, надо покупать кого-то из его команды, чтобы тот «взял взятку для мэра». Так было у мэра Смоленска Эдуарда Качановского.

— Может ли в таком случае оппозиционный мэр вообще избежать участи Урлашова?

— Может, как Роман Гребенников в Волгограде: он через три года после избрания получил отставку указом губернатора, но в тюрьму не попал и даже при следующем губернатора стал первым вице-премьером. В общем, если действуешь не вызывающе, не увлекаешься игрой в кошки-мышки, то можешь рассчитывать, что и с тобой обойдутся помягче. Урлашов в такой игре был мышкой, но возомнил себя кошкой.

— Есть ли еще примеры мэров, прошедших, как Гребенников, по лезвию бритвы?

— Если брать облцентры с 2007 года по нынешний, то из мэров-оппозиционеров были зачищены 13, осталось двое. Первый — мэр Иркутска Виктор Кондрашов, он был избран от КПРФ, перешел в сторонники «ЕР», и дело затихло.

— А второй облцентр, где мэром не единоросс?

— Нарьян-Мар — в 2008 году там уже зачистили мэра от КПРФ, но на выборах 2012 года опять победила его зам, коммунистка Татьяна Федорова. Она уже год на посту и пока безболезненно. Но оба мэра не досидели до конца своего срока: у Кондрашова он истекает в 2015 году, у Федоровой — в 2016-м. Не исключено, что с ними еще что-то произойдет.

— Может, для них безопаснее вступить в «Единую Россию»? Ведь Кондрашов неспроста стал сторонником партии...

— Это не дает никаких гарантий. Все равно тебя зачистят, потому что ты избрался изначально против воли «ЕР».

— Получается, что мэр от оппозиции — вообще расстрельная должность.

— Да, 90% с 2007 года попали под уголовные дела и досрочную отставку.

— Предположим, оппозиционер победил на выборах, может, даже случайно — думал попиариться, побыть техническим кандидатом, а тут вон оно как... Как ему уцелеть?

— Чтобы не посадили — дистанцироваться от «Единой России», не враждовать и не пытаться «ЕР» возглавить. Если у тебя выборы в гордуму — избрать свою гордуму, и тогда сложно с тобой что-то сделать. Наладить теплые отношения с силовиками. Если хотите узнать, как не надо делать, — посмотрите на Урлашова: он стал взахлеб дружить с «Единой Россией» и пытаться ее возглавить, одновременно обломав оппозицию и создав в гордуме фракцию единороссов, которые по первому приказу из Кремля назначили на его место Нечаева, который Урлашова предал и перешел на сторону «ЕР». Назначение Нечаева вообще не поддержали только 9 из 38 депутатов: все они — эсеры и коммунисты, плюс двое из «Гражданской платформы». Урлашова предал даже его личный рекламщик!

«Прохоров очень важен Кремлю»

— Мы все время говорили о «Единой России», но есть же и еще один новый игрок — Общероссийский народный фронт.

— Кремль как ставил на победу «ЕР», так и ставит. ОНФ — это просто идея Путина, запущенная в апреле 2011 года для присоединения «Справедливой России» к «Единой». Тогда в Кремле об этом мечтали, чтобы ликвидировать самого опасного конкурента.

— Чем же так опасны сервильные эсеры?

— Это объединение живых, активных политиков, многие из них имеют высокую популярность в своих регионах и ведут себя неподконтрольно. К тому же «СР» всегда имела самый низкий антирейтинг: если вдруг во второй тур выходят единоросс и эсер — у эсера больше шансов победить, чем у оказавшихся с единороссом во втором туре коммуниста или жириновца.

В целом это единственная удачная из новых партий последних 10–12 лет. Поэтому Кремль и хочет перед каждыми выборами «закрыть СР». Но Миронов в 2011 году лично не захотел участвовать в объединении с «ЕР» под маркой ОНФ, после чего его с улюлюканьем прогнали из Совфеда — кстати, при поддержке ЛДПР и КПРФ. И все кремлевские политологи все лето 2011 года говорили, что «СР» не пройдет в Думу и вместо нее будет «Правое дело» Прохорова.

А «Правое дело» с Прохоровым накрылось, и эсеры получили вдвое больше голосов, чем в 2007-м, опередив ЛДПР. После этого существование ОНФ потеряло всякий смысл. Фактически уже в мае 2011 года, когда стало понятно, что у единороссов не получится сожрать эсеров, идея ОНФ стала мертворожденной. Просто власти трудно признать, что она сделала глупость, и закрыть этот проект.

— А зачем бы ей, власти, Прохоров в Думе? Он же оппозиция!

— Появление Прохорова на политической сцене на руку «ЕР». Без него народ между «Единой Россией» и ее конкурентами выбирает левую оппозицию — КПРФ или «СР», как это и было на выборах в Госдуму 2011 года. А вот если появляется Прохоров, то между властью и олигархической оппозицией народ выбирает власть — это мы видели на выборах президента-2012. Вся эта любимая тематика единороссов — «либералы пытаются взять реванш, повторить лихие 90-е», — это все можно разыгрывать против Прохорова, но не против эсеров или КПРФ. Поэтому Прохоров очень важен Кремлю, и вся шумиха вокруг него на руку «Единой России». Конечно, единороссам в Москве или Петербурге победить Прохорова не так легко, но во всей провинции — запросто.

Смотрите видео «Урлашов предсказал арест на митинге»



Партнеры