Хроника событий Сергей Неверов: Наша задача - обеспечить доверие результатам праймериз Фактор Чурова Поддержать Собянина и умереть. Откровения голосовавших на дому Еще один план Путина ЦИК не будет менять единый день голосования на будний

Навальный как мессия, Жириновский и Тимошенко

8 сентября — четвертьфинал

1 августа 2013 в 18:47, просмотров: 42652
Навальный как мессия, Жириновский и Тимошенко
фото: Наталия Губернаторова

Кто бы что ни говорил, а главным политическим событием незавершенного года уже стали выборы мэра Москвы. Очень хорошо, что они проходят не в 2015-м, а в 2013-м. Да, действующий градоначальник победит, мы это почти уверенно знаем, — и что? Зато столица окончательно проснулась на два года раньше. Так что спасибо организаторам досрочных выборов, какими бы своими соображениями они ни руководствовались.

Основная интрига выборов — что случится утром 9 сентября, в момент оглашения предварительных итогов голосования. Что скажет московский народ и куда он пойдет. А пока в центре внимания — собственно предвыборная кампания. Которая, как всякий увлекательный процесс, может оказаться ничуть не менее важной, чем результат.

Кампанию в прямом смысле слова на сегодня ведут два кандидата — Сергей Собянин и Алексей Навальный. Остальные тихушничают: то ли не определились, как и чего им делать, то ли еще не пришли в себя от интриги с чудесным освобождением из застенков главного внесистемного оппозиционера.

Врио мэра агитирует избирателей преимущественно с помощью больших федеральных СМИ. И прямых административных решений. Которые на первый взгляд могут и не иметь к предвыборному сюжету никакого отношения. Например, экстренно затеянная «декриминализация» московских рынков с задержанием сотен недобросовестных (как объявлено) мигрантов. Формально это все затеял министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев, чтобы отомстить за избитого на одном из рынков полицейского. А на самом деле, если вдуматься?

Что же касается кампании Навального, то многие мои знакомые почему-то повадились в последнее время предвыборные действия Алексея Анатольевича критиковать. Дескать, оппозиционер наш ведет себя слишком агрессивно, на грани или даже за гранью хамства. На вопросы о конкретной программе действий и составе своей настоящей/будущей «команды мечты» отвечать фактически отказывается. Унижает — о ужас! — даже журналистов, которые зачастую движимы совершенно искренним желанием ему помочь. Все более напоминает раннего Жириновского и т.п. Ну а его многочисленные соратники, известные и безвестные, которые за всякое слово сомнения в адрес своего кумира немедленно и оскорбительно обвиняют тебя в умственной неполноценности, платной работе на Кремль и др., — это вообще…

Проанализировав шаги самого яркого антивластного кандидата в его посттюремный период, я могу доложить следующее.

1. Будучи политконсультантом на пенсии, несколько выпавшим из времени и отставшим от места, я не берусь оценивать, насколько кампания А.А.Навального витринно хороша. Об этом мы доподлинно узнаем вечером 8 сентября, а точнее — все тем же ласково-тревожным утром 09.09.

2. В то же время философия его кампании полностью логична, целостна и внутренне непротиворечива.

Просто Алексей Анатольевич, как мне видится, не участвует в выборах руководителя крупного субъекта Федерации по имени Москва. Он предлагает нам совсем другую историю.

Армагеддон lights. Четвертьфинальный поединок между Добром и Злом. В котором Добро — это он сам. А Зло — понятно… нет, никакой не Собянин, что вы. Владимир Путин, глава Кровавого Режима. Полуфинал случится на следующих выборах в Государственную думу. Финалом же станет схватка за президентский пост.

Добро не может сразу победить Зло, потому что у последнего ресурсов поболе будет. Но Добро, например, способно выйти в четвертьфинале во второй тур. И это качественно изменит ситуацию во всей этой России, лежащей во власти греха.

Соответственно, и сам Навальный — уже не улыбчивый популярный блогер, источающий иронию/самоиронию, любимец интеллигенции, креативного класса и прочих хипстеров. Он — мессия. Он само воплощенное Добро, призванное победить Зло.

В этом плане альтернативы ему нет, потому что не может быть. Вернее, альтернатива одна — Путин. Если вы не за Путина, то за Навального, и наоборот.

(Такой подход избавляет героя от необходимости излишне концентрироваться на критике лично Собянина, который все-таки оказал ему пару неизбыточных услуг: подарил муниципальные подписи единороссов, необходимые для регистрации, и поспособствовал, как принято считать, выходу из тюрьмы для личного ведения оппозиционером предвыборной кампании.)

Главное оружие мессии — не скучные циферки или мелкие обещаньица, убористо изложенные в формальной программе, а харизма. Которая, как известно, есть дар благодати. Ее нельзя позаимствовать на стороне. Харизматическим лидером нельзя стать, им можно только быть (или не быть). И в этом плане Навальному в оппозиционных средах тоже альтернативы нет.

Если Господь впервые за много лет послал недовольной части россиян лидера, готового и способного в Бранный день (а этот день у нас теперь каждый) сразиться с Самим Путиным, то можно ли оспаривать выбор, уже сделанный не нами? Довод, который вполне легитимен для взбудораженного русско-московского ума.

Стало быть, адресовать детальные вопросы о программе и команде мессии — бессмысленно. И даже как-то глупо.

Программа мессии — это вам не чистить дворы или строить дороги. Она в другом. Утром — превратить воду в вино. (Решаем проблему запрета на ночную продажу алкоголя.) А в вечерний прайм-тайм — воскресить мертвых. (Тем самым ликвидируем тему депопуляции.)

Команда? Понятно, какая она бывает у мессии: рыбаки, мытари, всякие прочие грешники. Малоизвестные широкой публике до полной победы Добра. А после победы — все адепты Добра, имя которым легион, потому что их много, придут к трону спасителя. И слабой эта команда уже не покажется никому.

Потому и нельзя осуждать Алексея Анатольевича за прорывающуюся тему «кто не с нами, тот против нас». Мессия должен сказать, что никакого компромисса между Добром и Злом, никакой третьей силы или там третьего пути (в отличие от Третьего транспортного кольца) — не бывает. «Кто не со Мною, тот против меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (с).

Снисходительное отношение к журналистам? А что, в дни мессии есть еще о чем писать, кроме него? Смешно.

Мотивацию голосования 8 сентября кратко и четко сформулировал известный аналитик, изобретатель Субтропической партии России Владимир Прибыловский: если бы он собирался выбирать мэра, то голосовал бы за Митрохина, но так как хочет досадить Путину — будет голосовать за Навального. Поскольку в Москве, по разным данным, действующий президент преизрядно надоел типа доброй трети избирателей, то если топ-оппозиционер грамотно продолжит и ударно завершит предвыборную кампанию — второй тур теоретически вероятен.

Доктрину Армагеддона lights внятно донесла до нас одна из горячих сторонников Навального, гражданский активист Мария Баронова: «…поймите, что выступая против Навального — вы выступаете против всех узников Болотной. Против тех, кто выходил рядом с вами и был схвачен за вас всех. Чтобы вы боялись. Но имели право рефлексировать и рассуждать (…) когда надо действовать. Причем действовать резко и напролом. Вы выступаете против шансов Михаила Ходорковского и Платона Лебедева выйти на свободу. Вы выступаете против пересмотра дела Алексея Пичугина. Вы выступаете против любых малейших перемен в России. Потому что пока не победит Навальный, не появится никаких новых людей. Новых политиков. Новых идей. Они лишь уедут отсюда. Как и вы».

И вот здесь уже — стоп, у меня, очарованного обывателя, срабатывает предохранитель!

Значит, если А.А.Навальный не придет к власти, то политические узники сгниют в тюрьмах, Россия рухнет, а виноват в этом буду я? Нет ли здесь прямой манипуляции, чтобы управлять мною с помощью извечного чувства вины?

Плавали, знаем. Я, как и многие мои читатели, родился и вырос при тоталитаризме. И в меня с самых младых ногтей инсталлировали комплекс вины. Перед всеми окружающими, но прежде всего — перед тотальным государством, которое якобы дало мне всё. С годами я еле-еле от страшного комплекса отбоярился. Я ощутил право говорить и делать то, что хочу. И не делать того, чего не хочу. Я желал бы созерцать этот век русского увядания (или приготовления к новым свершениям, не знаю) в статусе свидетеля, но не подозреваемого/обвиняемого. Я не хочу, чтобы меня сажали на цепь, даже очень златую.

Может, Навальный многим и похож на раннего Жириновского. С одной важной поправкой: насколько я могу судить, Алексей Анатольевич, в отличие от Владимира Вольфовича, действительно хочет власти и свои достижения по мелочи расторговать не готов. Но еще больше А.А. похож на другого известного мне политика — Юлию Тимошенко.

Тот же мессианский блеск в глазах. Та же непримиримость фан-клуба к любой и всяческой критике. Тимошенко долгие годы шла в украинской политике от победы к победе. С ней произошла только одна большая неприятность: в конце 2007 года она таки пришла к власти. Предопределив тем самым триумф (в 2010 году) уже почти списанного со счетов Виктора Януковича. Со всеми вытекающими нынче из чрева Украины последствиями. Включая многолетнюю тюрьму для самой Тимошенко.

Я как свидетель века хотел бы надеяться, что с А.А.Навальным ничего похожего не случится.

Единый день голосования. Хроника событий


Партнеры