Закончатся ли выборы протестами и отставкой правительства?

Аналитики дали «МК» свои прогнозы

6 августа 2013 в 13:41, просмотров: 14630

В середине лета социологи зафиксировали резкое снижение протестной активности. Исследователи «Лаборатории Крыштановской» даже пришли к выводу, что эйфория несогласных сменилась апатией и пессимизмом. Однако многие политики утверждают, что это затишье — временное и осенью оппозиция обильно накормит власть акциями протеста. Будет ли этот протест связан с выборами или с чем-то еще? Принесут ли выборы сенсационные результаты? Возможны ли в этом году перестановки в правительстве? Прогноз на приближающийся политический сезон для «МК» дали ведущие политологи.

Закончатся ли выборы протестами и отставкой правительства?

Ждать ли в стране нарастания протестной волны?

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда эффективной политики: «До сих пор аналитикам не удавалось делать летом убедительные прогнозы на сентябрь и после. Существует такая мистическая закономерность нашего календаря: в конце августа — начале сентября перспектива ломается и новый политический сезон начинается с новой повесткой. А теперь к застарелой мистике прибавились еще и выборы, которые всегда будут происходить в это время. Они создают добавочную неясность.

Если Навальный окажется в тюрьме — появится новый тип протестного движения. Навальный уже не будет его лидером, поскольку из-за решетки нельзя руководить. Но он станет знаменем, символом. Поэтому власть и колеблется, что для нее менее опасно: активный и популярный Навальный на свободе или движение, в котором активность Навального уже не имеет значения. Движение, выдвигающее новых вожаков, среди которых мы не найдем большинства членов нынешнего координационного совета оппозиции. Это будут другие люди, другой степени радикальности и решительности.

В любом случае протестное движение никуда не денется, потому что власть создала парадоксальную ситуацию: у нас все завязано на одного человека и теоретически все должно исходить от него. Но мы видим, что реально этого не происходит и функции президента взял на себя слой, находящийся ниже него. А он раздроблен на несколько групп, которые принимают противоречивые решения. В истории с Навальным, кстати, это проявилось наиболее наглядно. Как и в истории с Прохоровым, который, наверно, пострадал больше всех. Его новые кадровые группы оказались более опасными для местных руководителей, чем для Кремля, и его партию жестко громят на местных уровнях, не дожидаясь указаний сверху.

фото: Геннадий Черкасов

Сегодня все меньше решений принимается на самом верху, они перешли на нижние ступени, на которых кипит борьба без идеологических позиций, без учета интересов населения и, видимо, без правил. И можно гарантировать, что управление такого типа будет провоцировать конфликты и протесты в большей степени, чем раньше».

Олег КУДИНОВ, президент Центра политического обучения и консультирования: «Я думаю, что протестная волна продолжит спадать. Болотная не может выработать общих требований, найти лидера. Большинство вождей этого протестного движения себя дискредитировали: кто-то еще в прошлом веке, кто-то в этом.

Есть борец с коррупцией Навальный, к которому многие относятся хорошо, но он скорее виртуальный персонаж, чем реальный политик. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно просмотреть тезисы его предвыборной программы. Это же просто смешно, и, я думаю, власть еще хорошенько оттопчется на слабости и непоследовательности его предложений. Акции протеста, безусловно, будут, но в то, что Болотная сможет, как в прошлые годы, собирать сто тысяч человек, я не верю. Это будут сначала тысячи, потом — сотни».

Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий: «У нас есть две формы протеста: социальный протест и политический. Социальный к тому же тесно увязан с этническим. Это то, что происходило в Пугачеве.

Люди, по сути, идут к власти с челобитной: царь-батюшка, уйми ты этих чиновников, выгони этих приезжих, которые нам мешают жить. Эти протесты стихийны, пока не очень агрессивны. Машины не жгут, стекол не выбивают. Такой протест всегда имеет именной характер, посвящен конкретному событию: драке, наезду влиятельного автолюбителя на пешехода, когда всем кажется, что виновный уйдет от наказания. Основная мысль такого протеста: давайте жить по справедливости. Все: и приезжие, и чиновники, и полиция. Подобные протесты будут постоянно вспыхивать в разных местах, когда случится следующий Пугачев — никто не знает, это может произойти в любой момент. Но не по всей стране, а в конкретной точке. Если экономическая ситуация ухудшится — таких локальных вспышек станет больше, улучшится — станет меньше. Но они будут идти постоянно.

И вторая форма протеста — политическая, гражданская. Она не постоянна, а возникает только когда в обществе появляется ощущение, что власть нарушает закон, попирает Конституцию. В настоящий момент этот протест — не что иное, как недовольство средних слоев, креативного класса нарушениями выборного законодательства и посадками в тюрьму по политическим мотивам. Современный политический протест напоминает традицию, идущую еще от советских диссидентов. Они не требовали смены строя и пересмотра брежневской Конституции. Они требовали просто ее выполнения, чтобы не было неформального подхода к основному закону.

фото: Наталья Мущинкина

Сейчас, как и тогда, такой неформальный подход все больше и больше практикуется. Васильева может сходить в магазин и купить себе драгоценности, без которых она соскучилась. А когда смотришь, как обращаются с людьми, проходящими по «болотному делу», — становится стыдно за державу.

Следующий всплеск политического протеста может прийтись на сентябрь. Если выборы в Москве пройдут так, как этого хочет Собянин, — спокойно, без нарушений и каруселей, то это не будет поводом для политического протеста. Если же какая-то «нечистая сила» вмешается, появится повод для массовых акций. Но я думаю, мэрия сделает все, чтобы не допустить крупных нарушений, да и мелкие постарается исключить.

фото: Наталия Губернаторова

Если Навального снова посадят, то, по некоторым социологическим данным, на улицу выйдет уже половина его сторонников, а их 15 процентов. Представьте себе: 7,5% москвичей станут рассерженными горожанами. Это большая угроза для социальной стабильности. Поэтому, я думаю, власть проявит благоразумие и ограничится условным сроком».

Михаил Тульский

Михаил ТУЛЬСКИЙ, президент исследовательского центра «Политическая аналитика»: «Протестная активность спала еще в прошлом году, и какого-то суперповода для того, чтобы люди вернулись на улицы, я не вижу. Конечно, многое будет зависеть от выборов мэра Москвы. Если дойдет до второго тура, то перед ним могут пройти массовые акции в поддержку кандидатов и честного подсчета голосов».

В этом году исполняется 20 лет расстрелу Белого дома. Это как-то отразится на политической активности?

Михаил ТУЛЬСКИЙ: «Конечно, это дата очень важная. От нее пошел отсчет президентской диктатуры. С 1993 года президент России имеет неограниченные полномочия, а парламент ни на что не влияет. После октябрьских событий в Конституцию было заложено, что если парламент хочет отправить правительство в отставку, то это заканчивается разгоном самого парламента. И расстреливать его больше не придется.

Какие-то акции в память о тех событиях, конечно, будут. Но я не думаю, что они окажутся масштабными. Вообще исторические даты редко становятся поводами для массового протеста».

Игорь Бунин

Игорь БУНИН: «Тему расстрела парламента может поэксплуатировать коммунистическая партия, которая, правда, тогда вовремя ушла от столкновения с властью, и те националистические группы, которые сейчас не находятся в авангарде протеста. Будут какие-то небольшие демонстрации, не более того».

Олег КУДИНОВ: «А кому и против кого протестовать в связи с событиями 20-летней давности? Тех, кто расстреливал парламент, нет во власти сейчас. Люди, которые тогда сидели в здании Верховного совета, тоже на улицы не пойдут. Кого-то уже нет, у остальных все хорошо».

Глеб Павловский

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: «Трудно представить себе массовые акции по поводу исторического юбилея, хотя это очень болезненная и памятная дата, тайна 1993 года лежит в основании современной власти. Я думаю, что осенью тема будет интенсивно обсуждаться, и, насколько я знаю, власти активно готовятся к тому, чтобы предложить свою версию, свое видение тех событий.

Я думаю, что версия власти будет крутиться вокруг ужасов революции: «Вот смотрите, от чего все мы вас защищаем: от гражданской войны в центре Москвы». Коммунисты, конечно же, проведут свою ритуальную кампанию, но она вряд ли будет увлекательной. Дискуссии историков и политиков могут быть интересными, но широкие уличные массы они не захватят».

Ожидаете ли сенсаций от осенней избирательной кампании?

Игорь БУНИН: «Есть проблема Ярославля, где в связи с арестом Урлашова на улицы выходило по 5 тысяч человек. Если власти удастся снять с выборов список «Гражданской платформы» и Урлашова — город придет, мягко говоря, в волнительное состояние (пока горизбирком принял именно такое решение, но еще есть время его обжаловать. — «МК»). В Екатеринбурге у Ройзмана хорошие шансы, и если власть будет мешать его избирательной кампании — это может вызвать взрыв. В остальных местах я болевых точек не вижу».

Олег КУДИНОВ: «Сенсаций не будет. Партия власти выставляет реально сильных кандидатов, а сильные кандидаты от оппозиции на выборы не попадают по разным причинам, как это произошло с Прохоровым.

Выборы к тому же пройдут очень рано, когда весь оппозиционный класс будет только возвращаться из Египта и Турции, и неизвестно, пойдет ли голосовать. Я наблюдаю за Московской областью — там вообще никого нет против главного кандидата. В Москве Собянин тоже наберет под 70%. Мог бы и больше, но есть те, кто готов проголосовать за Навального просто из солидарности: для того чтобы его не посадили. И есть так называемые протестные дворы, где кто-то кому-то мешает. Вот был около дома пустырь, люди там гуляли с собаками, а теперь там строят торговый центр. Не все довольны. Я знаю, в одном районе люди протестуют против строительства православного храма. Им не нравится, что туда, рядом с их домами, будут привозить отпевать покойных. И из-за этого готовы проголосовать против власти. Но это такой мелкий эгоизм, таких людей немного».

Михаил ТУЛЬСКИЙ: «По регионам ничего особенного не будет. «Единая Россия», как всегда, обыграет всех с огромным отрывом. А в Москве сенсацией может стать то, что Навальный наберет больше голосов, чем предсказывали рейтинги социологов».

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: «Новостью будет любой результат московской кампании, а результаты в регионах не принесут больших новостей. Губернаторы сполна воспользовались свободой от постоянного контроля из центра, для того чтобы в паре с силовиками снимать с дистанции всех, кто им не нужен. Им сказали провести конкурентные выборы — они их и проводят, но набор конкурентов выбирают сами. Раньше этим занималась администрация президента, подбирая кандидатов для каждого региона, теперь это решает губернатор, обеспечивая резкое понижение качества соперников. Поэтому нигде не будет ни борьбы, ни сенсаций».

Могут ли произойти перестановки в правительстве?

Игорь БУНИН: «Перестановки наверху в нашей стране зависят от одного человека, который достаточно непредсказуем. Заранее угадать его мысли я не могу. С гражданской и протестной активностью, с настроениями в обществе это никак не связано. А с учетом очевидного примирения, которое летом наступило между президентом и премьером, серьезных перестановок я не ожидаю».

Олег КУДИНОВ: «Я думаю, что до Олимпиады в Сочи никаких серьезных отставок не будет. Дмитрий Медведев спокойно доработает этот год».

Михаил ТУЛЬСКИЙ: «Я не верю в серьезные перестановки, и особенно — в отставку Медведева в ближайшие четыре-пять лет, до конца первого срока Путина. Как минимум эти годы он должен досидеть, потому что по отношению к Путину он вел себя очень хорошо. Все исполнял, отдал президентский пост, увеличив президентский срок, возглавил «Единую Россию»... Все делал, о чем его просили. И за что его увольнять?

Если его отправить в отставку — этот будет знаком всем остальным людям из окружения ВВП. Увольнение Медведева деморализует окружение президента.

А разговоры идут всегда. Помните, в 2008—2009 годах тоже было много разговоров, что президент Медведев отставит правительство и якобы это самому Путину и выгодно. Потому что кризис, проблемы, ответственность — зачем ему это нужно? Тем не менее разговоры так и остались разговорами. В этот раз будет то же самое.

А среди отдельных министров самые главные перестановки уже произошли. Убрали Суркова и его соратников — Говоруна из правительства и Костина из администрации. Поменяли медведевца Белоусова на кудринца Улюкаева, а кудринца Игнатьева на Набиуллину. В результате этой вроде бы равноценной рокировки элиты нащупали баланс, а Медведев даже поднялся, потому что Центробанк, на мой взгляд, более важный регулятор, чем Минэкономразвития».

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: «Отставки, скорее всего, будут, но никакие протесты тут ни при чем. Президент любит формат рыбалки. Пошли Путин, Медведев и Шойгу на рыбалку и там договариваются о неприятных решениях. Я думаю, что возможна серьезная реконструкция кабинета министров. Не могу исключать и того, что будет снято последнее табу на реорганизацию правительства: согласовывать ее с Медведевым. Хотя стилистически Путин таков, что до Олимпиады он не хотел бы крупных потрясений. Но не исключено, что решение уже принято и исполнение просто отложено».



Партнеры