Главы оборонных и дипломатических ведомств России и США встречаются в Вашингтоне

Эксперт - «МК»: «Стороны сохраняют возможность для диалога, это плюс. Но этим фактом плюсы и ограничиваются»

9 августа 2013 в 15:46, просмотров: 3893

На пятницу в Вашингтоне была запланирована российско-американская встреча в формате 2х2. Речь идёт о госсекретаре Джоне Керри и главе оборонного ведомства США Чаке Хейгле, и их российских коллегах — Сергее Лаврове и Сергее Шойгу. В повестке дня — актуальные проблемы российско-американских отношений, включая и тему предоставления Россией убежища  Эдварду Сноудену.

Главы оборонных и дипломатических ведомств России и США встречаются в Вашингтоне
фото: ru.wikipedia.org
Джон Керри

«Не думаю, что для кого-то является секретом позиция США касаемо Эдварда Сноудена, - пояснила пресс-секретарь Госдепа Джен Псаки накануне переговоров в Вашингтоне. – Это, конечно, часть, но не большая, от повестки встречи». Беглый экс-сотрудник ЦРУ внёс изрядную долю напряжённости в отношения Москвы и Вашингтона. На этой неделе стало известно, что президент Обама, который должен был встретиться с Владимиром Путиным в Москве в сентябре, решил отменить визит в российскую столицу — но на питерский саммит G20 всё же прибудет.

В свете таких событий встреча в формате Керри/Хейгл — Лавров/Шойгу выглядит оптимистичным знаком. «Вы общаетесь. Отказываясь от общения, от встреч, вы не сможете сформулировать осмысленный мессидж», - уверен Энтони Кордесман из расположенного в Вашингтоне Центра стратегических и международных исследований. Однако едва ли пока можно говорить о каком-то прогрессе.

– Не думаю, что это шаг к потеплению отношений, - поделился с «МК» своими соображениями о встрече замгендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Потому что практически одновременно с этой встречей произошёл очень серьёзный шаг к похолоданию. И, пожалуй, эта встреча может свидетельствовать только о том, что и Россия, и США хотят сохранить контакты друг с другом, возможности для переговоров, то есть не желают возвращаться к состоянию «холодной войны». Другое дело, что сейчас речь идёт о переговорах — очевидно, никаких документов в ходе этой встречи подписано не будет. Но в условиях нынешнего сильного охлаждения отношений, даже тот факт, что стороны могут друг с другом разговаривать, достаточно весом. Я не думаю, что будет достигнут какой-либо прогресс — не только из-за общего изменения отношений, но и из-за серьёзных расхождений в конкретных вопросах. Это и проблема ПРО, и сирийский кризис, и вопрос о ядерном разоружении. То, что стороны сохраняют возможность для диалога, это плюс. Но этим фактом плюсы и ограничиваются...

Роль министра Шойгу в переговорах вполне может оказаться решающей. Вопрос о ПРО, являющийся сейчас главным камнем преткновения в отношения США и России, это целиком военный вопрос. Минобороны, естественно, не интересуют геополитика, экономика, защита прав человека и Сноуден. Задача военных — обеспечивать стратегическую безопасность страны. И здесь, как говорят в Управлении внешних сношений (УВС) МО, в отношениях с Америкой им не хватает предсказуемости. Наращиваемая система ПРО НАТО — это далеко не просто оборонительное средство, как его позиционируют в Америке. Да, даже в самой отдаленной перспективе она не будет в состоянии отразить массированный ядерный удар нанесенный по США. Но она станет значительным доводом в пользу превентивного удара. На него может решиться тот или иной президент-популист будущего, чтобы одним разом избавить американского обывателя от страха ядерной войны и войти в историю победителем, которого не судят. В таком случае первый залп повредит все шахтные установки РВСН и, вероятно, грунтовые комплексы, а ПРО сможет перехватить ответную атаку с российских подводных ракетных крейсеров.

Конечно, эти расклады пока ещё выглядят фантастичными, а американское руководство никогда не примет такого решения, пока не будет на 100% уверенным, что ни одна ракета не долетит до США. Но аналитики российского военного ведомства просто обязаны просчитывать и такие варианты.

Парировать действия «западных партнёров» можно двумя способами: военным и дипломатическим. По первому направлению Россия активно совершенствует средства доставки — РС-26 почти уже готова, ведётся работа новому БЖРК. Но гонка вооружений - удовольствие достаточно затратное, в прошлый раз она изрядно подкосила и без того не очень здоровую экономику (тогда катализатором была предшественница нынешней ПРО — СОИ). Поэтому нужна поддержка и по второму направлению.

В УВС признают, что «не могут запретить американцам ставить SM-3 на эсминцы и отправлять их в любую точку Мирового океана». Но единственным способом хоть как-то остановить эскалацию может стать юридическая привязка строительства ПРО НАТО к действующем договору о СНВ. Все способы склонить администрацию Бараку Обамы к этому шагу уже были заявлены. Главный — отказ от дальнейшего ядерного разоружения, которое предлагает американский президент (лауреату Нобелевской премии мира было бы неплохо её отработать). Восстановление диалога по ДОВСЕ — другой. Наконец, Сирия или Афганистан могут также стать разменной монетой.

Во вторник в Риме Лавров уже говорил, что личность Башара Асада для России принципиального значения не имеет. Главное — не превратить Сирию в базу экстремистов, которые оттуда неминуемо двинутся на Кавказ. Ситуация в же в Афагнистане после 2014 года настолько непредсказуема, что США вполне может пригодиться помощь российской армии для сохранения режима Карзая.

Несомненно, Шойгу есть что предложить Чаку Хэйгелу (также известному стороннику сокращения ядерного арсенала) в обмен на изменение позиции по ПРО. Вопрос только в том, может ли министр обороны США пойти против лоббистов американской «оборонки» в сенате, твердо намеренных не упустить жирный кусок американского бюджета.



Партнеры