Хроника событий Сноуден: Никто на свете не любит Путина так, как Трамп Сноуден обвинил новую главу ЦРУ в участии в программе пыток В России исчезнут бумажные паспорта Сноуден поддержал Дурова в споре с ФСБ Российские выборы: без сюрпризов и без надежд на перемены

Когда Обама говорит Мишель, что он помыл посуду, ее реакция скептическая

Президент США провел пресс-конференцию о Сноудене и России

11.08.2013 в 13:17, просмотров: 10283

Планетарный прессинг Вашингтона загнал «свистуна» Эдварда Сноудена в транзитную зону аэропорта «Шереметьево». Обычно собака вертит хвостом, но иногда и хвост вертит собакой. И вот прессинг разоблачений Сноудена загнал президента Барака Обаму на кафедру пресс-конференции в Восточной комнате Белого Дома. Президент сам признал это: «Изменились обстоятельства, — сказал он. — Кто изменил их? Мистер Сноуден».

Когда Обама говорит Мишель, что он помыл посуду, ее реакция скептическая
фото: Александр Астафьев
Барак Обама

Президент признал, что утечки, сделанные Сноуденом «ослабили веру американского народа в то, что правительство не злоупотребляет своими шпионскими программами». Обама в качестве иллюстрации привел такой пример. Оговорившись, что он редко моет посуду в Белом Доме, он предложил репортерам представить себе такую ситуацию: «Если я говорю Мишель, что я помыл посуду, она встречает эти мои слова несколько скептически. Я хочу, чтобы она доверяла мне. Поэтому я привожу ее на кухню и показываю ей перемытую мной посуду, чтобы она сама убедилась в этом, а не только доверяла моим словам».

Ели заменить кухню Белого Дома политической кухней, а первую леди Мишель — американской общественностью, то смысл присказки Обамы станет вполне очевидным. Обама признал, что он пришел к ошибочному заключению по поводу решимости американцев признать наличие достаточных гарантий защиты от секретных программ слежки, которые были разоблачены «в страстной манере мистером Сноуденом». Вера в такие гарантии была подорвана утечками. У людей возникли вопросы по поводу программ. Нет никакого сомнения в том, что утечки, сделанные мистером Сноуденом, спустили курок более быстрого и страстного реагирования, чем то, если бы я просто назначил бы расследовательский совет. Общее впечатление в Америке и за рубежом таково, что мы всасываем информацию обо всех и делаем все, что хотим», — сказал президент Обама.

Признаюсь весьма смелая и точная характеристика смятения американских умов. Но Обама, закончил этот пассаж такими словами: «Но дела обстоят совсем не так». Затем он как бы пригласил скептиков на свою правительственную кухню, чтобы убедиться в этом. Именно в день пресс-конференции Обамы были опубликованы документы, свидетельствующие о существовании «законных оснований», на базе которых АНБ — Агентство национальной безопасности США – проводит тотальную электронную слежку в Америке и за ее пределами. Речь идет о небезызвестном «Патриотическом акте».

Обама сказал, что он верит в законность слежки. Его задача состоит в том, чтобы в нее поверили и американцы. Обама дал понять, что никакого свертывания самой слежки не будет, что, мол, необходимы лишь «большая открытость» и просвещение американцев на сей счет, дабы им жилось «более комфортно» в сетях АНБ. Но первые отклики на пресс-конференцию Обамы показывают, что американцам от нее комфортнее не стало. Исполнительный директор Американского союза гражданских свобод Энтони Ромеро заявил, что «программы слежки, которые президент поддерживает, должны быть прихлопнуты». Ромеро сказал, что эти программы простираются куда дальше, чем это хотят признать президент и Конгресс. «Рекомендации, предложенные Обамой на пресс-конференции, это слишком поздно и слишком мало», — заключает Ромеро.

Но с Капитолийского холма президента призывают не поддаваться давлению общественности. Так спикер палаты Джон Бенер призвал Обаму «не подрывать фундаментальные способности АНБ», не переходить «красную черту», а навязывать ее стране. Надо, мол, «спасать не лицо, а жизнь американцев».

Если судить по реакции Обамы, то он больше прислушивается к истерическим воплям с Капитолия, чем к здравому смыслу своего народа. Он заявляет, что в Америке нет оруэлловского «Большого брата» и что «Америка не заинтересована в шпионаже за простыми людьми». Ну как после этого не стать «скептической Мишелью», не верящей в то, что Обама моет посуду на кухне Белого дома! Не рассеяло скептицизм американцев и опубликование «Белой книги» на 22 страницах, где кое-что признается, кое-что отвергается. Зато заявление АНБ всего на 7 страницах перечеркивает все признания «Белой книги» и ставит вещи на свои места, мол мы шпионили и будем шпионить. Все остальное от лукавого. А президент волен открыть свой специальный сайт «объясняющий» все это американцам, находящимся в состоянии Фомы неверующего. (Помимо сайта Обама объявил о создании специальной группы, состоящей из экспертов по разведке и адвокатов гражданских свобод, которая будет советовать администрации как соблюдать «баланс» между безопасностью и прайвэси в условиях «все улучшающейся компьютерной технологии).

Те высказывания Обамы, в которых фигурировал «свистун» Сноуден, могли создать впечатление, что президент отдает ему в некотором роде должное. Но Обама в конце концов «жирно подчеркнул», что это не так. Сноуден, сказал президент, должен был обратиться к комитетам Конгресса по разведке, а «не ставить в рискованное положение нашу национальную безопасность». И, наконец, заключительный аккорд: «Я не считаю мистера Сноудена патриотом» Так были поставлены все точки над «и».

Переходя к американо-российским отношениям, Обама довольно-таки откровенно признал, что он хотел бы взять «тайм-аут». Он сравнил Америку и Россию с двумя «скалами», имеющими противоречия. Одна из этих «скал» — Россия «не сдвинулась», по мнению Обамы, по целому ряду проблем. «Именно поэтому, — продолжал президент, необходимо для нас сделать паузу, взвесить, куда идет Россия, каковы наши базовые интересы и на основании этого скорректировать наши отношения». Комментируя этот пассаж, газета «Нью-Йорк таймс» пишет, что в течение некоторого времени, по-видимому, и США, и Россия «будут идти своим путем». Газета не уточняет — параллельным, пересекающимся или опасно сталкивающимся.

Но в идее «тайм-аута», как мне представляется, есть своя «сермяжная правда». Обе «скалы» так еще и не сдвинулись с места навстречу друг другу по наиболее основным спорным вопросам, таким как новое сокращение стратегических вооружений, проблема ПРО, отношения с асадовской Сирией, ядерные претензии Ирана и Северной Кореи, закон о запрещении пропаганды гомосексуализма и предстоящая Олимпиада в Сочи, трудности, создаваемые законами Магнитского и Димы Яковлева и так далее. Саммиты, как инструмент международной политики, или должны быть успешными, или их лучше не проводить. «Две скалы», замерзшие на своих исходных позициях, это вам не ситуация, когда, поскольку гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе. На сегодняшний день ни Москва, ни Вашингтон не хотят быть в роли Магомета. Вот почему Обама отказался приехать в «город сорока сороков». Дело Сноудена было всего лишь катализатором, поводом. И надо признать, что нет худа без добра. Не будь Сноудена, Обама приехал бы в Москву, и он с Путиным ни о чем не смогли бы договориться кроме взятия тайм-аута.

Но тайм-аут спонтанный или согласованный, на то и тайм-аут, что не может длиться вечно. Проблемы, стоящие между двумя «скалами», должны быть решены и чем раньше, тем лучше. Затянувшийся до бесконечности тайм-аут грозит скатыванием к «холодной войне» между США и Россией и к возникновению иных «Сирий», возможно, и ядерных…

На пресс-конференции в Восточной комнате Белого дома Обама специально остановился на своих личных отношениях с президентом Путиным. «Мои личные отношения с Путиным отнюдь не плохие, — сказал он. — Я знаю, что пресса любит фокусироваться на языке жестов и он (Путин — М.С,) иногда выглядит как скучающий мальчик на самой задней парте в классе. Но истина заключается в том, что когда мы ведем взаимные беседы, они часто бывают продуктивными». Обама не случайно остановился на языке жестов. В преддверии его поездки в Россию американские медиа показывали сюжеты и фото американского и китайского президентов в Калифорнии без пиджаков и галстуков, а главное, улыбающимися. В стык давались фото Обамы и Путина во время их последней встречи в Северной Ирландии — оба в костюмах и при галстуках, а главное — неулыбчивые. На лице Обамы — досада, на лице Путина — отсутствующий взгляд.

Фотографии пятничной встречи по формуле «2+2» носили промежуточный характер между Калифорнией и Северной Ирландией. «Два плюс два» – это госсекретарь США Керри, шеф Пентагона Хэйгел, министр иностранных дел РФ Лавров и министр обороны Шойгу. Встреча «2+2» должна была самортизировать провал московского саммита «1+1». Ни по форме, ни по существу это не удалось. Согласно американским официальным источника, никаких существенных подвижек достигнуто не было. Были подчеркнуты лишь разногласия, например, по ПРО и Сирии. Госсекретарь Керри заявил: «Отношения между США и Россией, нечего и говорить, очень важные отношения... Поэтому мы откровенны, очень откровенны и насчет областей, в которых мы согласны, и насчет областей, в которых мы не согласны». К сожалению, на сегодня область, в которой «2+2» согласны, это то, что они почти ни в чем другом не согласны.

Не менее расплывчатым был и министр Лавров. Он подчеркнул, что Вашингтон и Москва «друг друга уважают». Лавров убеждал, что нет никакого риска возвращения к «холодной войне» и срыва «стратегической стабильности» между обеими странами. Лавров, делая хорошую мину при плохой игре, заявил, что московский саммит Путин-Обама «не отменен, а отложен». Но хрен, как известно, редьки не слаще. Впрочем, участники встречи «2+2» согласились, что будут встречаться более регулярно «для продвижения вперед повестки дня».

В пятницу состоялась первая встреча лицом к лицу двух новых министров обороны Хэйгела и Шойгу. Она была, по официальным оценкам, «деловой и продуктивной». По словам Хэйгела, «сегодняшний мир сложный и взрывоопасный. Найти решения в это критическое время не так-то просто». Шойгу сообщил, что он пригласил американские подразделения принять участие в соревнованиях по танковому биатлону в России. Приглашены и представители Пентагона на большие военные маневры российских и белорусских войск под названием «Запад». Сообщается (в западных медиа), что переводчик не разъяснил значение слова «запад», которое имеет не только географический, но и политический смысл и является синонимом НАТО. Хэйгел и Шойгу «согласились» чаще встречаться, включая в режиме видеоконференций.

Кризис в Сирии стал своеобразной лакмусовой бумажкой американо-российских отношений. Согласно Лаврову, стороны решили форсировать переговоры в Женеве, которые Вашингтон считает «приемлемым форумом». Но дело в том, что нет еще согласия о составе этого «приемлемого форума», Россия настаивает на участии Ирана, Соединенные Штаты — против.

Что касается проблем контроля над вооружением, то иные «американские идеи» в этой области, заключенные в письме Обамы Путину, которое еще в апреле привез в Москву Том Донилон, исполнявший тогда обязанности помощника президента США по национальной безопасности, до сих пор не «оботвечены», говоря словами Обамы. Это кстати, было одной из причин срыва московского саммита. И, наконец, Москва обещала не выколачивать из Сноудена секреты АНБ и ЦРУ. В общем и целом результаты встречи «2+2» напоминают сюжет юмористической песенки о прекрасной маркизе, у которой «в остальном все хорошо».

И несостоявшаяся встреча «1+1», и состоявшаяся встреча «2+2» не смогли рассеять скептицизма «Мишель» — общественности России и США, что хозяева Белого дома и Кремля тщательно, до блеска моют свою посуду.

Эдвард Сноуден. Хроника событий


Партнеры