«Вьется по ветру «Веселый Роджер»...

Злоба дня

11 августа 2013 в 18:31, просмотров: 12079
«Вьется по ветру «Веселый Роджер»...
фото: Михаил Ковалев

Слова старой романтической песни на стихи Павла Когана приходят на ум, когда читаешь одну из главных новостей последних дней: «Под петицией за отмену «антипиратского» закона на официальном сайте «Российская общественная инициатива» подписалось 100 тысяч человек, и теперь эта петиция должна быть рассмотрена властями».

Инициативу незарегистрированная Пиратская партия, Ассоциация пользователей Интернета и проект «Роскомсвобода» разместили на сайте 4 июля — на следующий день после того, как был подписан президентом и опубликован закон, разрешающий блокировать сайты и адреса, нелегально распространяющие фильмы и телесериалы. (Чтобы сделать это, правообладателю теперь достаточно подать заявление в Мосгорсуд с просьбой ввести такую обеспечительную меру, а уж исполнять решение суда будет Роскомнадзор — через провайдеров или операторов связи.)

Обратите внимание на скорость, с которой были собраны 100 тысяч подписей: чуть больше месяца! И это — несмотря на сложную процедуру регистрации на сайте! Ого-го!

Значит, зацепило... Первой набравшей такое количество голосов общественной инициативе — запретить чиновникам и руководителям госкомпаний и госкорпораций покупать себе служебные автомобили по цене выше 1,5 млн рублей — потребовалось для преодоления критического барьера 3 месяца, хотя ее инициатором был «сам» Алексей Навальный, не последний в Сети человек.

Содержание петиции тоже заслуживает внимания: она не просто предлагает послать куда подальше «антипиратский» закон, но предупреждает, что его формулировки опасны для Интернета в целом. Например, руководствуясь ими, при желании реально заблокировать не только отдельные страницы или сайты с нелегальным контентом, но и IP-адреса, где могут быть «прописаны» и другие, вполне себе добропорядочные сайты и содержаться вполне себе легальная информация. Да, Минкомсвязи «дал предписание» действовать аккуратнее, но «предписание — не закон», как справедливо заметил глава думского подкомитета по Интернету и развитию электронной демократии при думском Комитете по информационной политике, информационным технологиям и связи Роберт Шлегель («ЕР»)...

Значит, опять законодатели накосячили?

Трудно было ожидать иного. Закон пролетел через Думу за неделю, более того — профильный Комитет по законодательству провел заседание по подготовке текста ко второму, решающему чтению «опросным путем», то есть не собираясь физически, что лишило авторов поправок возможности попробовать убедить коллег в своей правоте. Такое бывает лишь при недвусмысленно выраженной политической воле, обладателем которой в России является один-единственный человек. Неслучайно в интернет-кругах родилась сказка «О том, как кинопродюсеры с президентом поговорили», фабула которой основана на совпадении двух фактов: совещания по вопросам развития отечественной кинематографии в конце мая — и принятия в июне «антипиратского» закона.

С представителями интернет-компаний президент еще не встречался. Они теперь поняли, куда надо идти с поклоном, но надо же, чтобы еще и позвали...

А как же 100 тысяч подписей?

Слова «петиция должна быть рассмотрена властями» вовсе не означают, что требования поддержавших ее непременно выполнят в полном объеме. Ведь речь идет о новом механизме учета общественного мнения, появившемся в России в результате выполнения предвыборного обещания Владимира Путина: он, как помнят многие, в феврале 2012 года предложил «обязательно рассматривать в парламенте те общественные инициативы, которые соберут 100 тысяч и более подписей в Интернете». Потом, правда, это предложение трансформировалось в более сложную и не столь однозначную схему: собравшие 100 тысяч подписей инициативы федерального уровня попадают в специальную экспертную группу при правительстве (во главе ее — Михаил Абызов, «министр без портфеля»), и уже она в течение 2 месяцев готовит заключение: надо писать законопроект или проект постановления правительства на эту тему или можно обойтись «другими мерами» по реализации инициативы (цитата — из указа президента от 4 марта 2013 года).

Г-н Шлегель, который является одним из представителей парламента в этой самой группе, надеется, что уже в конце августа — начале сентября свои предложения она представит. Но среди них не будет предложения забыть резонансный закон как дурной сон, уверен он: «Если люди привыкли бесплатно пользоваться тем, за что надо платить, и хотят продолжать это делать, это не значит, что так должно быть. Закон надо править, но не отменять». Более того — в течение ближайшего года аналогичные меры планируется распространить и на другие продукты творчества: фонограммы, программное обеспечение и книги.

На все сразу или постепенно? Пока неизвестно. Возможно, в процессе «распространения» правка и состоится, наиболее неуклюжие формулировки «антипиратского» закона перепишут, а наиболее размытые — уточнят.

Возможно. А возможно, экспертная группа сочтет, что достаточно будет слегка поправить предписания Минкомсвязи...

Так что веселиться «Роджеру» не стоит. Не с чего.



Партнеры