Третий год перестройки

Таки пора валить?

19 декабря 2013 в 18:46, просмотров: 22497
Третий год перестройки

Раз в год мы с друзьями делаем один большой политологический доклад. Обо всяких там итогах того самого уходящего года. В нынешнем году этот доклад мы написали очень по-солидному: под эгидой и от имени ФСБ. Это так сокращенно называется Фонд Станислава Белковского.

Мои недоброжелатели скажут: доклад делается, чтобы тебя с твоими друзьями не забывали, — и это будет правдой. Мы с друзьями скажем: чтобы однажды под занавес года вырваться из суеты каждодневного информационного потока и понять, на каком мы (Россия и все еще живущие в ней) свете, — и это тоже правда.

Доклад я посвятил моим любимым читателям «МК» и потому спешу познакомить вас с его кратким содержанием. Вдруг окажется интересно? Итак.

Несомненно, 2013-й был третьим годом перестройки-2. Той самой, которую мы с вами предсказали еще летом 2010-го и которая фактически началась в декабре 2011-го, с первыми массовыми акциями на Болотной площади и проспекте Сахарова.

Напомню определение перестройки: это период долгосрочной политико-социальной турбулентности (болтанки), который характеризуется — прежде всего — непреодолимым и нарастающим во времени отчуждением активной части общества от власти и прогрессирующим разочарованием элит в той политико-экономической системе, которая их воспитала, взрастила, вскормила. Так было с Советским Союзом в конце 1980-х, когда в коммунизме разочаровались партийные и комсомольские секретари. Так происходит и сейчас, когда все меньше и меньше остается людей, которым авторитарный режим тотальной коррупции представляется эффективным, а главное — перспективным.

Посудите сами.

Вот Владимир Путин объявил амнистию к 20-летию Конституции РФ. (Конечно, формально ее проводит Госдума, но мы-то уже не маленькие, понимаем, как там у них все устроено.) На свободу выйдут порядка 25 000 человек, включая пожилых людей и женщин с маленькими детьми. Освободятся участницы группы Pussy Riot и экологи/журналисты с корабля Arctic Sunrise. Аплодируем ли мы за это Путину?

Конечно же, нет. Мы морщимся. Он выпускает слишком мало людей. Часть узников Болотной площади (дела о беспорядках 6 мая 2012 года) останутся за решеткой, что очень плохо. В общем, от амнистии скорее веет безнадегой, чем оптимизмом. Версия получше: кремлевский автократ пошел на легкие послабления под давлением разгневанной общественности (и, быть может, «мирового сообщества»). Версия похуже: кремлевский автократ решил откупиться от своего народа дешевой подачкой. Хвалебной для власти версии, как видим, попросту нет. Даже кремлевские пропагандисты ее толком не придумали (по крайней мере пока).

И так во всем.

Перестройка-2 не обязательно означает, что мы, как во времена горбачевского СССР, идем к распаду страны (хотя и это не исключено). Но она точно означает много чего еще. Например, нарастание внутриэлитных конфликтов. Как правило, случающихся из-за денег — так и должно быть в условиях современной российской монетократии (всевластия денег). Конфликтов становится больше, поскольку ресурсов, подлежащих разделу, становится меньше. В полном соответствии со старым анекдотом: почему нельзя поделить все на всех? потому что всего мало, а всех — много.

И конфликты эти становятся все более жесткими/жестокими. Потому что элиты уже не готовы беспокоиться о стабильности разочаровавшей их политико-экономической системы. Да и самой страны, над которой все отчетливее просматривается мерцающий в небесных проводах лозунг «Пора валить!». (Так, кстати, было и в грустной фазе горбачевской перестройки-1, на рубеже 80–90-х годов минувшего века.) А значит, в войнах все и любые средства становятся хороши.

Мы решили проанализировать самые знаковые из внутриэлитных войн третьего года перестройки. Хотя всего этих конфликтов — крупных и средних, мелкие в расчет уже не берем, — сотни, отобрали лишь несколько. Которые можно считать зеркалом сегодняшней войны всех со всеми.

Возьмем, к примеру, войну вокруг правительства Дмитрия Медведева. По ходу года его не отправлял в отставку только очень ленивый. И потому, что премьер политически слаб и малодееспособен. И из-за того, что это правительство не очень любит Администрация Президента. И потому, что есть другие, умные и красивые претенденты на главный правительственный пост: Сергей Шойгу, Алексей Кудрин и даже типа Дмитрий Рогозин.

В уходящем 2013-м г-н Медведев получил немало ударов по лбу и щелчков по носу. В мае не без скандала был снят с должности ключевой чиновник его кабинета, шеф правительственного аппарата Владислав Сурков. (Дай ему Бог успехов на нынешнем символическом посту президентского помощника по Абхазии и Южной Осетии.) А в июне уже принятое премьером решение об увольнении одного крайне приближенного к президенту лица было отменено Путиным — непосредственно во время поедания натурального глухаря в обществе того же лица в Константиновском дворце близ Санкт-Петербурга. (С тех пор выражение «есть глухаря» приобрело аппаратно-сакральный смысл.) В результате пресс-службе правительства пришлось объявлять сообщение об отставке работой банальных хакеров, что выглядело немного анекдотично. (Есть мнение, что в той отставке были особо заинтересованы некоторые околомедведевские бизнесмены дагестанского происхождения, отсюда и весь сюжет.) А под занавес года случилось упразднение РИА «Новости», которое тоже считалось территорией влияния премьера. Причем и Медведев, и руководство самого РИА о решении Путина создать вместо «Новостей» агентство «Россия сегодня» узнали из СМИ.

Но — у Дмитрия Медведева есть еще последняя надежда, и зовут ее «Владимир Путин». Как мы убедились за прошедшее десятилетие, президент любит как раз политически слабых премьеров, полностью зависимых от него самого. И не хочет становиться «хромой уткой» при хорошем, перспективном главе правительства, порождающем в обществе незрелые надежды. (Как неизбежно произойдет в случае прихода на премьерский пост персон типа Кудрина/Шойгу.) И полутайный пакт, по которому ДАМ может спокойно греть премьерское кресло до 2018 года, вроде не отменен. Потому премьер может себе позволить считаться если не первым человеком в стране, то и не вторым и перемещаться из загородной резиденции в Дом правительства буквально по воздуху — кортежем из трех (!) вертолетов. Это ритуальный знак, который для российской власти с ее поклонением перед церемониалом не так уж мало значит.

Или — возьмем, к примеру, отставного министра обороны Анатолия Сердюкова. За минувший год мы, насмотревшись федеральных телеканалов, поняли, что: а) Сердюков — самый страшный российский коррупционер; б) в тюрьму он, проклятый, не сядет, так как попадет под ту самую амнистию к 20-летию Конституции. Что отчасти правда. В конце концов, в условиях монетократии никакой большой системы/структуры без серьезной коррупции не бывает. По определению.

Однако судьба Сердюкова говорит нам не только о поэтических талантах и земных бриллиантах его подруги Евгении Васильевой, но еще и о невозможности стратегических реформ в современной России. Сердюков пострадал не в последнюю очередь за то, что попытался заменить Советскую Армию, миссия которой состояла в поддержании мира посредством ожидания большой войны, армией, которая большой войны не ждет, а готовится к локальным конфликтам у своих границ и еще — к выполнению, если надо, полицейских функций (разгону больших площадей). Естественно, военная среда приняла это в штыки. А оборонно-промышленный комплекс взвился на дыбы от того, что Сердюков прямо признал его (комплекса) частичную недееспособность и начал закупки вооружений прямо за границей. В общем, с таким количеством влиятельных врагов экс-министр обороны выжить просто не мог. Если хотите царить на своем посту долго и счастливо — не занимайтесь безоглядными реформами, в паразитическую эпоху за это спасибо никто не скажет.

...А тем временем, пока многие РФ-элитарии собираются валить, готовится к печати новый «список Магнитского». Где могут оказаться уже не только стрелочники из МВД и прокуратуры, но и руководители наших силовых структур, и даже путинские фавориты ранга Игоря Сечина. (Во всяком случае, такие утечки нынче стремительно нарастают.) А может появиться и европейский вариант «закона Магнитского» с соответствующим списком — во всяком случае, главный лоббист всех этих историй, глава фонда Hermitage Capital Уильям Браудер, приложил к тому немало усилий. И некоторым богатым и знаменитым людям современной России валить придется уже совсем в другую сторону.

Третий год перестройки-2 хорош хотя бы тем, что за ним грядет год четвертый. Он не даст нам нового оптимизма. Но и скучным тоже совершенно не будет: развеселим себя мы сами, если захотим.

А полный текст доклада ФСБ, который называется «Русские войны», вы легко найдете в русском же Интернете.



Партнеры