Барак Обама совсем забросил семью

Почему президент США играл в гольф, когда хоронили его тетю Оньянго

10.05.2014 в 12:38, просмотров: 9901

Недавно в одном из домов презрения в Бостоне умерла Зейтуни Оньянго, которую президент Обама называл когда-то «тетушкой». Она и была его тетей — сестрой отца президента. Близкие родственники усопшей перенесли ее вещи в квартиру, принадлежавшую ей, на стенах которой висели фотографии ее с племянником Бараком. 

Барак Обама совсем забросил семью
фото: Александр Астафьев

Собравшиеся вокруг гроба с телом тетушки Зейтуни со слезами на глазах вспоминали ее как «живительный дух семейства Обамы». Шел также разговор о сборе денег на посылку ее тела на родину — в Кению. Президент США в свою очередь заплатил за похороны и прислал соболезнующее письмо. Но сам на похоронах не присутствовал. В тот день он был занят — играл в гольф.

Крепко спаянная семья Обамы выдержала натиск жизни на разных континентах и разницу в языках, но перед президентством Барака она дрогнула и не устояла. Как говорит брат Обамы по отцу Малик Обама, «он живет своей жизнью, я живу своей». Говорит без особой горечи. Скорее, констатирует. Малик специально прилетел в Бостон на похороны тети. Вот о ней он говорит взволнованно. (Когда Оньянго умерла, ей был 61 год). По словам Малика, он и Барак «не в очень близких отношениях. Мы все — братья и сестры рассеяны по миру».

Став президентом, Обама начал держаться подальше от своих кенийских родственников, а кое-кого даже перестал признавать. Видите ли, они были «очень эклектичны». Одним угрожала депортация и суд за вождение машины в нетрезвом состоянии. Другие строчили сомнительные мемуары и создавали не менее сомнительные «Фонды Обамы». Тем не менее, все они невольно приложили руку к созданию мифа об Обаме, который сыграл значительную роль в его избрании президентом. В 2009 году делегация клана Обама прилетела на его инаугурацию и была в центре внимания общественности и медиа. Прилетела и тетушка Зейтуни. Она цвела от восторга, когда новоиспеченный президент-племянник хвалил ее национальное одеяние. Кенийские Обамы приняли участие в инаугурационных балах, а Барак был их личным гидом по Белому дому, где все они сфотографировались с ним.

Но вскоре выяснилось, что кенийские «мавры», сделав свое дело, должны уйти. Свою роль статистов они уже сыграли. Сотрудники Белого дома защищают своего шефа. Они считают несправедливым налагать на него ответственность за родню, с которой у него нет ничего общего кроме кровной связи. И вообще эта тема - табу. «Это личная семья президента, и поэтому мы воздерживаемся от комментариев», — говорит представитель Белого дома Эрик Шульц.

«Статисты» сегодня занимаются каждый своим делом, но так или иначе сопрягаются с Обамой. Так, брат президента Малик, бывший шафером на его свадьбе, мигрирует между Найроби и Мэрилендом в качестве главы «Фонда Барака Х.Обамы». Дела Фонда, несмотря на его название, идут далеко не блестяще. «Что я могу сказать? Не все так, как мне хотелось бы», — говорит Малик. Еще бы. Он собирал деньги на благотворительность среди своих корешей в Йемене и Ливии и поддерживал злейшего врага своего брата — Муаммара Каддафи. Сам Малик говорит, что главная забота его фонда - это «память об отце». Кроме того, вот уже несколько лет Малик тщетно толкает свою книгу «Барак Обама-старший. Жизнь и возвышение подлинного африканского ученого».

Больше повезло младшему брату президента Джорджу. Его книга «Необыкновенная история надежды и выживания» нашла своего издателя. Настрочила мемуары и сестра Обамы Аума («А затем случается жизнь»). Она же снималась в документальном фильме «Воспитание Аумы Обамы». Ее бывший муж Айан Мэннерс (он белый) заканчивает книгу о коррупции в Кении. Рабочий заголовок книги — «Наш брат — мистер президент». Мэннерс – британский подданный. Спекулируя на родстве с Обамой, он пытался пробиться в парламент, но этот трюк у него не прошел. Покойная тетушка Оньянго тоже баловалась пером. Результат — мемуары «Слезы оскорбленной». С Обамой тетушка встретилась в 1988 году, когда он нанес визит в Кению. «Не забывай корней твоего африканского клана», — напутствовала она своего племянника.

В 2000 году тетушка решила перебраться поближе к нему и переехала в Соединенные Штаты. В 2002 году, когда Обама уже был сенатором штата Иллинойс, Оньянго приехала в Чикаго и помогала Мишель с ее дочкой Сашей, которая только-только родилась. К этому времени и срок ее американской визы истек, и она стала незаконной иммигранткой. Ее просьба о предоставлении убежища была отклонена властями. В 2008 году, во время предвыборной кампании, репортеры отыскали тетушку будущего президента в бостонских трущобах, где она жила на нелегальном положении. Сотрудники президента утверждали, что он об этом ничего не знал. А когда узнал, вместо того, чтобы помочь, поспешил вернуть ей 265 долларов, которые она внесла в его избирательную казну. Ему хотелось быть «чистеньким». В 2010 году Оньянго, наконец, получила статус беженки. В интервью по этому случаю она сказала: «Я — тетушка президента Обамы. Если он ведет себя плохо, я единственный человек на земле, который может оттаскать его за уши и дать ему пощечину»...

С братьями и сестрами Обама предпочитает держать дистанцию. Среди них следует отметить Марка Окоту Обаму Ндесанджио. У него тоже была белая мать, как у президента. Он тоже окончил один из престижных университетов «Лиги плюща». Сейчас Марк живет в Китае. Он пианист, писатель и бизнесмен, тоже имеет «Фонд Обамы» и тоже накропал мемуары — «Культуры: Моя Одессея самооткрытия». В них он изображает своего отца в довольно-таки неприглядном свете и говорит о неровных отношениях с президентом.

А на днях Марк заявил репортерам, что он и другие члены клана Обамы давно не имеют весточек от президента. «Барак пытается забросить семью, которую он столь страстно подключал в ранние годы, но не сейчас, двигаясь по президентской орбите». Особенно обижает Марка то обстоятельство, что Обама позабыл даже о «матриархе» своего рода бабушке Саре, «которая может покинуть нас и этот мир в любой момент».

Бабушка Сара, она же Сара Огвел Оньянго, живет в Кении в фамильном доме Обам. Говорит она лишь на диалекте племени Луо, что, по ее словам, мешает ей непосредственно общаться с Бараком. Но вот в конце марта этого года ей позвонила сестра президента Аума и от его имени поздравила с днем рождения и передала соответствующие этому дню пожелания президента. А под Новый 2014 год бабушка Сара и ее внук Барак говорили через переводчика. Впрочем, во взаимоотношениях бабушка-внук дело не ограничивается только телефонными разговорами при помощи толмача, знающего наречие племени. Бабушка Сара гордо показывает посетителям электричество и питьевую воду в своем доме, показывает асфальтированную дорогу, ведущую к нему. «Это все благодаря моему внуку. Он до сих пор играет главную роль в моей жизни», — говорит бабушка Сара…

Неровные отношения президента Обамы со своими кенийскими родственниками не его вина, а беда.

Миннеаполис. 



Партнеры