Выборы в Египте: почему стране нужен «армейский» президент

Экс-помощник главы МИД АРЕ: египтяне не дадут вернуться военной диктатуре

26.05.2014 в 12:10, просмотров: 2745

В Египте начинаются президентские выборы – вторые по счету после «революции» 25 января 2011 года, когда со своего поста был смещен руководивший страной несколько десятилетий Хосни Мубарак. После него во главе Арабской Республики Египет (АРЕ) встал Мохаммед Мурси – сторонник «Братьев-мусульмане», который простоял «у руля» всего лишь год: египтяне взбунтовались против проводимой им исламизации страны. В нынешней президентской гонке фаворитом считается фельдмаршал Абдель Фаттах ас-Сисси – бывший главнокомандующий войсками АРЕ. Что принесет Египту его президентство? По какому пути может пойти республика? Об этом и многом другом «МК» поговорил с бывшим помощником министра иностранных дел Египта Амра Мусы, экс-главой парламентской комиссии по отношениям между арабскими странами и экспертом по Ближнему Востоку Мустафой АЛЬ-ФАКИ.

Выборы в Египте: почему стране нужен «армейский» президент
фото: Игорь Субботин

В Египте начинаются президентские выборы – вторые по счету после «революции» 25 января 2011 года, когда со своего поста был смещен руководивший страной несколько десятилетий Хосни Мубарак. После него во главе Арабской Республики Египет (АРЕ) встал Мохаммед Мурси – сторонник «Братьев-мусульмане», который простоял «у руля» всего лишь год: египтяне взбунтовались против проводимой им исламизации страны. В нынешней президентской гонке фаворитом считается фельдмаршал Абдель Фаттах ас-Сисси – бывший главнокомандующий войсками АРЕ. Что принесет Египту его президентство? По какому пути может пойти республика? Об этом и многом другом «МК» поговорил с бывшим помощником министра иностранных дел Египта Амра Мусы, экс-главой парламентской комиссии по отношениям между арабскими странами и экспертом по Ближнему Востоку Мустафой АЛЬ-ФАКИ.

– Прошел почти год с момента свержения первого демократически избранного президента АРЕ Мухаммеда Мурси. Что изменилось за это время в Египте?

– Многое изменилось. Египтяне поняли, что ими не правит какая-то определенная организация и поняли, что «Братья-мусульмане» больше не вернутся. Год правления «Братьев-мусульман» – это кошмарный сон. Вот после 25 января 2011 года, когда пал режим Мубарака, граждане Египта были в постоянном движении к построению нового общества. Это было и когда правил Высший военный совет, но потом пришли к власти «Братья-мусульмане». Это был очень тяжелый год, однако после того, как убрали Мурси, египтяне начали по-другому думать о будущем… Нам нужно гражданское общество, либеральное, власть в котором не связана с религией. Ислам не имеет никакого отношения к тому, что происходило, потому что ислам – это религия. Даже во времена Али ибн Абу Талиба власть была наследственной, но она не была религиозной. Египтяне успели натерпеться от «Братьев-мусульман», которые откровенно занимаются террористической деятельностью, взрывают машины, взрывают дома… Даже если какая-то часть населения испытывала к ним симпатии, сейчас этого уже нет. Египтяне больше стали больше доверять кандидату в президенты фельдмаршалу ас-Сисси, который избавил их от «Братьев-мусульман». Сейчас начинаются президентские выборы, на которых есть и другой достойный кандидат – Хамдин Саббахи. В любых других условиях он мог бы стать президентом, но, понимаете, у нас сейчас чрезвычайная ситуация… Сейчас нужен президент, имеющий армейское прошлое, который поднимет авторитет государства.

– Если ас-Сисси придет к власти, означает ли это поворот к военной диктатуре?

– Нет, совершенно нет. Египтяне изменились. Они приобрели новое оружие, которое не позволит вернуться к военной диктатуре. И это новое оружие заключается в том, что десятки миллионов людей практически за несколько часов наполняют улицы, выражая протест. Стрелки назад повернуть нельзя. Это знают все, и ас-Сисси в том числе.

– Тогда почему нужен человек, вышедший из армейской среды?

– Сейчас очень тяжелая ситуация в сфере безопасности. В некоторых случаях дело доходит до анархии. Нужно навести порядок. Сейчас Египту нужен правитель, который бы очень хорошо понимал смысл фразы «национальная безопасность». Нам начинает угрожать «Аль-Каида», на западной границе – с Ливией – есть террористические группы. На юге тоже неспокойно, поэтому нужен глава государства, полностью осознающий, что такое безопасность и как этого добиться. Даже если человек имеет военное прошлое, то почему он не может править, как демократ? Тем более, для этого сейчас созданы все условия. Разработана прекрасная конституция, потом будут выборы свободного парламента, где 80 процентов будут предоставлены отдельным кандидатам. Только 20 процентов будут от партий… Почему нет?

– Среди обещаний фельдмаршала ас-Сисси – полностью уничтожить «Братьев-мусульман». Как это возможно?

– На одном из своих совещаний фельдмаршал ас-Сисси пояснил, что он подразумевал под этим. Он имел в виду «Братьев-мусульман» не как отдельных людей, а как террористическую организацию. Как террористическая организация они существовать не будут. Если есть члены «Братьев-мусульман», которые верят в демократию, которые не занимаются насилием, которые не совершают теракты – пожалуйста, пусть живут и участвуют в политической жизни.

– Как вы оцениваете террористическую угрозу для Египта, которая исходит в настоящее время от экстремистских группировок?

– Опасность очень большая. И это ощущают не только египтяне. Почему страны Персидского залива стали помогать Египту? Потому что они прекрасно понимают, что «Братья-мусульмане» – это угроза не только для Египта, но и для региона в целом.

– Если говорить о странах, переживающих кризис, как вы оцениваете ситуацию в Сирии?

– Сирия была одним из самых процветающих государств, но сейчас там такие условия, что государство рискует прекратить свое существование. Как известно, там работает «Аль-Каида», там работает организация «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), которая ратует за воссоединение Сирии и Ирака на исламской основе. В общем, ситуация тяжелейшая…

– Возможно ли, что при самом худшем раскладе в Сирии боевики хлынут в Египет?

– Они сами об этом говорят. Вот ИГИЛ, например, заявляли: после Сирии у нас следующая остановка на Синае. Они хотят разделить Сирию на отдельные части, а потом пойти в Египет.

– Как вы оцениваете возможность прихода другого президента в результате грядущих президентских выборов в Сирии?

– Мне кажется, что Башар Асад все-таки выиграет, потому что у него есть определенное влияние в Дамаске и вокруг Дамаска, но поймите одно: даже те, кто против Асада, боятся больше тех, кто придет вместо него, этих «исламских» террористов, поэтому Асад должен выиграть.

– Заявления о том, что сирийский президент пытается скрыть химическое оружие, соответствуют действительности, на ваш взгляд?

– Я читал об этом. Некоторые источники заявляют, что Асад в некоторых районах применяет химическое оружие, даже часть этого химического оружия он где-то скрыл, но я должен вам сказать: ни Израиль, ни США не хотят падения Асада.

– Он нужен в качестве сдерживающей силы от террористов?

– Это одно, а другое – у Асада были и остаются хорошие отношения с Израилем. С 1973 года в сторону Израиля не прозвучал ни один выстрел. Это мир. И внутри Израиля и внутри израильского лобби в Вашингтоне произошел раскол: кто-то поддерживает Асада, кто-то не поддерживает. Те, кто поддерживает, говорят: лучше черт, которого мы знаем, чем ангел, которого мы не знаем, потому что он может быть хуже этого черта.

– Если мы заговорили об Израиле, как изменилась расстановка сил на Ближнем Востоке после событий «арабской весны»?

– Например, Иран стал чуть ли не основным игроком, Турция стала новым игроком, который поддерживает «Братьев-мусульман». В Персидском заливе – Катар, который пытается реализовать план, близкий к американо-турецкому плану, более того, тайно поддерживаемый Израилем.

– Весь мир сейчас волнует ситуация на Украине. Как оценивают эти события ближневосточные страны, которые, как известно, пережили «арабскую весну»?

– Оценки идут такие: это очень похоже на то, что происходило в арабских странах, но в целом общественное мнение на стороне России… Хотя «арабская весна» – это понятие, вокруг которого существует очень много споров. Это очень спорное определение.

– Многие российские аналитики считают, что на Украине использовались те же схемы, что и во время событий «арабской весны».

– Я слышал об этом. Дело в том, что события так называемой «арабской весны» начались не с Ближнего Востока, а с Восточной Европы. Мы же знаем, что очень многие из тех, кто принял участие в «арабской весне», в частности, в Египте, готовились в странах Восточной Европы. Например, во время «оранжевой революции» на Украине…

– То есть те же инструкторы готовили перевороты?

– Да, приезжали и с Украины, и с Восточной Европы – в Египет, а потом поехали на Украину. Безусловно, об этом много пишут, но достоверных данных на этот счет нет.

– Как вы оцениваете дипломатическую игру России на Ближнем Востоке?

– Я скажу, что на арабском востоке дипломатическая активность России вызывает всеобщее одобрение. Более того, люди относятся к Путину как к настоящему герою, который пытается возродить былую мощь и авторитет России и тем самым показать другим странам, что они находятся под защитой от единоличной американской политики в регионе.

– Если вернуться к Египту, какова вероятность, что те теплые отношения, которые были между Египтом и Советским Союзом при Гамале Абдель Насере, вернутся?

– Безусловно, отношения вернутся, но не в том виде, который они имели раньше. Почему? И страны изменились, и мир изменился, и влияние Америки и Израиля в регионе. Но в любом случае египтяне очень хотят вернуть эти отношения, потому что россияне очень много помогали им: и Асуан построили, и помогли в войне… Причем, помогали безвозмездно.



Партнеры