Беседа Путина и Обамы: пятнадцать минут, которые не потрясли мир

Президент Олланд принял роль балетмейстера

8 июня 2014 в 12:33, просмотров: 20887

Да, недаром Франция, даже перестав быть великой державой, продолжает оставаться символом дипломатического этикета. Нельзя было без восхищения наблюдать за тем, как французский президент Франсуа Олланд, переквалифицировавшись в балетмейстера, сводил и разводил главных участников торжеств по случаю 70-летия со дня высадки союзников в Нормандии. Массовые сцены, в которых участвовал весь кордебалет, сменялись интимными па-де-де.

Беседа Путина и Обамы: пятнадцать минут, которые не потрясли мир
фото: kremlin.ru

Особенно удавались Олланду «пятерки». Впервые «пятерка» сформировалась позади Шато де Бенувиль во время фотографирования. Выглядела она так. В центре «пятерки» стоял сам Олланд. Справа от него стояла королева Англии Елизавета II, а справа от нее — американский президент Барак Обама. Слева от Олланда стояла королева Дании Маргрете II, слева от нее — российский президент Путин. Итак, Обаму и Путина отделяли друг от друга три персоны, две из которых были королевами. Это делало невозможным прямое общение двух президентов через головы двух королев, не считая головы самого Олланда, в которой зародилась сия балетная арабеска.

После фотографирования все двинулись в Шато ланчевать. Обама и Путин пропустили впереди себя королев, стараясь не наступить на подолы их платьев. Это им удалось. В какой-то момент, когда кордебалет двигался к Шато, Обама оказался вплотную позади Путина. Ему достаточно было легко хлопнуть по плечу президента России, чтобы установить с ним контакт. Но этого не произошло. Стыковка «Союза» и «Аполлона» на этом этапе хореографией Олланда не предполагалась.

Войдя в Шато, гости стали рассаживаться по своим местам. В центре подковообразного стола вновь оказалась «пятерка». Она расселась в том же порядке, в котором стояла во время фотографирования. Телевидение высвечивало белыми кругами головы Обамы и Путина, а дикторы сообщали, что президенты находятся на расстоянии 16 футов друг от друга, заполненных всё теми же королевами и гостеприимным хозяином.

Но вот ланч подошел к концу. Обама и Путин стали перебрасываться отрывками фраз. Затем, не переставая перекидываться фразами, Обама и Путин встали из-за стола. Намек был понят, и кордебалет стал спешно покидать Шато. Началось па-де-де на высшем уровне, которое длилось 15 минут.

По словам заместителя советника президента США по национальной безопасности Бенджамина Родса, брифинговавшего американских репортеров, Обама в ходе 15-минутной беседы повторил свои требования, чтобы Россия прекратила поставки оружия и добровольцев сепаратистам и формально признала правительство Петра Порошенко. «Это была не формальная беседа, а неформальная двусторонняя встреча», — пояснил мистер Родс.

А вот что сказал репортерам «Нью-Йорк таймс» пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Во-первых, он подтвердил, что его шеф встречался и тоже в течение 15 минут с президентом Украины Порошенко. Он говорил с ним о необходимости прекращения насилия и применения вооруженных отрядов с обеих сторон. «Они согласились в том, что насилие необходимо остановить, — сказал Песков. — Их разговор был весьма коротким». Песков добавил, что в ходе бесед Путина не были обговорены какие-либо специфические шаги. Не было ясно, согласились ли они на новую встречу. Затем Песков подчеркнул, что в данный момент не может углубляться в дальнейшие детали: «Это позитивный шаг, хотя и весьма скромный, но все-таки позитивный», — заключил пресс-секретарь Путина.

В ходе встречи Путина с Порошенко (последнему ассистировала мрачно выглядевшая канцлер Германии Ангела Меркель) обе стороны настаивали, чтобы первый шаг по деэскалации конфликта на востоке Украины сделала противоположная сторона. Песков по этому поводу сообщил следующее: «Вместо того, чтобы устанавливать для России месячный срок для прекращения насилия, как это заявил Обама в ходе своего визита в Европу, было бы куда лучше, если бы Соединенные Штаты повлияли на Киев в смысле установления перемирия и прекращения насилия уже в течение нескольких дней». Напомнив об атаках украинских истребителей и вертолетов на гражданское население восточной Украины, Песков сказал, что «было бы лучше для всех нас, если бы Вашингтон использовал свое влияние на Киев и убедил бы его остановить насилие».

Но пока что Вашингтон убеждает Киев использовать совсем иную «дорожную карту». Выступая на следующий день после встречи с Путиным в Нормандии на своей инаугурации в Киеве, Порошенко почти что в ультимативном стиле продекларировал: «На востоке Украины первыми должны отступить России и сепаратисты. Крым должен быть возвращен Украине. Украина была и останется унитарным государством. Никакой федерализации. Единственным государственным языком всей страны будет украинский язык». Вполне понятно, что это не столько основа для переговоров, сколько инаугурационный пропагандистский барабанный бой.

Президент Соединенных Штатов Обама после четырехдневного европейского турне вернулся в Вашингтон. Из его окружения сообщают, что он покинул Францию в более оптимистичном настроении, чем когда приехал в нее. Причина оптимизма Обамы состоит, дескать, в том, что он добился большей солидарности среди своих европейских союзников по украинскому кризису и по отношении к российскому президенту. Вторая причина обамовского оптимизма — ему удалось «успокоить» страны Центральной и Восточной Европы, которым всё время снится московский блицкриг. Третья причина — избрание Порошенко президентом Украины. Во-первых, он «свой парень» и готов подписать документы, привязывающие Украину к Европейскому Союзу, те самые документы, подписать которые отказался Янукович, что вызвало Майдан и потерю им своей президентской цепи. С другой стороны, Обама надеется, что официальное избрание и утверждение Порошенко президентом Украины «открывает переговорное окно» Москва—Киев.

Но и «оптимизм» Обамы, и хитросплетения Олланда, да и вообще вся дипломатическая эстафета Варшава—Брюссель—Париж—Нормандия упираются в позицию президента России. И все участники этой эстафеты, как и главы G-7 и Европейского Союза отлично понимают это. Но тогда они должны понимать то, что нельзя и бессмысленно разговаривать с Москвой языком ультиматумов, пусть даже растянутых на один месяц.

Всё познается в сравнении. Конечно, 15-минутный междусобойчик Обамы и Путина не потряс мир, но насколько было бы хуже, если бы они вообще не встретились и не обменялись словами в нормандской карусели. А такая опасность существовала. В отличие от руководителей Франции, Англии и Германии Обама отказался встретиться с Путиным в Париже, что с его стороны было несвойственным ему ребячеством. Было тягостно наблюдать, как президенты двух великих держав, в руках которых судьбы мира, ходят по дипломатическому паркету, стараясь не замечать друг друга, вернее, делать вид. Перед лицом международной журналистской братии до фотографирования Путин и Обама не поздоровались, не обменялись ни словом, ни даже взглядом. Как писал один мой американский коллега, «они вели себя как разведенные родители, приглашенные на выпускной вечер своих детей».

Продолжая это сравнение, скажу, что в разбитых семьях дети редко бывают счастливыми. Семье народов Европы, включая Украину, крайне необходимо плодотворное сотрудничество Вашингтона и Москвы, в котором добрая воля и мудрость превалируют над ультиматумами и легкой воспламеняемостью.

Вполне понятно, что для этого нужно больше, чем 15 минут. Но и очень затягивать тоже нельзя. Надо помнить, что на востоке Украины гибнут люди.

Мэлор СТУРУА, Миннеаполис



Партнеры