«Имперский комплекс» или «бремя белого человека»?

Должны ли «большие» страны вмешиваться в дела «малых»

11 июля 2014 в 18:16, просмотров: 4652
«Имперский комплекс» или «бремя белого человека»?
фото: morguefile.com

«Какое дело России до Украины? Пусть они там сами как хотят барахтаются». У нас часто говорят примерно это, и не только об Украине. Но — не чаще, чем американцы задают аналогичный вопрос в отношении «влезания» Америки в Афганистан, Ирак, Ливию и прочие страны. И французы недоумевают: зачем понадобилось Франции посылать войска в бывшую французскую колонию Мали? Пусть творят что хотят без нашего участия. И жители Гаити, которые еще при Наполеоне провозгласили независимость от Франции и с тех пор живут в нескончаемых бедах, пусть сами со своими бедами разбираются и не зовут французов на помощь.

Но без участия (или вмешательства?) более развитых, мощных государств никак не обходятся менее развитые. Да не обидятся на меня, читая эти строки, украинцы, грузины, молдаване или киргизы, но речь тут идет не только о бывших колониях европейских держав — на земле бывшего Союза тоже схожая ситуация. До распада СССР Россия была гегемоном Союза и целого «соцсодружества», после распада сфера (и степень) ее гегемонии сократилась, но она и сейчас остается самой мощной державой на постсоветском пространстве. И принимает участие в делах своих бывших «младших братьев» — бывает, что по их просьбе, а бывает, что по собственной инициативе, даже когда «младшие» об этом не просят.

Что это — «имперский комплекс»? Или пресловутое киплинговское «бремя белого человека» (в расширенном, естественно, толковании)?

Наверное, имеет место и то и другое. А есть еще и третье: боязнь, что анархия, зверства, терроризм перекочуют из неблагополучных стран в более благополучные — те, которые несут «бремя» или испытывают «комплекс». Вот, например, американцы вроде бы ушли из Ирака, но тут случился разгул исламского экстремизма — суннитское движение «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) стало захватывать город за городом. Штаты были вынуждены направить в Ирак спецназ, военных советников, делиться с багдадским правительством разведывательной информацией и... оказались чуть ли не союзниками Ирана и Сирии («государств-изгоев», по американской терминологии) в борьбе с этим самым ИГИЛ.

Задавить ИГИЛ помогает и Россия, которая по-быстрому отправила иракскому правительству Нури аль-Малики первую партию истребителей «Сухой», — говорят, будет еще. Это похлеще, чем какие-то три сотни военнослужащих США, прибывшие в Ирак. Пока в Белом доме будут согласовывать с Конгрессом военную помощь Ираку да изыскивать на нее деньги, в Москве эти вопросы решат — уже решили — на раз-два. Здесь вам не тут.

Разнонаправленные интересы всех этих стран — России, США, Ирана, Сирии — сошлись в помощи шиитскому правительству Ирака. И даже Израиль оказался участником этой антиджихадистской обоймы — вот уж поистине неисповедимы пути Господни! Израиль помогает Иордании — государству, которое граничит и с Сирией, и с Ираком и которое испытало на себе еще десятилетие назад терроризм «Аль-Каиды», перелившийся в Иорданию из Ирака. Как пишет израильская газета «Гаарец», Иордания опасается прихода очередной волны исламского терроризма (носителем которого сегодня является в первую очередь ИГИЛ) из Южной Сирии или Западного Ирака.

В Иордании миллион беженцев из Сирии, которых вытолкнула через границу гражданская война. И Иордания — одна из считаных арабских стран, у которой есть нормальные дипотношения и сотрудничество с Израилем. Израильские беспилотники патрулируют границу Иордании с Сирией, Израиль делится с Иорданией разведывательной информацией. (Для полноты картины можно вспомнить, что на территории Иордании есть контингент американских войск, включая истребители F-16.)

Мотивы помощи странам, оказавшимся под ударом терроризма ИГИЛ, у каждого помогающего государства разные, но среди них явно не доминирует гуманитарное «бремя белого человека», о котором писал Киплинг в 1899 году:

Неси это гордое Бремя —

Воюй за чужой покой.

Заставь Болезнь отступиться

И Голоду рот закрой...

И когда «люди в черном» из ИГИЛ под знаменами джихада распинают на крестах «неверных» в сирийской провинции Алеппо, страны, которые помогают бороться с варварами-фанатиками, думают в первую очередь о том, чтобы эти «чернорубашечники» не пришли к ним.

Экстремизм шагает по планете, и все от него пытаются защититься. В июне министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг объявил об увеличении военной и образовательной помощи Нигерии, которая борется с террористами из «Боко Харам» (его боевики в апреле похитили более 200 девочек, а вообще похищают и убивают людей постоянно). В прошлом году в Лондоне двое этнических нигерийцев (оба родились и выросли в Англии, причем в христианских семьях, но позже обратились в радикальный ислам) зверски убили на улице 25-летнего английского солдата, ранее служившего в Афганистане. Так что для Англии Нигерия — не что-то далекое и неактуальное.

И для Америки все эти дальние заморские края, которые страдают от террора джихадистов, тоже имеют самую непосредственную актуальность. В связи с активизацией ИГИЛ в Ираке и Сирии администрация Обамы рассматривает дополнительные меры безопасности в аэропортах США и планирует обратиться к зарубежным правительствам с просьбой принять аналогичные меры. По данным американской разведки, боевики сирийской ветви «Аль-Каиды» — движения «Джабхат аль-Нусра» — в сотрудничестве с «Аль-Каидой» на Аравийском полуострове, которая базируется в Йемене, вынашивают план терактов на борту воздушных судов. О деталях, понятно, ФБР нам с вами не рассказывает, но известно, что для этих терактов планируется использовать кого-то из «тысяч боевиков, являющихся обладателями американских и европейских паспортов», сообщает АВС.

Вот тут-то мы, что называется, и «приплыли». Россия держит открытыми свои границы с бывшими советскими республиками. В Британии сложный свод законов, касающихся гражданства и иммиграции, предусматривает много послаблений для выходцев из бывших колоний — поэтому Лондон все больше похож на Джакарту или Карачи, там открыто действуют «шариатские суды» и «исламские патрули». Во Франции выходцев только из трех бывших владений в Северной Африке — Алжира, Марокко и Туниса — насчитывается порядка 4 млн. В Германии примерно столько же одних только турок.

Год назад в Швеции — когда-то я там часто бывал и помню ее как воплощение благополучия и спокойствия — иммигранты из стран третьего мира несколько ночей подряд жгли машины и громили магазины. В соседней Дании, в центре Копенгагена, легче купить кебаб и фалафель, чем знаменитые датские бутерброды и булочки. И люди в бурнусах или хиджабах — это в своем большинстве постоянные жители или граждане Датского Королевства. Каменный Андерсен, который сидит перед копенгагенской Ратушей, глядя на это, наверное, вынашивает философскую притчу в форме сказки — жаль, не доведется почитать...

Но тут мы имеем дело не с «бременем» и не с «комплексом», а с жадностью. Да-да, именно она в свое время открыла границы для дешевой рабсилы из бедных стран Юга, стремящихся на Север, — и в Европе, и в Америке.

И у нас в России сегодня любое ужесточение иммиграционной политики столкнется с лоббизмом строительной индустрии, пищевой промышленности с ее мясокомбинатами и рыбзаводами, сельскохозяйственного производства и прочих отраслей, живущих за счет нищих и бесправных гастарбайтеров. Точь-в-точь как в Америке, где они же, эти самые отрасли, не дают повесить замок на границу. А тем временем через Мексику просачиваются в Штаты не только стремящиеся на заработки латинос, но и жаждущие совершить «подвиг во славу Аллаха» террористы из тех же Ирака и Сирии.

Но об этом американцам сообщают редко — чтобы спокойнее спали. Да и в России как-то нечасто слышно о каких-нибудь добрых молодцах из «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», прибывших, к примеру, из Узбекистана. Может, оно и к лучшему...



Партнеры