Хроника событий Суд США обязал Гиркина выплатить $400 млн родственникам жертв MH17 В Киеве не готовы назвать подозреваемых в деле о крушении MH17 Представитель JIT: список причастных к крушению MH17 обнародуют только в суде Голландия 2 января обнародует имена причастных к гибели MH17 Летевший из «Вашингтона» в Сеул «Боинг» экстренно сел в Хабаровске

Дуэль под "Буком": глава батальона "Восток" против агентства "Рейтер"

В чем Ходаковский уличил повстанцев Юго-Востока?

25 июля 2014 в 16:17, просмотров: 20162

Ну вот, не успели мы отбиться от корректировщиков огня из «Бука», пойманных доблестными украинскими чекистами, от казаков с чернухинского блокпоста со встроенными в очки РЛС, как новая напасть. Беда пришла откуда не ждали: очень старое, очень известное, очень уважаемое информационное агентство Reuters распространило сенсационную информацию: командир батальона «Восток» Александр Ходаковский наконец признался, что в момент крушения малайзийского Боинга у ополченцев была установка «Бук». Ура! «Пикейным жилетам» будет, чем занять себя в эти выходные.

Дуэль под
фото: Дмитрий Дурнев

События развиваются стремительно! Уже наутро Ходаковский опроверг сообщение агентства. Он заявил, что не говорил ничего подобного Reuters, и более того – что у него есть запись разговора. Где же запись? На сайте движения «Суть времени» обнаружился 15-минутный фрагмент, в котором командир «Востока» очень длинно и путано рассуждает о том, что если украинская сторона, как она сегодня уверяет, знала, что у повстанцев появились комплексы «Бук», то она должна была закрыть воздушное пространство над зоной боевых действий для гражданских самолетов. А поскольку она этого не сделала – то в любом случае, кто бы ни сбил «Боинг», в действиях Киева есть состав преступления. При этом никаких признаний в том, что у ополченцев были «Буки», фрагмент не содержит. Интересно, что выложена эта запись была еще до скандала - 23.07.2014 в 05:20. Полностью с ней можно ознакомиться здесь.

«Диванные войска» Юго-Востока возликовали в Сети. Враг повержен! Но торжество оказалось недолгим. Вскоре Reuters выложило аудиозапись интервью. Правда, не полностью, а всего лишь небольшой фрагмент - 2.24 мин, а сам Ходаковский утверждает, что разговор с журналистом «был долгим». Эту запись можно послушать здесь.

Ну и сравнить с текстом скандального интервью, размещенного на сайте агентства. Кстати, поговорить с его автором, Антоном Зверевым, нам не удалось. В московском офисе агентства пояснили, что корреспонденты не имеют права давать комментарии. Все вопросы – к пиар-службе, находящейся в Лондоне.

Итак. Аудиозапись четко делится на две части. Первый фрагмент длиной 0,57 мин. Вот его расшифровка:

(шорох) «Я знал, что «Бук» шел из Луганска. В тот момент… мне сказали что «Бук» со стороны Луганска идет под флагом ЛНР в сторону Снежного».

Далее невнятно, какое-то бормотание, шорох. «Об этом «Буке» я знал …. Я слышал».

Вопрос корреспондента: «Он дошел уже?»

«Я думаю, что его вернули. Потому что… еще… об этом я узнал как раз в момент, когда я узнал и о том, что состоялась эта трагедия. Скорее всего и вернули, чтобы просто убрать доказательства присутствия. Но вопрос, понимаете… вопрос же надо рассматривать именно в этом контексте. Что Украина получила заблаговременные свидетельства того, что повстанцы располагают – по линии России – этой техникой не только не предприняла ничего, чтобы безопасность обеспечить, но и спровоцировала применение этого типа вооружений в отношении самолета, который пролетал с мирными гражданами».

Запись сопровождает постоянный шорох. Голос Ходаковского звучит как бы издалека. Знаете, когда такое бывает? Когда диктофон лежит в сумке, а запись ведется тайно от собеседника. Сумка движется, отсюда и шорох. Это мое личное мнение как профессионала, постоянно пользующегося диктофоном. Причем явно заметны следы монтажа. Такое впечатление, что запись лепили буквально по словам. Перепады звукового уровня, как бывает, когда склеивают вместе фрагменты из разных предложений или частей одного предложения.

Звук во второй части записи более чистый. Ходаковский говорит внятно, четко. Вот расшифровка:

«Дело в том, что там театр военных действий, который занимают наши, так сказать, партнеры по повстанческому движению, взаимодействие с которыми у нас очень штрихпунктирное. Какими ресурсами располагают наши партнеры, нам досконально не известно. Было ли, не было ли? Если есть доказательства того, что он ["Бук"] был – вопросов нет. Я, во-первых, заинтересованная сторона, я – террорист, сепаратист, ополченец – как угодно… то есть, соответственно, я стою уже на заангажированных позициях. То есть я в любом случае вынужден говорить так, чтобы обелить ту сторону, которую я представляю. Даже если я могу думать иначе, видеть иначе и относится к этому иначе. И это доставляет мне определенный душевный дискомфорт. Знали о том, что есть "Бук", знали, что "Бук" направляется в Снежное, знали, что его там будут применять. Спровоцировали применение "Бука", например, тем, что вдруг начали авиаатаки на объект, который им уже совсем не нужен – Саур-Могилу – и который до этого самолетами неделю не трогали вообще. А в этот день они так поперли интенсивно… и как раз в момент обстрела, в момент скажем так пролета гражданского самолета, у них шли авиаудары по Саур-Могиле. То есть, даже если "Бук" был, даже если он был применен, то Украина все сделала для того, чтобы гражданский самолет был сбит», – сказал Александр Ходаковский.

В этом фрагменте нет никаких «признаний» о наличии «Бука» у ополченцев. Причем на 1.48 явно вырезано слово «если». Должно было звучать «Если знали о том, что есть «Бук». Смысл: если «Бук» у ополченцев действительно был, и Украина об этом знала, то сознательно провоцировала его применение. Это не более, чем обсуждение различных версий трагедии. А что в первом фрагменте? Да тоже ничего криминального. Ходаковскому кто-то сказал, что какой-то «Бук» шел из Луганска. Сам он его не видел. О том, что по крайней мере один «Бук» (неисправный) у ополченцев есть, все и без него знали. Но «Бук» - это комплекс, а не просто машина с ракетами. Такая машина не сможет ни найти цель, ни навести на нее ракету. А в записи явно говорится об одной машине.

Можно ли на основании вот этой вот записи однозначно заключить, что у повстанцев к моменту падения Боинга был зенитно-ракетный комплекс «Бук»? По мне, так нельзя. По мне, так и включенный диктофон прятать в сумку нельзя, если, конечно, хочешь и дальше работать в регионе как журналист, а не как лазутчик врага. Но все же: где полная видеозапись интервью, о которой говорил Ходаковский?

00:58

Крушение "Боинга". Хроника событий


Партнеры