Глава МИД Турции присоединил Крым к Украине

Эксперт рассказал «МК», как взаимодействовали внешнеполитические ведомства во время Холодной войны

3 декабря 2015 в 21:47, просмотров: 17953

Встреча Главы МИД России Сергея Лаврова со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу на полях совета глав МИД стран ОБСЕ в Белграде оказалась довольно неожиданной. Продлилась она 40 минут, и судя по заявлениям сторон после встречи — абсолютно безрезультатной. Каждый остался при своем мнении. Сергей Лавров сообщил журналистам, что Чавушоглу ничего нового по ситуации с нашим сбитым самолетом не сказал. А глава турецкого внешнеполитического ведомства и вовсе после встречи с Лавровым вдруг заявил, что «Турция рассчитывает на последовательное уважение независимости Украины, ее суверенитета, территориальной неприкосновенности, включая в это понятие Крым». То есть, Чавушоглу создал новый повод для конфронтации между Россией и Турцией.

Глава МИД Турции присоединил Крым к Украине
фото: Наталия Губернаторова
Сергей Лавров

"На самом деле одна эта встреча может ничего не значить. Это обычное программное мероприятие руководителей МИД и оно ничего решит, если не будет дальнейшей инициативы сверху", - поделились с "МК" своим мнением некоторые эксперты. Они просили не называть в прессе их имен, потому что боятся попасть пальцем в небо. "Сегодняшняя ситуация развивается так стремительно, что не поддается никакой логике", - заключают эксперты.

Но не все так уж плохо. Мировая история показывает, что даже и в более сложных ситуациях, спокойными и мирными переговорами нередко удавалось добиваться гораздо больших результатов, чем угрозами и даже оружием. Так во время Второй мировой войны именно дипломатические договоренности сделали возможным открытие Второго фронта и поставок по ленд-лизу. Еще в сентябре- октябре 1941-го года состоялась первая конференция будущих стран-союзников (которые на деле, как известно, терпеть друг друга не могли) по вопросам взаимных военных снабжений. В январе 1942-го была подписана Декларация о том, что победа над гитлеровской Германией необходима для защиты жизни, свободы и независимости. А уже год спустя стал возможен Тегеран-43, на котором главы государств рассмотрели вопросы глобальной перекройки мира после окончания войны. Потом, конечно, были и Ялта, и Потсдам, однако, они не смогли предотвратить Железный Занавес и резкого ухудшения отношений между странами-победительницами фашизма.

Но в этом, пожалуй, дипломатов обвинить нельзя - слишком много накопилось других противоречий.

"И все же та же Холодная война не переросла в горячую во многом благодаря успехам и твердому характеру "Мистера Нет", министру иностранных дел СССР Андрею Андреевичу Громыко, - полагает Игорь Николаевич Шумейко, писатель, историк. - Дипломатия своего рода сублимирует острые проблемы, не дает им дойти до крайности. Конечно, это невозможно, чтобы одновременно шла и война, и был мир, но в эпоху Громыко такое положение дел как-то удавалось совместить. С одной стороны, американские и советские подлодки жестоко таранили друг друга в океанах, а с другой - наши и штатовские космонавты пожимали руки на орбите. Возможность ведения конструктивных переговоров при, казалось бы, общей непримиримости позиций. Иначе бы мир давно уже переступил черту ядерного конфликта. И все это в то время понимали. Поэтому тогдашний посол СССР в США Анатолий Добрынин, много сделавший для благополучного разрешения Карибского кризиса, имел доступ в такие высокие дома и мог разрешать такие сложные проблемы, которые многим и не снились. И даже сто конструктивных "нет" Андрея Громыко все равно сделали для мира больше, чем самые громкие заявления генсеков и президентов".

Поэтому нынешним дипломатам только и остается как изучать опыт своих легендарных предшественников - учиться не рубить с плеча.





Партнеры