Американский синдром

или Европа как уходящая натура

4 декабря 2015 в 15:33, просмотров: 15943
Американский синдром
фото: morguefile.com

Почему столь стремительно испортились отношения между Россией и Америкой, Россией и Европой? И беспощадный тезис «Во всем виновата Америка!», и ответный выброс «Во всем виновата Россия!» не выглядят абсурдными. Если задуматься, то достаточно правоты и в том, и в другом утверждении. Ухудшение отношений — всегда процесс взаимный.

Уязвимость информационной войны, объявленной России Америкой, в том, что она, по сути, строится на фундаменте лжи, доходящей до абсурда. Как пробудить интерес к сказанному и веру в него? Это уже другая проблема. Всякий раз, выслушав поток выдуманной лжи, которую обрушивают на вас ваши иностранные собеседники, следует сделать небольшую паузу перед изложением своего понимания происходящего и озвучить всего одну фразу: а вот теперь я расскажу, как все было на самом деле. И никаких оценок произошедшему давать не буду. Потому что так выглядит правда. Поверить услышанному или не поверить — это ваше право.

В открытых полемических столкновениях подобное поведение дает результаты, но та правда, которая в малых дозах прорывается в западный эфир, на телеэкраны, в газеты, воспринимается отравленным ложью сознанием слушателя либо читателя европейских СМИ как разновидность лжи, вброшенной из России, когда торжествует принцип: правде вход запрещен.

Почему так, а не иначе? Отношения с Западом стремительно опрокинулись. Бесспорно, главный удар нанесли санкции, о которых еще год назад мы говорили с подхихикиваньем, как о комарином укусе, и с присущим нам имперским апломбом: да мы, если захотим, опрокинем всех и вся. И этот амбициозный бред несли все подряд. И министры, и люди выше рангом, и депутаты, и сенаторы, и политологи. Отрезвление было не мгновенным, но скорым. Теперь во всех провалах экономики, а других особенностей на дороге развития у нас пока нет, мы виним санкции.

Вот где корень зла. Не информационная война, а тупиковое состояние экономики. Именно успешное экономическое развитие способно опрокинуть любую ложь в адрес России, касающуюся экономических проблем. Но нет очевидного развития, и бюджет, который предстоит утвердить Государственной думе на 2016 год, лишь подтверждает этот факт... А на нет и суда нет. Это с Россией и с ее якобы убывающей значимостью в Европе и в мире.

А что же с Америкой?

Я в своей жизни не раз бывал в США. В поездках меня не покидало это ощущение дружеской расположенности к нам рядовых американцев. Перелом случился в период «цветных революций», организованных Госдепом и ЦРУ США. Задача — воспользоваться ослаблением России и начать, а потом довести до конца распад страны.

Опробовали ситуацию на всей территории бывшего Советского Союза. Самым успешным был Майдан, совершивший раскол Украины.

Воссоединение Крыма с Россией вписалось в общий рисунок украинских потрясений, потому что события, произошедшие в Крыму, были реакцией крымчан прежде всего на государственный переворот, произошедший в Киеве, и неприятие установленного режима. И число проголосовавших за воссоединение с Россией более 80 процентов крымчан лишь подтвердило решимость обрести желаемую свободу и стать автономной республикой в составе России.

Присоединение Крыма к Украине во времена Хрущева было волевым решением высшей власти. Непредсказуемый в своих нелепостях Никита Сергеевич выдал их достаточно: и передача финнам порта Калауд, и Китаю Порт-Артура, а затем Крыма Украине. Это все политические нелепости одного периода. Поэтому и говорить о захвате Крыма абсурдно. Могу сделать предположение, что Украина не вкладывала практически средств в развитие Крыма, и это не случайно; руководство страны понимало, что присоединение Крыма к Украине 50 лет назад было совершенно незаконно и Россия обязательно вернется к этому вопросу. Кстати, в начале 90-х, сразу после распада СССР, эта проблема была обозначена. Но экономическая ситуация не позволила ее решить.

Мы проиграли информационную войну в Европе. Наших собственных средств пропаганды, рассчитанных на зарубежье, не хватает для воздействия на Европу, так как перекрыты каналы ее распространения. Наша информация должна появляться не только в наших СМИ, работающих в Европе и, как несбывшееся желание, в Америке, но и в европейских и американских газетах. А здесь пока нет ощутимых побед.

Но… И это «но» чрезвычайно важно. Мы не проигрываем эту войну на нашей территории.

Однако вернусь к давним воспоминаниям об одной из американских поездок. Я ехал на джипе по калифорнийской пустыне. И тут посреди этих просторов — аккуратный домик, и над ним на несопоставимой с его размерами мачте развевался огромный американский флаг. Я остановил машину, вышел из нее и долго смотрел на этот дом, на американца, одетого, как и положено ковбоям, в джинсы клеш, широкополую шляпу и мощные сапоги. Он посмотрел в мою сторону и приветливо помахал рукой. А я в ответ сделал то же самое. Я задал вопрос американцу: при таком ветре громадный флаг на громадной мачте — зачем? Фраза прозвучала как выстрел: «Америка превыше всего!»

Это американский девиз. Национальная идея выражена всего в трех словах. Это было давно; не знаю почему, но в тот момент я испытал чувство гордости за этого американца. Эти слова могут быть уподоблены словам клятвы. Они нацелены на конкретного человека. Ничего более значимого, чем Америка, для него не существует. Я всегда восхищался этим девизом.

Однако жизнь меняется. И за прожитые годы она стала другой. На наших глазах случилась деформация великой идеи. И понятие «превыше всего» перешло в «превыше всех». И то, что вчера притягивало и вызывало восхищение, сегодня творит отторжение. Потому как тот, кто превыше всех, что повседневно демонстрируют Америка и ее президент Обама, это публичное унижение окружающего мира. В итоге однополярный мир, который пытается установить Америка, приводит ее достоинство как нации к катастрофе и будет постоянно повышать недоброжелательность к государству, которое свое превосходство утверждает только силой, подавлением. Причем, как и следует ожидать, политическая власть государств, принявших роль вассалов, теряет устойчивость внутри страны. То, что произошло со странами Европы, драматично для этих стран, практически утративших самостоятельность.

Потоки беженцев, хлынувших в Европу как надвигающаяся тень всемирного переселения, могут свести на нет понятие независимой Европы как таковой. Мы должны отдавать себе отчет: это отлаженная программная политика Америки по разрушению независимой национальной политики государств. Поток беженцев столь велик, что он изменил облик Европы, и через некоторое время неминуемо встанет вопрос выживания коренного населения Европы в этих условиях. Не уверен, что ответной мерой станет массовое появление многодетных семей коренных европейцев. А если этого не произойдет, то Европа перестанет быть Европой с ее жизненным укладом, выдающейся культурой, наукой, образованием, и бунт разрастающихся национальных диаспор на территории европейских стран станет драматической повседневностью.

Но вот произошли теракты во Франции. И на случившемся после них саммите «двадцатки» никакой изоляции России не было. Более того, Путин стал едва ли не главным центром притяжения. «Двадцатка» по своей привычной программе обсуждает экономические проблемы, но события в Париже перевернули повестку дня. В итоговом документе саммита идея консолидации в борьбе с терроризмом стала ключевой, но не менее значим второй вопрос, поставленный Путиным на саммите. Кто финансирует запрещенную в России террористическую организацию ИГИЛ?

Путин огласил данные российской разведки, из которых следует, что это индивидуальные спонсоры, а далее… — следует сделать паузу — и ряд государств – членов «двадцатки». Поэтому внутри идеи единения присутствует скрытое «взрывное устройство»: как объединить тех, кто борется с ИГИЛ, и тех, кто его финансирует? Бесспорно, эти страны заявляют, что, дескать, поддерживают не ИГИЛ, а оппозицию Асаду, которая борется с ИГИЛ.

Корреспондент российского телевидения на днях взял интервью у одной из значимых фигур сирийской оппозиции — полковника, у которого за спиной 17-тысячный военный гарнизон. На вопрос, как он относится к ИГИЛ, тот ответил: очень хорошо, там много моих друзей. И далее: наш главный враг — это Асад.

Его военные части ведут беспощадную войну с армией Асада. Полковник не скрывает того, что их поддерживает и финансирует Америка. Вот ответ на вопрос, почему действия антитеррористической коалиции, созданной Америкой, столь малозначимы. Потому что они не борются с ИГИЛ, а имитируют эту борьбу.

И слова «мы не простим, мы отомстим террористам, мы уничтожим их» плохо сочетаются с готовностью спецслужб, обеспечивающих безопасность Франции, с этим справиться. И, судя по всему, это проблема всего а. Кстати, побуждала Европу к единению и созданию Евросоюза Америка, гарантируя Европе безопасность, — так появилось НАТО.

И казалось бы, объединил Европу Евросоюз, а замысел этого объединения принадлежит Америке... Дабы не рассеивать свое внимание на каждое государство в отдельности и создать нечто, с чем наладить отношения напрямую. Это и проще, и менее затратно. Америка материализовала тем самым свой замысел: создание однополярного мира, во главе которого стоит она, Америка. Вот в чем главная причина падения авторитета Америки в мире других государств.

Что делать дальше? Осознать очевидное. Идея однополярного мира, возможно, желанна для Америки, но пагубна для мира остального. И падение авторитета Америки связано с ее неотступным желанием властвовать над всеми, что и обостряет отношения с Россией, которая препятствует такой однополярности.

Править миром — задача непростая. Потому у всех империй во все времена был один и тот же конец — они распадались. Потому что жизнь главенствующих не вечна, а в силу закона главенства они подавляли и уничтожали претендующих на главенство, и их уход из жизни был, как правило, концом империи. Ибо тех, кто мог продолжить их дело, много раньше вывели из игры.

Америка понимает, что без объединения усилий цивилизованных стран в борьбе с терроризмом это зло не победить, и тем не менее появление России в роли очевидного лидера этого единения Америку не устраивает. В этих условиях продолжать санкционный режим против России будет гораздо сложнее. Каким образом сохранить санкционную энергетику вокруг России — вот что беспокоит Обаму сегодня.

Америке надо оглянуться на себя. Ибо национальное достоинство каждого государства для его сограждан превыше всего. Поэтому вопрос существования достойного миропорядка — «быть или не быть» — остается самым актуальным.





Партнеры