Дальше выбирать будем мы

Единственным представителем трудового коллектива в московской избирательной системе оказался журналист

22 декабря 2015 в 16:29, просмотров: 8217

Если кто-то думает, что самые главные на выборах — это кандидаты, пусть продолжает видеть розовые сны. Потому что все зависит от того, кто и как подсчитает голоса избирателей. Нам остается только поздравить кандидатов в депутаты будущего созыва. Считать голоса на федеральных выборах в следующем сентябре будет «МК». Это стало ясно, когда завершилось формирование территориальных избирательных комиссий.

Дальше выбирать будем мы
фото: Алексей Меринов

В Москве произошел уникальный случай. Впервые в истории в территориальные избирательные комиссии (ТИК) целого города пробился только один представитель трудового коллектива. Уточним — он занял одну из 1712 вакансий. Этим единственным «трудовиком» стал корреспондент «МК». Короче — я.

В былые времена число «трудовиков» достигало трети от общего числа кудесников избирательной системы. Объясню, куда теперь исчезла эта треть.

Пять лет назад, когда формировались ТИКи прошлого созыва, все было кисло. В стране существовало 7 зарегистрированных партий. И своим правом делегировать по человеку в каждую избирательную комиссию не пользовалась ни одна, кроме «Единой России».

Тогда было более модно не участвовать самим в процессе подсчета голосов, а обвинять участников в нечестности. А количество вакансий в среднестатистическом территориальном избиркоме было таким же, как и теперь — 14. Недостающих членов добирали, приглашая представителей общественных организаций и тех самых трудовых коллективов. Организаторам выборов приходилось буквально обходить предприятия округа и просить, чтобы они кого-нибудь прислали. И — очень часто получать отказы.

Желающих войти в ТИК было немного. Оно и понятно. Размер оплаты труда за работу в комиссии до 2011 года составлял от 10 до 20 рублей в час, а ответственность - колоссальная. Каждый неверный шаг или расчет члена комиссии грозил ему уголовной ответственностью. Это — если подходить к делу формально.

Подходя неформально, за все годы никого, кажется, так и не посадили. Но нервы по жалобам потрепали подавляющему большинству. Не говоря уже об общем негативном фоне по отношению к «выборщикам», которых молва заранее и априори окрестила «фальсификаторами». Поэтому в комиссиях был кадровый голод, очереди в них уж точно не стояло.

А вот в этом году очередь взяла, да и выстроилась. Как в приличный вуз — два человека на место. Партий стало больше. В Москве своим правом попытаться делегировать партайгеноссе в избирком воспользовались 29 партий. И еще 49 общественных организаций.

Причины ажиотажа очевидны. С одной стороны, негативный фон вокруг выборов понизился. Жестких обвинений в фальсификациях по отношению к членам комиссий я не припомню с думской кампании 2011 года. То есть работать в комиссии стало не так «стремно».

Почасовая оплата выросла, по моим подсчетам, в 6 раз. В уходящем году Минфин так и не смог убедить Центризбирком ее снизить. И вырос статус члена комиссии: он теперь защищен не менее, чем депутат. Если не больше. У депутата, например, можно отобрать мандат, а члена комиссии назначившая его организация не может отозвать 5 лет. И не только отозвать, но и уволить с основного места работы. Его нельзя задерживать полиции без санкции городского прокурора. В общем, быть счетчиком голосов стало достаточно «круто».

А Мосгоризбирком столкнулся с неведомой прежде проблемой. Если желающих вдвое больше, чем вакансий, то кому-то надо отказать. Кому? Делегатам от парламентских партий отказывать просто нельзя по закону. Остальным партиям отказывать нежелательно. А как откажешь, к примеру, представителю такой общественной организации, как «Клуб героев России»? Вот и пришлось вычеркивать тех, кого раньше чуть ли не силой заставляли входить в комиссии - «трудовиков».

И в итоге в этом году в Москве вычеркнули всех представителей трудовых коллективов, кроме делегата от «МК». И мне кажется, что в этом есть высшая справедливость. Я помню, какие копья ломались в редакции вокруг вопроса о том, нужен ли нам представитель в избиркоме или нет. Кем наш журналист станет в избирательной системе: провокатором или подкупленным фальсификатором? Споры были и о том, кого делегировать.

А потом я помню собрание, на котором в подписные листы для направления делегата в ТИК обрушилась куча подписей. Такого количества «автографов» не собрал ни один трудовой коллектив столицы. Избирательная система позволяет обойтись без единого представителя трудового коллектива в комиссиях. Но это было бы все-таки некрасиво. Кого-то нужно было оставить. А кого, если не нас?

Не собираюсь говорить спасибо Мосгоризбиркому и трудовому коллективу за то, что обрекли меня на довольно беспокойную общественную работу (еще с 2010 года, когда меня по редакционному заданию впервые отправили наблюдать за подсчетом голосов в Новосибирск, а потом уже и в участковый избирком на Пресне). Но вот пообещать, что буду стараться выловить и предъявить читателю любую «блоху» на вверенных мне избирательных участках вполне могу. С меня за это спросят коллеги — журналисты «МК». А они — люди принципиальные.



Партнеры