Размытый бренд «Единой России»

На что делает ставку партия власти в предвыборной борьбе?

31 января 2016 в 19:31, просмотров: 10205
Размытый бренд «Единой России»
фото: Алексей Меринов

В этом году стране предстоит избирать Думу. Конечно, в силу особенностей Конституции и многолетних усилий президентов по натягиванию одеяла власти на себя роль парламента у нас невелика. Да и в выборы люди не очень верят, укрепившись во мнении, что все будет, как решит начальство, и все равно нарисуют.

Тем не менее кампания этого года может в прямом смысле слова стать судьбоносной. Кризис уже вызвал большие подвижки и в положении элиты, и в общественном сознании. А за неожиданными результатами голосования может последовать и конституционный сдвиг: ведь на самом деле только послушная Дума ничего не значит. Дума свободная и самостоятельная очень на многое способна — именно она утверждает премьера, главу Центробанка, принимает бюджет. Если депутаты от власти вдруг окажутся в меньшинстве, то ситуация может серьезно измениться. Есть шанс получить и другой бюджет, и других людей в руководстве ЦБ и правительстве, и вообще другую политику. Как минимум рухнут привилегии, выросшие за годы ничем не ограниченного правления нынешней власти, в первую очередь главная ее привилегия — по своему усмотрению распределять государственные деньги. У чиновников, привыкших ни перед кем не отвечать, появится сильный оппонент и контролер.

Сейчас у «Единой России» в Думе собственных мандатов 238. Это значительно меньше, чем в прошлом созыве (315), но достаточно, чтобы принимать все ключевые решения (простое большинство — 226 мандатов). Именно этим и объясняется, почему после выборов 2011 года, сопровождавшихся протестами и обещаниями власти «все изменить», ничего не поменялось: да, партия просела, но удержала позиции.

Голоса других партий в Думе нужны в ограниченном числе случаев, например, когда обсуждаются федеральные конституционные законы (здесь надо 2/3, то есть 300 голосов) или вносятся поправки в Конституцию (надо 3/5, или 270 голосов). Конституционные законы в основном уже все приняты, меняются они редко. Вообще это небольшой круг законов, которые устанавливают статус некоторых государственных институтов, например, судов, или определяют, как проводить референдум РФ (а он не проводился уже больше 20 лет, так что закон существует, так сказать, для галочки). За все время существования Думы было принято всего 122 конституционных закона, тогда как обычных — более 6 тысяч. Тем не менее так называемое конституционное большинство иногда все-таки нужно, и до него власти не хватает 30–60 голосов.

Но здесь у нее есть необходимая поддержка в виде лояльных депутатов от фракции ЛДПР и частично от «Справедливой России». У первой в Думе 56 человек, у второй — 64. Хотя обе партии формально оппозиция, на практике они, когда надо, блокируются с «ЕР». Так, в мае 2012 года при утверждении Медведева на посту премьер-министра «за», помимо «ЕР», проголосовала фракция ЛДПР и 5 депутатов-эсеров. Проект бюджета на 2016 год поддержали опять же «ЕР» и ЛДПР плюс 4 депутата от «СР». Примерно так же бывает и при принятии других решений, а также конституционных законов.

Стоит ли ждать нового расклада в Думе после сентябрьских выборов? Рейтинги оппозиции пока уверенно растут, популярность «Единой России» пропорционально уменьшается. Пока это только тенденция, но так было и в 2011 году, когда именно за предвыборный год партия потеряла чуть ли не 20% поддержки. Причем на этот раз, учитывая остроту кризиса, у «Единой России» вообще есть перспектива потерять думское большинство. Вопрос всего в 12 мандатах.

Понимая это, власть активно готовится к выборам. Ставка делается на пропагандистский и административный ресурс. А кроме того — на размывание бренда «ЕР», чему помогает замена избирательной системы. Она теперь «смешанная», то есть голосование будет как за партии, где от бренда объективно не уйдешь, так и персонально за кандидатов.

Что касается пропаганды, то она уже вовсю началась. Главный упор делается на фактор «врагов», происками которых решено объяснять все провалы нашей политики. Например, это, конечно же, Обама довел нас до кризиса, а не бездумное проедание в течение целого десятилетия сверхдоходов от нефти и газа. И вообще, Запад хочет нас погубить. Надо ничего не менять и ждать, когда или Запад отстанет, или нефть подорожает.

Акцент также делается на, увы, мнимые достижения России («такое-то рейтинговое агентство дало нам такой-то рейтинг», «в такой-то газете написали, что мы молодцы» и т.п.). Главная цель пропаганды — мобилизовать и сплотить нацию, чтобы проскочить выборы. Однако это всего лишь предвыборные ходы, а не реальное усиление страны.

Еще правительство скоро выдаст «антикризисный план», в котором постарается успокоить сильно обедневших людей позитивными идеями и прогнозами. Это значит, что в бой могут быть брошены финансовые резервы, которых у нас осталось примерно на полтора года жизни. Из плюсов — это даст некоторый толчок экономике. Минус — резервы кончатся раньше, со всеми вытекающими последствиями.

Административный ресурс означает, что против оппозиции могут быть использованы самые различные инструменты: от отказов в регистрации кандидатов до переписывания итоговых протоколов и вброса бюллетеней. Не случаен целый пакет поправок в избирательные законы, в том числе ограничивающих число наблюдателей на участках. Плюс к тому наблюдателям надо будет заранее проходить регистрацию.

Есть и другие поправки, меняющие правила игры в пользу власти. Например, решено, что не будет считаться агитацией публикация интервью с кандидатами, беседы с ними в эфире. Казалось бы, хорошая мера, но надо не забывать, кто контролирует СМИ. Именно их-то мы и увидим на экране. Суть поправки в том, чтобы фактически уйти от принципа равенства партий и кандидатов при распределении эфирного времени.

Размывание бренда «Единой России» — более тонкая материя. Безусловно, партия официально выставит свой список и будет бороться за его победу. Но на случай провала есть подстраховка — «независимые» кандидаты, которых выдвинут в одномандатных округах без указания, что они из того же «котла», что и «ЕР». За счет одномандатных округов власть надеется компенсировать потери, которые она может понести в связи с падением рейтинга единоросов.

Будущие «новые лица» проходят обкатку на площадке Общероссийского народного фронта. Он активно пиарится как непримиримый борец за права простых людей и против коррупции. Действительно, активистам Фронта разрешают кое-где критиковать местное чиновничество. Федеральное — только очень выборочно и не затрагивая влиятельных лиц. Например, когда речь шла о Сердюкове или Ротенбергах, Фронт молчал. Но когда решили снять губернатора Хорошавина, именно Фронту дали право сделать первые заявления о его нечестных тратах.

Соответственно, те лица, которые засветились на площадке Фронта, плюс разного рода специально подобранные кандидаты из профессий, вызывающих доверие, — врачи, учителя, спортсмены, — пойдут на выборы как бы не от власти, но на самом деле в тесной связке с ней. Напротив, чиновников среди кандидатов станет меньше. Сути задачи это не меняет. Главное — получить послушное большинство в парламенте.

Власть также поддержат партии-спойлеры, которые будут отбирать голоса у оппозиции. Так, против коммунистов выставлены партии-двойники «Коммунисты России» и «КПСС», которые специально для этого созданы и в полном смысле партиями не являются. Правый фланг раздробят сотрудничающие с властью «Правое дело» и «Гражданская платформа», задача которых не пропустить в Думу праволиберальную оппозицию.

Вообще, у небольших партий — спарринг-партнеров власти есть своя, ответственная миссия: они не набирают 5% и в Думу не проходят, но собирают в совокупности достаточно большое число голосов. Голоса эти, однако, не пропадают: при дальнейшем распределении мандатов они дают прибавку партиям, прошедшим в Думу, причем пропорционально их результату. Таким образом, львиная доля «потерянных» голосов превращается в бонусные мандаты для той же «Единой России». Получается, что голосует избиратель за такую вот непроходную партию — а голос его получает единоросс.

Итак, борьба за Думу началась. У оппозиции возможностей куда меньше, значительная часть ее ресурсов уйдет на защиту от административного ресурса, прежде всего фальсификаций. Ситуацию усугубляет перенос голосования на сентябрь: народ и так пассивно относится к выборам, а тут еще и сезон отпусков не закончился.

Пассивность вообще может сыграть роковую роль в этом году. Если же явка будет высокой, то состав Думы наверняка заметно изменится. Поэтому стоит напомнить избирателям: именно в этом году от участия или неучастия в выборах зависит будущая политика. Выборы станут обсуждением социального строя, так как именно в него «уперся» кризис. Ради этого стоит в них поучаствовать.



Партнеры