Хроника событий В Крыму дали 10 лет депутату за хищение прибрежных участков Если землетрясение «тряхнет» Крым, предсказывать его некому Севастопольцы будут добиваться возвращения крейсера "Михаил Кутузов" из Новороссийска домой Крымский арбитр отказался судить матч за Суперкубок Украины из-за угроз Певица Свиридова пожаловалась на «тыц-тыц» и «махровый совок» в Крыму

Севастополь нуждается в перезагрузке

Город тонет в войне компроматов и несправедливых обвинений

2 февраля 2016 в 15:53, просмотров: 11552
Севастополь нуждается в перезагрузке
фото: Наталия Губернаторова

В конце прошлого года спикер Законодательного собрания Севастополя Алексей Чалый публично заявил о своей отставке. На прошлой неделе как ни в чем не бывало он открыл сессию. Впрочем, как выяснилось, только для того, чтобы выразить возмущение отказом губернатора явиться к депутатам с личным отчетом за год работы. Заявление Чалого об уходе, которое сочли было предновогодним розыгрышем, было вновь повторено: на этот раз боярам Заксобрания его зачитал царев стремянной (руководитель аппарата Собрания) — за отсутствием Лобного места с бывшей горсоветовской трибуны.

Губернатор Севастополя Сергей Меняйло тоже славно потрудился. В течение нескольких недель он так скрупулезно выяснял, с какой ноги по регламенту ему «уместно» вступить на дорожку в соседнее здание, что самый простоватый житель Севастополя уразумел, что адмирал-губернатор совсем не рвется отчитываться перед избравшими его депутатами.

На днях «война мышей и лягушек» получила продолжение: «чалые» добыли с альпийских склонов недостающего для порки губернатора тринадцатого депутата и созвали внеочередную сессию. Губернатор вновь не явился и увел с дышащего праведным гневом заседания всю свою футбольную команду — 11 депутатов-«меняйловцев». Ни дать ни взять борьба Ельцина с Верховным Советом, ремейк из «Сказки о потерянном времени». Радует только, что Черноморский флот в городе-герое никому из местных борцов не подчиняется. В отличие от Таманской дивизии в 1993 году.

Приходится признать: усилия федеральных властей, два года льющих масло на севастопольские волны, разбились о быт, как любовная лодка в предсмертной записке Маяковского. Оба — и Чалый, и Меняйло —  достали. Оба неадекватны, каждый по-своему.  Дело доходит до смешного: Алексей Чалый, например, давно играет в теннис — соблюдая конспирацию, на вконец убитом закрытом корте, одном из немногих существующих в Севастополе. Сергей Меняйло в жизни не брал в руки теннисную ракетку, что не помешало ему год назад умножить свои звания председательством в городской федерации тенниса. И оба почетных великомученика пока никак не потрудились для развития любимой игры в родном городе — ни сетку не повесили, ни мячей не купили, ни корт не отремонтировали. Борьба отвлекает. Стоит ли удивляться, что любая из действительно серьезных городских проблем Севастополя — раздолбанные дороги, разваливающееся жилье, отсутствующее благоустройство и озеленение, дышащие на ладан сети и проч. — уже давно интересна спорщикам не как задача, а лишь как повод к громким обвинениям или самооправданиям?

В обоих лагерях хватает искренних, профессиональных, любящих Севастополь людей. Люди как люди. Вот только «квартирный вопрос их испортил»: над потребностями общего дела у них теперь мощно доминирует мотивация перманентного конфликта. За тем, чтобы они не выбрались из этой свалки, приглядывают слетевшиеся на севастопольский «остров» блогеры, методологи, конфликтологи… пришлые «николайчуки» и «николаевы». Вот всем известные и уважаемые в городе-герое «ночные волки» решились благоустроить под молодежный военно-патриотический центр проржавевший советский долгострой на окраине, где каждый год десятки тысяч их поклонников присягали на верность русской крепости Севастополь. Не будем их слушать и слышать — слепим из пустыря близ Гасфорта интернет-образ «севастопольской ривьеры», спустим на «волков» всех собак, втопчем кумиров в грязь. Чегевары здесь только мы!

Мой рот полон горечи. Севастополь, цитадель русского духа, город, в который я годами пробивался через киевские запреты, чтобы убедиться, что русские не пропали и Россия им нужна, — стараниями эгоистов и себялюбцев опущен в атмосферу склочного места. При всем разочаровании в губернаторе Меняйло, не оправдавшем чрезмерных надежд, я не считаю его способным так повлиять на умы горожан, чтобы поселить в них раздор и смуту. Пальма первенства по праву принадлежит «народному мэру» Алексею Чалому. Ставшему «героем нашего времени» для большинства влюбившихся в него севастопольцев и привлекательным образом для многих добрых людей в далекой России. Не время, не повод здесь сомневаться в его прошлых лаврах, коими так щедро венчают его поклонники. Мне дороги эти заблуждения, которые я тоже разделял — сначала вполне искренне, а потом по необходимости. «Все-таки Алексей Михайлович Чалый нужен Севастополю, — убеждал я себя и других в «МК» в сентябре 2014-го, — вряд ли как губернатор, но, возможно, как депутат, и совершенно точно как часть легенды». И тут же вынужден был добавить: «Вот только Севастополь меньше Афин, а двух Алкивиадов даже Афины не выдержали бы» («Крымская осень» после «крымской весны». «МК», 2 сентября 2014 г.).

Предчувствие не обмануло. С первых дней, возникнув из политического небытия, Чалый разделил город на «своих» и «чужих», принявшись натравливать население на «врагов народа». Многим — что тогда, что теперь — нравится эта национальная забава. Но сейчас мы пожинаем плоды: войну компроматов и несправедливых обвинений, в которой тонет победное единство Севастополя.

Чалый сразу ушел от хлопот главы города — слыть важнее, чем быть. Так появилась его глянцевая «Концепция стратегического развития Севастополя до 2030 года». Как и почившая в 1990-е годы программа «Пятьсот дней» Григория Явлинского, это не более чем школьное сочинение на тему «как на Руси жить хорошо». За недостатком места я не берусь обсуждать достоинства «элитного виноделия» или планы строительства аэропорта на мысе Херсонес для бизнес-авиации помешанных на античности инвесторов, готовых при виде сверху вложить свои миллионы в Нью-Васюки. Бумага все стерпит, но в руках сторонников Алексея Михайловича его «краткий курс» превратился в дубину, гвоздящую всех сомневающихся как «севастополепродавцев». Еще один повод для скромной гражданской войны в отдельно взятом городе федерального значения.

Была надежда, что неготовый к роли управляющего городским хозяйством или к реноме «отца города», доброго пастыря в трудные времена, Алексей Чалый как «санитар леса» будет укорачивать хватательные рефлексы чиновников, одним миром во всем мире мазанных. Но, во-первых, вскоре выяснилось: «врачу, исцелися сам» — вокруг Чалого быстро собралась такая же рать. А во-вторых — живые люди со своими житейскими проблемами, водопроводом и канализацией раздражают героя, согласного уважать и терпеть только мемориалы и физиков. Так и появилось заявление о новой отставке.

Понятна и по-своему даже привлекательна осторожность центральных властей, объясняющаяся, как мне хочется думать, уважением к настроениям добровольно вернувшихся в Россию севастопольцев. Такое долготерпение не в привычках центра. Но всему приходит конец — и настроению, и долготерпению. Отпустите душу Алексея Чалого на покаяние: ему надо разобраться в себе, а нам — в нем. Свет клином не сошелся и на сегодняшней исполнительной власти Севастополя. Судьба губернаторства Сергея Меняйло — при всей важности — лишь производная от состояния текущих дел в городе и потребности его бесперебойного управления. В крайнем случае всегда есть возможность убедиться: справится ли нынешнее правительство Севастополя лучше без нависающего над ним дамоклова меча Чалого.

Севастополь нуждается в перезагрузке, в третьей силе. Об этом свидетельствуют хотя бы результаты проведенного в прошлом ноябре социологического опроса: притом что Чалый сохраняет высокие позиции, а Меняйло тащит на себе антирейтинг, квалифицированное большинство — 75% опрошенных — отдало предпочтение Сергею Аксенову, главе Республики Крым. Причем в отличие от Чалого, чей рейтинг за зомбированной городской чертой сразу падает вдвое, уровень поддержки Аксенова одинаков как в Крыму, так и в Севастополе. Почему? Потому что при всех претензиях на особость севастопольцы и крымчане — люди одинаково здравого смысла, ценящие в первую очередь поступки, а не слова. Люди видят, что Сергей Аксенов не подлаживается и не льстит федеральным чиновникам. Он не бросается в отставки, не раздувает конфликты ради конфликтов, а борется за права и интересы Крыма и крымчан. Именно он, а не Сергей Меняйло, если верить опросу, является в глазах севастопольцев альтернативой капризному небожителю из собственного Законодательного собрания.

Очень может быть, что эти прозрения скажутся в ходе предстоящих первых для Крыма и Севастополя выборов депутатов Государственной думы. Если, конечно, избиратели вновь не наступят на грабли, соблазнившись какой-нибудь подсунутой им проходной пешкой.

P.S.: Ах да, идя навстречу всем моим критикам, чистосердечно признаюсь, что проиграл команде Чалого выборы 2014 года в депутаты в Законодательное собрание города Севастополя. Так же как то, что «курение опасно для вашего здоровья», учтите это при чтении моей статьи. Но мне кажется, что вместе со мной и целым рядом других кандидатов те выборы в 2014 году проиграли все севастопольцы.

Возвращение Крыма. Хроника событий



Партнеры