Депутаты внезапно полюбили Европу

Но обозвали ПАСЕ «выхлопной трубой»

10 февраля 2016 в 21:07, просмотров: 2882

Ради «подтверждения нашей европейской идентичности» Россия должна и дальше работать в Совете Европы, несмотря на сложные отношения с этой организацией. К таким выводам пришли участники дискуссии в Госдуме. Прогнозировать сроки возвращения делегации РФ в ПАСЕ пока никто не берется.

Депутаты внезапно полюбили Европу
фото: Геннадий Черкасов

20 лет назад Россия вступила в Совет Европы, который объединяет 47 государств континента. Спикер Госдумы Сергей Нарышкин в начале обсуждения итогов этого периода огласил длинный перечень обид и претензий. «СЕ все больше превращается в прихожую ЕС», «ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека. — «МК») все чаще выходит за пределы своей компетенции и пытается вмешаться в конституционное право государств — членов СЕ», «Венецианская комиссия (консультативный орган по конституционному праву. — «МК») просто не рассматривает неудобные вопросы», а в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) правят бал «ангажированность, русофобия и стереотипы «холодной войны». Г-н Нарышкин выразил надежду на то, что избранный недавно новый глава ПАСЕ Педро Аграмунт «попробует разгрести эти завалы». (Накануне стало известно, что г-н Аграмунт может встретиться с руководством обеих палат российского парламента в мае, на одном из мероприятий ПА СНГ в Петербурге.)

Делегация российского парламента вот уже второй год не участвует в работе ПАСЕ — в знак протеста против лишения ее права голоса на пленарных заседаниях и ряда других прав. Г-н Нарышкин подтвердил главное условие возвращения России: безусловное восстановление полномочий в полном объеме. Но… «европейские юридические документы уже глубоко интегрированы в нашу правовую систему», признал спикер, и работать в СЕ, отстаивая наши национальные интересы, надо.

Директор Института Европы РАН Алексей Громыко напомнил, что из 5 основных форматов этой организации (Комитет СЕ, ПАСЕ, ЕСПЧ, Венецианская комиссия и Конгресс местных и региональных властей) «с активным неприятием Россия сталкивается только в ПАСЕ». А Георгий Матюшкин, уполномоченный РФ при ЕСПЧ, порадовал статистикой: с 2010 года число жалоб, поданных россиянами в Страсбург, сократилось в 4 раза. Это произошло в результате усилий Минюста РФ по «решению системных проблем», на которые указывал ЕСПЧ, что позволило россиянам добиваться защиты своих прав в национальных судах.

С другой стороны, напомнил г-н Матюшкин, есть ряд постановлений суда, где дано «иное толкование конституционных прав и свобод, нежели ранее давал Конституционный суд РФ». Принятый недавно закон позволяет России не выполнять такие решения ЕСПЧ — с разрешения КС, и первый запрос такого рода уже направлен. Кстати, директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Талия Хабриева сообщила, что в марте Венецианская комиссия будет оценивать этот закон о новых полномочиях КС и еще закон о нежелательных иностранных организациях и заключение не будет положительным.

Замглавы МИД Алексей Мешков подчеркнул: Россия участвует в 60 из 219 Конвенций СЕ, еще 17 подписаны и ждут ратификации. Дипломат поддержал решение Госдумы и СФ не ездить в ПАСЕ вплоть до снятия ограничений. «В каждом механизме есть двигатель, а есть выхлопная труба, без которой нельзя, и выхлопом в СЕ всегда являлась ПАСЕ», — продолжил он. Теперь, когда России там нет, выхлоп закупорен…

«Хорошая организация, надо активнее в ней работать», — выступление лидера ЛДПР Владимира Жириновского было на редкость конструктивным. «Надо работать, хотя дело это не особенно приятное», — подхватил глава думского Комитета по делам СНГ Леонид Слуцкий (ЛДПР).

Надежда Арбатова (Институт мировой экономики и международных отношений РАН) назвала уровень официальной пропаганды на государственном ТВ «чрезвычайно низким, пещерным»: о преимуществах пребывания России в СЕ и других международных организациях ничего не говорится, звучат «безответственные» призывы к выходу из этих организаций…

«Те, кто призывает к выходу из СЕ или ООН, — это не политики, даже если себя так называют, а политические спекулянты», — тут же заявил спикер.

Достаточно почитать стенограммы некоторых пленарных заседаний Госдумы за последние два года, чтобы понять, насколько смелое это заявление.



Партнеры