Эксперт нарисовал сценарий войны в Сирии: «Руководство должны взять наши»

Попросит ли Дамаск помощи у Тегерана?

15 февраля 2016 в 18:05, просмотров: 43305

Военно-политическую обстановку, складывающуюся в Сирии, оценил полковник запаса, директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. Возможна ли там наземная войсковая операция с участием новых «игроков»? Каковы намерения США в регионе? И, наконец, как может повести себя Россия в развитии конфликта?

Эксперт нарисовал сценарий войны в Сирии: «Руководство должны взять наши»
фото: morguefile.com

- Почему у американцев такой разнобой во взглядах на эту проблему? Потому что Турция, которая является союзником США и членом НАТО, ведет себя неуправляемо.

Обратите внимание: вице-президент США Джо Байден просит турецкое руководство не бомбить сирийских курдов. Вы, дескать, боритесь против террористов — это пожалуйста. Причем под террористами он подразумевает сирийскую армию, «Хезболлу» и т. д. А курдов, говорит, не трожьте, без них мы не сможем вести операцию на земле. Турция не слушает...

Сейчас турецкое руководство в значительной степени уже не подчиняется американскому, и разрабатывает план серьезного наступления на Сирию. Артиллерийские удары по сирийской территории, по курдам — это лишь прелюдия.

- Для того, чтобы начать наступательную операцию, туркам придется подтянуть к границам свою армию...

- Да. Сейчас они сосредотачивают на базе 6-го армейского корпуса под Аданой — город неподалеку с границей Сирии — один из корпусов 2-й полевой армии.

Там всего три корпуса: этот 6-й корпус под Аданой, 7-й корпус в Диярбакире и 8-й в городе Ла Зикха. То есть они должны сосредоточить на сирийской границе мощную ударную группировку в 70-80 тысяч человек, 300-350 танков, сотни артиллерийских систем. Она и должна начать наступление.

Но в первую очередь турки озабочены тем, что курдское ополчение ведет успешные боевые действия в районе города Азаза - кстати, при поддержке нашей авиации. Там один из двух важнейших переходов в 98-км буферной зоне на границе Сирия-Турция.

Второй переход - Джал Абруз. Восточнее есть еще переход Тель-Абьяд, но он контролируется сирийскими курдами с лета прошлого года.

Так вот, задача турецкой армии будет не дать возможности сдать эти проходы. Первый контролирует Джабхат-ан-Нусра и сходная с ней организация, второй — ИГИЛ (запрещено в России - «МК»), которому турки сейчас оказывают артиллерийскую поддержку со своей территории.

Я думаю, задача-минимум - взять под контроль эти проходы, не допустить туда курдов или сирийскую армию, в районы севернее Латакии. И задача-максимум: если создастся благоприятная ситуация, идти на Алеппо.

- Кто реально с сирийской стороны мог бы противостоять этим планам Турции?

- Расклад сил там такой: сирийская армия — 150-180 тысяч человек, народное ополчение, состоящее из различных этно-религиозных групп (христиане, исмаилиты, алавиты, друзы и т.д.) - это 100 тысяч человек, «Хезболла» - еще 15-25 тысяч хорошо подготовленных бойцов. А также, назовем их условно — иранские вооруженные формирования.

В результате получается вроде бы много. Но все эти силы скованы боями на территории Сирии. Где-то окружили противника — в районе Алеппо, Идлибе, а где-то сами находятся в окружении или охраняют блокпосты, дороги... А турки располагают сконцентрированными ресурсами. Так какое количество людей они реально смогут противопоставить возможному вторжению? И вот тут, конечно, было бы очень неплохо если бы иранцы увеличили свою военную помощь.

- Они могли бы взять под свое управление эти разрозненные силы?

- Ни в коем случае! Я всегда критически относился к этой идее. Под единый контроль все эти силы должны взять наши.

- «Наши» - это кто?

- Наши военные советники. Не иранские. У иранцев нет современной военной школы. Они с 1970 года варятся в собственном соку. Советская, а теперь российская военная школа — классная! И вот то, как сейчас окружали под Алеппо, когда ряд котлов создали — это классическая советская военная школа: удары по флангам, заход в тыл и образование котла. Так только наши умеют делать. Поэтому руководство однозначно должно быть нашим, а иранцы должны дать живую силу, технику, причем делать это надо срочно.

- Думаете, разговор военных ведомств Ирана и России будет об этом?

- Не знаю. Я лишь говорю о своем видении ситуации. Мы сейчас выводим за скобки возможные закупки Ираном нашего вооружения, к чему я тоже отношусь критически: иранцы много обещают, но мало берут.

- Возможность начала наземной военной операции в Сирии сейчас важнее закупок?

- Есть такой фактор: Эрдоган дал команду ускорить подавление восстания в Диярбакыре и других городах юго-востока Турции. Речь идет о восстании народных сил самообороны Рабочей партии Курдистана, которые впервые за 40 лет перенесли боевые действия из гор и предгорий непосредственно в турецкие города. Задача Эрдогана - любым способом подавить внутреннее сопротивление, чтобы развязать руки и, если понадобится, можно было перебросить военные ресурсы на, условно назовем, сирийский фронт. Поэтому там сейчас творится страшный беспредел. И никто в мире не обращает на него внимания. Там уже убито свыше 750 мирных жителей. Стариков, женщин, детей сжигают заживо в подвалах, уничтожают церкви, мечети — все подряд.

- А возможно участие в сирийской наземной операции саудитов?

- С саудитами как раз все понятно. Они говорят: если американцы будут участвовать в сирийской операции, то и мы тоже. Если нет, и мы не будем.

- Они полностью подконтрольны Штатам?

- Да. Но когда турки просят их продемонстрировать солидарность, саудиты это делают. Вот, к примеру, 20 самолетов перебросили к ним на базу Инджирлик. Кстати, чтобы вы понимали о чем речь, самолет F-16, который сбил наш Су-24, находился не на базе в Инджирлике, а в Диярбакыре. И курды сейчас ведут боевые действия в 3-5 км от этого аэродрома.

- То есть наше военное взаимодействие с Ираном сейчас очень важно?

- Мы должны надавить на иранцев. У них сейчас мысли про Европу, санкции, газ, нефть... И обратите внимание: по поводу участия в сирийском конфликте Ирана никто в мире не шумит. Все орут о нас. А иранцы заняли очень хитрую позицию.

Пора бы уже, чтоб Дамаск официально обратился к Тегерану за помощью, как к нам. Иранская армия вместе с корпусом Стражей Исламской революции — это, по самым скромным подсчетам, 700 тысяч человек. Подготовленный резерв — до 9-10 млн. человек, из них 1-2 млн — так называемый ресурс первой волны. И что, некого бросить в Сирию?

У иранцев, в конце концов, есть авиация — МиГ-29, которые закупали у нас. Короче, есть, что перебросить. Но они не спешат это делать. Думаю, пора поставить вопрос ребром: ребята, вы нам голову не морочьте по поводу того, что когда-то у нас купите оружие. Купите — хорошо, но сейчас надо оказать помощь соседям. Иначе нам самим придется так разруливать ситуацию с Асадом, что вам может очень не понравиться.

Участвуйте в опросе "МК": "Как Россия должна вести себя в Сирии?"



Партнеры