Опасная встреча

Православные радикалы призывают единоверцев определиться — «с кем они: со Христом или с еретиком-патриархом»

24 февраля 2016 в 20:33, просмотров: 4766

Официальные представители Московской патриархии предсказуемо восторженно оценили итоги латиноамериканского турне патриарха, в особенности первый и главный его пункт — рандеву с папой римским. «Встреча открыла новую страницу в истории христианства и, я бы даже сказал, возможно, в истории международных взаимоотношений», — заявил, выступая на пресс-конференции, посвященной завершившейся поездке Кирилла, глава синодального информационного отдела патриархии Владимир Легойда. То, насколько эта оценка соответствует истине, сказать пока трудно: влияние саммита на ход мировой истории может быть объективно оценено лишь на приличной исторической дистанции. Однако уже сейчас можно уверенно заявить, что встреча открывает новую страницу в истории самой РПЦ. И пока что эта глава не выглядит, увы, оптимистичной: множатся голоса тех, кто считает гаванский саммит изменой православию.

Опасная встреча
фото: Наталия Губернаторова

Наличие такого рода оппозиции признал недавно и сам патриарх, объясняя, почему саммит нельзя было подготовить «в условиях гласности»: есть, мол, «милые и добрые православные люди, которые считают, что есть какая-то опасность в самой встрече». Патриарх заверил, правда, что дело не в них: повышенная секретность призвана-де была обезвредить некие «мощные силы, которые этого не очень хотели». Одно другому, впрочем, не противоречит. Судя по множащимся высказываниям представителей духовенства и паствы, резко критически оценивающих факт встречи Кирилла и Франциска, такого рода «силы» патриарху тоже не стоит сбрасывать со счетов.

«Принята декларация совместная, где католическая еретическая церковь, которую и церковью нельзя назвать, это некое еретическое латинское сообщество, признается церковью-сестрой, — возмущается, например, иерей РПЦ, председатель Собора православной интеллигенции Алексий Мороз. — А папа римский называется святейшим папой, братом во Христе. Это открывает путь и к евхаристическому общению, и к принятию лжедогматов католической церкви. А значит, по сути дела, и к погибели душ людей. Тех, кто входит в такое еретическое сообщество и соглашается с тем, что происходит». Мороз сравнивает нынешнюю ситуацию с событиями XV века, когда корни на русской земле пустила было «ересь жидовствующих». Причем, прозрачно намекает Мороз, в ересь был вовлечен и тогдашний предстоятель Русской церкви митрополит Зосима.

А известный православный публицист, доцент МГИМО Ольга Четверикова, прямо предложила братьям и сестрам во Христе определиться — «с кем они: со Христом или с еретиком-патриархом». Но апофеозом протеста, пожалуй, следует считать «Обращение православной молодежи», распространяемое сайтом «Москва — третий Рим»: «Православные! Предательство церковной власти совершилось... Каждый христианин знает, что за веру нужно стоять до смерти. Пришло время исповедничества и борьбы за православные храмы!» Помимо негодования «обращение» содержит довольно четкую программу действий. Единомышленникам предлагается, в частности, «требовать созыва Поместного собора РПЦ с широким участием православных мирян для осуждения экуменической ереси и сохранения догматов Православия, а также низложения патриарха Кирилла и митрополита Илариона».

По словам богослова и публициста протодиакона Русской православной церкви Андрея Кураева, происходящее является проявлением серьезного кризиса недоверия в РПЦ — со стороны рядового духовенства и монашества по отношению к епископату: «Это такая классовая, кастовая напряженность в самой церкви. Католики в данном случае — просто повод». Впрочем, «антикатолические фобии тоже есть», признает Кураев. Более того, по словам нашего собеседника, к факту встречи папы и патриарха отнеслись негативно большинство священников. «Однако это не означает, что из этого будут делаться какие-то решительные выводы, — уверен Кураев. — Они точно так же будут поминать патриарха в своих молитвах, целовать руку своим епископам и перечислять им деньги. Все останется точно так же». 

Вместе с тем Кураев не считает ситуацию совсем уж безобидной для священноначалия: «Смущение в народе изрядное, это факт. Церковному начальству придется много объясняться по этому поводу». Кураев считает создавшийся кризис большим пиар-проигрышем патриарха внутри церкви: «После скандала с Pussy Riot Кирилл, осознав, что потерял симпатии церковной интеллигенции, сделал ставку на крайне правые консервативные церковные круги. Попробовал им доказать: «я ваш». Вплоть до того, что однажды даже назвал католиков еретиками: в 2013 году была его проповедь на эту тему. А сейчас он вновь стал для этих кругов привычным митрополитом Кириллом, которого вновь привычно подозревают в экуменизме, в тайной унии с католиками и так далее». То есть хитроумная стратегия патриарха привела в итоге к тому, что он, образно говоря, оказался у разбитого корыта. И Кураев, по его словам, очень рад этому обстоятельству: «Может быть, действительно что-то прежнее в нем сейчас проснется». 

Но главное, конечно, чтобы сам патриарх не разбудил в церкви процесс раскола. И хотя Андрей Кураев и большинство других экспертов доказывает нереальность такого сценария, пути Его, как известно, неисповедимы. 



Партнеры