Сохранится ли 8 марта в XXI веке?

«Женский вопрос» вновь стал актуален в связи с ситуацией на Ближнем Востоке

8 марта 2016 в 19:45, просмотров: 6306
Сохранится ли 8 марта в XXI веке?
фото: Михаил Ковалев

Международный женский день прочно вошел в российский быт. Полностью утратив свой изначальный революционный дух, 8 Марта в отечественном варианте превратилось просто в праздник галантного отношения к женщине. Безусловно, не все проблемы женской дискриминации к настоящему времени получили свое разрешение, однако огромный прогресс в принципиальных вопросах налицо. Так, вряд ли кому-то в нашей стране, за исключением совсем уж маргиналов, придет в голову поставить под сомнение естественность женских прав наравне с мужчинами возможности по получению образования и работы, а также по участию в политической жизни страны.

Однако не стоит забывать, что подавляющее большинство своих прав женщины в России, как, впрочем, и в ряде зарубежных стран, относящих себя к цивилизованным и современным, обрели лишь в течение прошлого столетия. Вдумаемся, всего лишь четыре поколения назад! То есть буквально вчера. И подчеркнем, далеко не везде.

Вот это самое «не везде», вообще-то говоря, географически довольно широкое и неустоявшееся понятие, в частности, включающее в себя Ближний Восток, который не сходит с новостных лент вот уже не один год. И к правам женщин события там имеют непосредственное отношение.

В 2011 году на римской конференции Совета Европы «Женщины как агенты перемен в Средиземноморском регионе» было сказано следующее: ««На юге Средиземноморья женщины как агенты перемен, драйверы экономики, столпы семьи и социальной жизни продемонстрировали свою глубокую вовлеченность в события «арабской весны», свое желание быть хозяевами собственной судьбы и строить свое будущее в лучших условиях… Присутствие женщин было ключевым фактором успешного свержения режимов в Тунисе и Египте и революционных движений, которые трансформировали и продолжают влиять на весь арабский мир…»

Прошло четыре года... Нет больше диктаторских режимов Хосни Мубарака и Муаммара Каддафи. Вместе с последним с карты мира исчезла и Ливия — достаточно развитое государство, игравшее лидирующую роль в Африканском союзе. Что изменилось с правами женщин в Тобруке, где заседает правительство, поддержанное мировым сообществом? А что с ними стало в Триполи — столице ливийских исламистов? Кому там вообще есть дело до женщин с их вечным нытьем про равные права, когда «джигиты разговаривают»?

Египет после революции и демократично избранного президента Мухаммеда Мурси получил контрреволюцию и режим генерала ас-Сиси, которому пока удается сдерживать исламизацию страны со стороны «Братьев-мусульман». Может быть, там лучше?

Обратимся к достаточно свежей публикации той же самой федерации за права человека. Цитируем аннотацию: «Отчет приводит данные о возрастающем сексуальном насилии, жертвами которого становятся все задержанные сотрудниками службы безопасности, вне зависимости от ситуации и контекста задержания. Среди жертв насилия не только противники режима генерала ас-Сиси, но и представители НПО, студенты, женщины и все, кто воспринимаются как лица, опасные для моральных устоев населения». За всем этим шокирующие подробности...

Если не смотреть в сторону Йемена, которого больше нет, и Ирака, который на ладан дышит, не говоря уже о раздираемой на клочки Сирии, не исключено, что в странах Ближнего Востока и Северной Африки, как-то переживших «весеннее межсезонье» и сохранивших свою государственность, при желании можно обнаружить подвижки в женском вопросе. Хотя почти наверняка несопоставимые с масштабом разговоров и дискуссий вокруг них...

Впрочем, государственный суверенитет на то и суверенитет, что каждая отдельная страна с учетом особенностей своей истории и культуры сама для себя решает, как жить. В этом свете, нравится это или нет, те самые страны абсолютно в своем праве устанавливать законодательные нормы, согласно которым, допустим, забросать женщину камнями за измену своему мужу, а за аналогичный проступок объявить мужчине общественное порицание — нормально и пропорционально степени вины сторон. А отдавать девочек замуж в четырнадцать лет — самое время. Что там про среднее и высшее образование? Дай бог, если на уровне «писать — читать», а так — деторождение и домоводство как смысл жизни, возведенный в абсолют. Опять же, почему, собственно, нет? Ну живут эти страны так! И не исключено, что первый, кто об этом с гордостью поведает, будет сам прекрасный пол, воспитанный в соответствующих традициях.

Однако нынешняя международная ситуация складывается таким образом, что «арабская весна» и главным образом упорная, кровавая гражданская война в Сирии подняли со дна на поверхность радикальную муть, выбравшую ислам в качестве удобного щита для своих мракобесных устремлений. Вместе с потоком нелегальной иммиграции эта раковая опухоль проникла в тело мультикультурной Европы, не нашедшей ей вплоть до настоящего времени никакого противоядия.

Переносчики радикализма в Европу, как мировое сообщество уже успело убедиться, в частности, на ярком примере Кельна, не только не желают отказываться от своих воззрений, а, напротив, в наглой и агрессивной форме выдвигают ультиматумы местному населению.

В этом заключается принципиальное отличие нынешней ситуации от рабочей иммиграции турок, тоже, кстати, мусульман, в Западную Германию в шестидесятых годах прошлого века. Они легально въезжали по приглашению немецкой стороны, с тем чтобы выполнять черную работу, на которую не было готово подписаться местное население. Во многих случаях это приводило к иммиграции и получению немецкого гражданства турецкими рабочими и членами их семей. В целом, не теряя своей национальной идентичности и некоторых бытовых привычек, второе поколение было уже в немалой степени немцами как по языку, так и по культурным кодам. Для третьего поколения турок родным языком стал немецкий, а турецкий отошел на второй план. Родиной абсолютное большинство из них признает не Турецкую Республику, а Федеративную Республику Германия. Турецкие руководители, прибывающие время от времени в Германию с визитами, не упускают случая выступить с трибуны перед вчерашними соотечественниками с призывами не забывать о своем происхождении, а, возможно, даже принять решение о возвращении. Однако какие бы попытки достучаться до сердец аудитории ни предпринимались, желающих вернуться на историческую родину находится совсем немного.

Плавильный котел мультикультурализма в случае турок в целом сработал. В случае же арабских беженцев ситуация принципиально отличается как по сути, так и по просматривающимся уже вполне ясно перспективам. Стрелка барометра — в красном секторе, свисток надрывается, вот-вот сорвет крышку. Канцлер Германии Ангела Меркель челноком мотается между Германией и Турцией, явно обнаруживая свою полную беспомощность. Пока суд да дело, эмансипированные немецкие женщины, включая, кстати, и турчанок, уже вкушают первые прелести соседства с диковатыми пришельцами. То ли еще будет!

А что в самой Турецкой Республике, вплоть до последних лет региональном форпосте светскости и самой продвинутой в женском вопросе стране региона (если не считать, конечно, Государство Израиль)?

Турции по праву есть чем гордиться: своими женщинами-политиками и предпринимателями, писателями и учеными. Нет ни одной сферы деятельности, где турецкие женщины себя бы не реализовывали. В среде образованной интеллигенции начисто отсутствует сексизм. Одна небольшая, чуть комичная, иллюстрация в подтверждение: на одном из межправительственных мероприятий, в котором мне довелось участвовать, турецкий сопредседатель комиссии — весьма яркая, надо сказать, женщина — услышала от своего российского коллеги, что, мол, с такой красивой представительницей прекрасного пола, при всей спорности сказанного ею, даже как-то не хочется спорить. До конца дня потом турецкая делегация, состоявшая как из женщин, так из мужчин, шушукалась, как этот российский комплимент неприличен и несовременен...

Однако наряду с этим 8 Марта в России и 8 Марта в Турции — два совершенно разных праздника. В турецком варианте «цветочки-тортики» — своего рода экзотика, встречаемая местными барышнями с приятным удивлением. Что же не редкость — акции протестов и столкновения между женщинами-манифестантами и полицией, из года в год дающие обильную пищу для сводок происшествий.

Согласно статистике, свыше 60% опрошенных турецких мужчин считают, что женщине место дома, а ее главное предназначение — рождение ребенка и ведение домашнего хозяйства. Около 39% женщин подвергаются физическому насилию, 15% — сексуальному. Какие бы меры турецкие правоохранительные органы ни предпринимали, включая создание спецподразделений, открытие «горячих линий», выдачу женщинам электронных устройств — тревожных кнопок, СМИ постоянно пишут о подобных происшествиях. Не случайно на вопрос о положении женщин в стране моя турецкая знакомая отослала меня к третьим полосам местных газет, где традиционно публикуются некрологи.

Не далее как 7 марта в Анкаре был открыт парк имени Озгеджан Аслан — двадцатилетней девушки, оказавшей отчаянное сопротивление попытавшемуся ее изнасиловать водителю междугородного автобуса и жестоко убитой им в феврале прошлого года.

Не ставя перед собой целью углубляться в причины резкого всплеска насилия по отношению к турецким женщинам в последнее десятилетие даже не в разы, а в десятки раз, просто отмечу: не вызывает сомнений, что корни проблемы выходят за рамки отдельно взято взятой страны и неразрывно связаны с процессами, происходящими на Ближнем Востоке в целом.

Называя вещи своими именами: по миру широкой поступью идет Средневековье — то, которое с инквизицией и охотой на ведьм, грозя пройтись шкуркой по микронной позолоте достижений современной цивилизации. А США и Евросоюз никак не могут для себя определиться, кого из террористов бомбить, а кого погодить...

Посему вопрос, вынесенный в заголовок статьи, — отнюдь не умозрительный и не праздный. И на вызов, брошенный современной цивилизации, еще предстоит ответить. Пока же только Российская Федерация четко артикулировала единственно возможную стратегию — «бомбить всех радикалов» и «выжигать заразу под корень»...

Так что, милые женщины и девушки! Проявите немного снисходительности! Не стоит уж слишком критиковать своих мужчин, если они в чем-то не проявили к вам должного внимания 8 Марта. Некоторые из них сейчас в Сирии на переднем крае, кто-то кует победу в тылу, а кто-то, даже не участвуя во всем этом прямо, одним фактом своей жизни защищает вас от подступившего мрака, с тем чтобы если не уничтожить, то хотя бы удерживать его подальше от российской границы. Чтобы вы были свободны и счастливы, чтобы наше общество, как птица, имело два крыла. Только при наличии обоих можно лететь в будущее!



Партнеры