Решение главы Ингушетии распустить муфтият отправило республику в штопор

Это самый серьезный вызов в политической карьере Евкурова

24 марта 2016 в 18:38, просмотров: 19284

В четверг глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров заявил о начале процедуры роспуска муфтията республики. Для того, чтобы в будущем реформировать его. При этом он призвал к отставке главы муфтията Исы Хамхоева. По мнению Евкурова, высокопоставленный религиозный деятель не справился с возложенной на него миссией.

Решение главы Ингушетии распустить муфтият отправило республику в штопор
фото: Наталия Губернаторова
Юнус-Бек Евкуров

Для светской России вмешательство представителя исполнительной власти в дела духовные является неординарным событием. «МК» выяснил у экспертов, что стоит за формулировкой Евкурова «не выполнил своих обязанностей» и как жители республики воспримут его решение.

Артур АТАЕВ, начальник сектора кавказских исследований РИСИ:

- Юридически он может ликвидировать муфтият как общественную организацию, но если руководствоваться традициями, то у Евкурова не было на это права. Хотя у него и выбора не было.

Дело в том, что последние три года в Ингушетии развивается серьезный конфликт между Духовным управлением мусульман во главе с Исой Хамхоевым и представителями так называемых салафитов, которых возглавляет Хамзат Чумаков — один из самых популярных проповедников России, который ездит со своими лекциями по всей стране (рядом с его мечетью в Ингушетии недавно произошел взрыв - «МК») .

После того, как Хамхоев принял участие в февральском съезде мусульман в Грозном, где глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что будет преследовать салафитов, где бы они ни находились, конфликт перешел из латентной фазы в открытую и пошел на резкое обострение. В этом противостоянии участвует все население Ингушетии.

Было принято решение организовать съезд мусульман, на котором конфликт между двумя религиозными течениями должен был быть разрешен. Но Хамхоев дал понять, что договариваться не будет, а его тейп, один из самых влиятельных в республике, заявил, что не допустит отставки имама.

В связи с этим у Евкурова не было иного выхода, кроме как самому вмешаться в ситуацию. Теперь мы будем наблюдать дальнейшую эскалацию конфликта.

Ситуация осложняется тем, что лидеры международных террористических организаций следят за развитием событий на Северном Кавказе и могут попытаться воспользоваться ситуацией. Она является самым серьезным вызовом в политической карьере Евкурова.

Вадим МУХАНОВ, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО:

- Конфликт развивается сразу на трех уровнях: между Евкуровым и Хамхоевым, между Евкуровым и Кадыровым и религиозными течениями внутри Ингушетии.

Первоначально Евкуров был недоволен тем, что ему не удается поставить под контроль мусульманских лидеров. Он надеялся, что муфтият республики сможет сохранить мир в Ингушетии и проведет религиозную унификацию. Хамхоеву эта идея понравилась, так как тогда он смог бы увеличить свое влияние в регионе, но его действия привели к конфликту с Чумаковым.

В Ингушетии участились религиозные столкновения, которые вылились во взрыв автомобиля возле мечети Чумакова.

Евкурову это не нравится, так как все, что происходит за стенами храмов, является его сферой ответственности. А когда Хамхоев заявил, что будет совместно с Кадыровым бороться против салафитов, ситуация еще больше усугубилась.

Во-первых, между главами Ингушетии и Чечни существует давнее противостояние. А во-вторых, многим ингушам Кадыров не нравится. И вот теперь мы наблюдаем кульминацию конфликта.

Заявление о ликвидации духовного центра мусульман — нонсенс, но это стало результатом дипломатичной политики Евкурова по отношению к мусульманским течениям. Он пытался договориться с религиозными лидерами, а не насильно заставить их подчиняться, как это делают, например, в Дагестане.

Теперь же, чтобы добиться отставки Евкурова или хотя бы пошатнуть его позиции, конфликтом может воспользоваться Кадыров, который поддерживает Хамхоева и заявляет, что везде и всюду будет воевать с салафитами, то есть с Чумаковым.

Справка «МК». «Салафиты появились в России вместе с войной в Чечне. Поэтому Кадыров не делает различий между ними и террористами и заявляет, что всегда и везде готов бороться с этим явлением.

В Дагестане долгое время закрывали глаза на распространение салафитских мечетей, но на фоне борьбы с международным терроризмом администрация Рамазана Абдулатипова стала с тем или иным успехом закрывать места поклонения приверженцев «чистого ислама», получая в ответ массовые акции протеста.

Но, несмотря на закрепившийся за салафитами негативный образ ваххабитов и террористов, на самом деле далеко не все из них уходят в подполье, большинство довольствуется исповедованием «чистого ислама». Правильнее было бы говорить, что многие террористы в прошлом были салафитами, но такие имамы, как Чумаков, удерживают свою паству от ухода в подполье.



Партнеры