Cиндром революции

Допущение того, что Евромайдан мог спровоцировать катастрофические итоги, на Украине является строго табуированным

27 марта 2016 в 15:26, просмотров: 15458
Cиндром революции
фото: Айдер Муждабаев

«Есть у революции начало, нет у революции конца», — пелось в известной советской песне. Незамысловатые слова выразили тем не менее глубокую истину — революционные события так глубоко перепахивают участвовавших в них людей, что они уже не могут вырваться из их силового поля.

Об этом феномене много писал Солженицын в «Красном колесе» и своей публицистике. Керенский и Милюков до конца своей долгой жизни так и не смогли осознать последствий дел своих рук, несмотря на всю очевидную пагубность произошедшего. А вместе с ними сотни тысяч представителей интеллектуальной элиты по всему миру продолжали смотреть на русскую революцию их глазами. Увы, история учит тому, что ничему не учит, и явленная нам два года назад апокалиптическая картина киевских событий убеждает нас в этой нехитрой истине.

Современный украинский дискурс (в своем мейнстриме) поражает неспособностью критически осмыслить последствия произошедшего зимой 2013–1014 годов. Нежелание считаться с реальностью компенсируется усиленным мифотворчеством. Вроде бы очевидные факты — Крым потерян, на Донбассе война, десятки тысяч погибших, миллионы беженцев, разрушенная инфраструктура, гривна обесценилась в три с лишним раза, экспорт обвалился на треть. Но эта картина мира усилено отрицается и взамен создается параллельная реальность, в которой существуют сплошные достижения, а неудачи выступают только как следствие враждебных замыслов. Допущение того, что Евромайдан мог спровоцировать все эти катастрофические итоги, является строго табуированным и не подлежащим обсуждению.

Если вернуться на два года назад, то разумная и ответственная политика в условиях зимы 2013/2014-го заключалась в том, чтобы работать на понижение градуса противостояния. Увидели лидеры протестующих, что запахло чем-то серьезным, — надо было незамедлительно призывать своих сторонников расходиться. Не имелось тогда на Украине ничего такого, ради чего стоило проливать кровь, разваливать хрупкое спокойствие. Режим Януковича был ничуть не страшнее любого из предшествующих, а по людосбережению оказался просто воплощением гуманности в сопоставлении со сменившим его. Подписание или неподписание бумажки об ассоциации не стоило смерти и одного человека.

Стоявшие на трибуне обязаны были ежедневно задавать себе вопрос — а чем закончится противостояние? Как отреагирует Россия? Что думают о происходящем в Киеве люди в Харькове и Донецке, Одессе и в Крыму? Но нет, лидеры Евромайдана целенаправленно работали на обострение. Увидев слабость Януковича, его трусость и нерешительность, его зависимость от Запада, парализовавшую его волю и готовность применять насилие (вполне легитимное!), они планомерно повышали градус ожесточения, почувствовав в этом шанс для себя. Но делали это чрезвычайно трусливо. Когда уже в первые дни произошла попытка штурма резиденции президента — с трактором, с цепями, лидеры Майдана отреклись от боевиков «Правого сектора», объявив их «титушками» Януковича, но, увидев, что именно голое насилие приносит плоды и пугает власть, стали втайне подзуживать экстремистов. Собственно говоря, Турчинов и Яценюк прорвались во власть именно на их плечах. Не будь на Евромайдане «правосеков» и дружин «самообороны», Ярошей, Данилюков и Парасюков — режим бы никогда не пал.

Именно они выполняли всю грязную работу — забрасывали коктейлями Молотова «Беркут», захватывали здания мэрии и министерств, областных администраций, УВД, СБУ. Лидеры Евромайдана не сделали ничего, чтобы предотвратить прорыв 18 февраля 2014 в правительственный квартал, приведший к многочисленным человеческим жертвам и пожарам, но зато переведший кризис в форму открытой гражданской войны и завершившийся в итоге капитуляцией Януковича. Безответственность и эгоизм — вот основные качества тех, кто руководил движением за свержение президента.

Не думаю, что изначально у враждебных Януковичу олигархов имелся хитроумный план по его устранению. Все определялось по ходу дела. Дрогнула власть, не зачистила сразу же площадь — последовало очередное наступление разогреваемой собственной смелостью толпы (состоявшей из самой разной публики — от благородно-слепых идеалистов до аферистов а-ля Борислав Береза, которые почувствовали, что их шанс пришел, и они им воспользовались на все сто), направляемой подкармливающими Майдан теневыми игроками, как тот же Порошенко.

Фальсификации вбрасываются настолько успешно, что мифы воспринимаются как реальные факты. Чтобы оправдать отказ от исполнения соглашений с Януковичем, объявляется, что он «бежал», хотя это не юридический термин. Янукович выехал в Харьков, на давно запланированную встречу со своими сторонниками, чтобы не допустить противостояния в Киеве. Ведь в противном случае его охране пришлось бы стрелять в штурмующих его резиденцию «правосеков» и «самооборону Майдана». Он добровольно сдал им резиденцию, чтобы не повторять кровопролитие. Однако его поездка в Харьков была объявлена «бегством», и на основании того, что президент всего сутки отсутствовал в Киеве, находясь на территории Украины, его в обход конституции объявили отрешенным от должности. Это как если бы в США, когда после терактов 11 сентября Буш в течение суток скрывался на военных базах в тысячах километров от Вашингтона, и о его месторасположении никто не знал, конгресс его объявил бы «сбежавшим».

Лидеры переворота и сегодня путаются в показаниях. То они обвиняют в срыве договоренностей Януковича, то Яценюк благодарит толпу на Майдане, что она не дала исполнить договоренности, которые были «ошибочными». Любопытны и логико-лингвистические блуждания — утверждается, что все было сделано по закону, но при этом события называются «революцией достоинства», однако «революция» по определению предполагает отсутствие законности, она — кардинальный переворот.

Версию «мирного протеста» разрушает бахвальство самих участников «революции». Пашинский на днях признался с гордостью в интервью, что его сын крушил машину прослушки. А «огни восстания» и «а у нас жгут коктейли Молотова» из хрестоматийного стиха Насти Дмитрук! Это противоречие между очевидным нелегитимным насилием и желанием втиснуть произошедшее в рамки ненасильственного гражданского неповиновения заставляет вспомнить о плюрализме в одной голове.

Но любопытна и позиция европейцев. Для них, столь озабоченных соблюдением юридических норм, в данном случае революционный романтизм берет вверх, а картина мира сужается до черно-белой — «смелый украинский народ поднялся против коррумпированного режима». А ведь честная и объективная позиция заключалась бы в том, чтобы вести репортаж не только из Киева и не только с Майдана, но и из Харькова, Симферополя и т.д., чтобы мониторить — «вся ли Украина» действительно и что думают люди в Донбассе, например. Тут следует учитывать и различие в восприятии самого слова «революция». Современные государства Запада ведут отсчет от революций, считающихся позитивными явлениями, — американская революция, французская с ее взятием Бастилии — национальным праздником, и даже в консервативной Великобритании «Славная революция» 1688–89 годов — ключевое событие истории. Для них неведома та трагическая коннотация, с которой связана революция для россиян. Отсюда бездумно-восторженная поддержка не только Майдана, но и «арабской весны» — «не могут же простые люди, свергающие тирана, быть неправыми»?! И тот же Солженицын с горьким сарказмом пишет, как Лондон и Париж приветствовали свержение своего преданного союзника Николая II и в итоге получили выход России из войны и ее сепаратный мир с Германией.

Но, несмотря на «революцию», не произошло подлинной смены власти. Толпа не выдвинула ни одного своего лидера — всех этих гимнастов Тибулов и оружейников Просперо. На трибуне Евромайдана стояли давным-давно известные одиозные персонажи, известные своим предательством идеалов «оранжевой» революции и порожденные еще режимом Кучмы — Яценюки, Турчиновы и Порошенки. Поэтому сегодня так забавно слышать из уст украинского президента фразу о том, что «Янукович будет гореть в аду». Это говорит человек, который еще в 2012 году сам просился в правительство Азарова, вошел в него на ведущий пост министра экономики и евроинтеграции и благодарил Януковича за доверие!

И, как всегда, революцию сопровождали рассказы о зверствах «старого режима»! Подобному тому как в Бастилии оказался один-единственный заключенный, так и на Украине за два года не нашли ничего, что можно предъявить общественности. Отрезанное ухо лидера Автомайдана Булатова оказалось фейком, как и его похищение и распятие. Вообще, при беспристрастном рассмотрении никаких зверств «Беркута» найти не удается, напротив, удивляет то, как они три месяца терпели беспрестанные атаки против себя и позволяли протестующим беспрепятственно удерживать площадь. Поиски «денег Януковича» похожи на поиски «золота КПСС», нет только эквивалента книжек про Гришку Распутина и царицу. Как в 17-м году искали мифических жандармов с пулеметами и устраивали самосуды над растерянными городовыми, так и сегодня занимаются «мусорными люстрациями» над мелкими запуганными чиновниками. Убийство адмирала Непенина вполне достойно убийство Олеся Бузины.

Открыв ящик Пандоры, лидеры Евромайдана раскололи страну. Сформировав «правительство победителей», они не включили в него ни одного представителя «другой Украины», молчаливого большинства, которое с недоумением или безразличием наблюдало за творившимся на Майдане. Вместо того чтобы честно сказать: «Да, мы отстранили Януковича, но вы не подумайте, мы — не узурпаторы; люди Донецка и Крыма, Харькова и Одессы, выдвигайте своих представителей, пусть ИО президента будет «наш», но премьером — человек из Донбасса, и притом не подставная фигура, а тот, кому вы доверяете. И мы вместе подготовим страну к досрочным выборам».

Однако такая логика гражданского диалога была им недоступна. Утверждая, что «народ сверг Януковича» (этот тезис имеет хождение и в западных СМИ), они фактически объявляют не гражданами, не украинцами добрую половину страны, которая не поддерживала Евромайдан — от Одессы до Харькова.

Но, пойдя на революционное насилие, они не могли не понимать, что никто не запретит жителям того же Донбасса поступать аналогичным образом. И если штурм административных зданий на Западной Украине — благое дело, то почему он перестает быть таковым на Востоке? Тамошним жителям вполне логично было подумать — «если им можно, то почему нельзя нам?» Кстати, недавно в своем ФБ видный украинский журналист из сторонников переворота Юрий Бутусов вспомнил о «Ночи гнева» с 18 на 19 февраля во Львове — «Самоорганизовавшиеся группы граждан за несколько часов разгромили и взяли под контроль все органы власти в областном центре. Ни один силовик не посмел выйти на защиту прокуратуры, милиции, СБУ, внутренних войск, «Беркута», никто не посмел стрелять. Сопротивление было подавлено, даже не начавшись. Люди мгновенно показали, кто в городе настоящая власть». На него недовольно зашикали, как на выдавшего важную тайну, мол, не стоит об этом вспоминать, этим можно дать козырь сепаратистам. Точно так же замалчиваются откровения Фирташа.

Тот факт, что Евромайдан привел в центре и на местах к власти именно одиозных олигархов — Порошенко, Коломойского, Таруту, Палицу и т.д., должен, вроде бы, однозначно отвратить от его итогов население. Но самое удивительное заключалось в том, что на это тогда не обратили никакого внимания, моментально записав тех, против кого восставали («продажные чиновники и олигархи»), в союзники, а сегодня задним числом пытаются обосновать это диалектически. Мол, Коломойский был позитивен, когда боролся с «сепарами», и негативен, когда попытался бороться с президентом.

Лично для меня своеобразным индикатором настроений в медийной тусовке на Украине является Виталий Портников. Успешно стартовавший в раннем возрасте в перестройку, он быстро достиг статуса мэтра украинской журналистики. Его высоко ценили за ироничный ум, за интеллектуальный стеб, за эрудицию и всегда критический подход. Но стоило ему взобраться на трибуну Майдана, променять журналистскую независимость на статус трибуна, как былой Виталий Портников исчез, а появился занудный и предсказуемый пропагандист. И все два года после Майдана он пишет об одном и том же — заклинания про неминуемую гибель империи, злодея Путина, про вековечную Орду, нависающую над Украиной… Где блестящий анализ афер Януковича и Яценюка? Где язвительные ремарки о бесстыдстве новой власти? Деградация Портникова стала для меня символом сползания постмайданной Украины в интеллектуальную пропасть ее морального падения.

Коготок увяз — всей птичке пропасть. Те, кто свершал революцию, повязаны участием в ней, как были повязаны наши «февралисты». Они вынуждены заниматься нагнетанием ненависти, чтобы переключать внимание разочарованных и обманутых на «врагов» вовне. Содержательный анализ подменяется пустой риторикой. Вспоминается наблюдение относительно репрессированных в 37-м коминтерновцев, которые, отсидев десятки лет в лагерях, еще сильнее укреплялись в вере в коммунистические идеалы, ибо не могли допустить, чтобы их страдания были напрасны. Виднейший украинский волонтер Юрий Касьянов, чей ФБ читают десятки тысяч человек, изо дня в день бичует — в отличие от Портникова — новые власти, ежедневно пишет о творимых ими мерзостях, но только для того, чтобы разжечь войну на Востоке; мол, если б не предатель Порошенко, мы бы воевали успешнее. Он тоже был активистом Майдана, выдвинулся там, и тоже не может отрешиться от его наследия, ибо без майданной легенды он — никто.

Фальсификация недавней истории была опробована уже вскоре после «оранжевой революции». Оправдывая вполне печальные ее итоги и сталкиваясь с необходимостью как-то объяснить предательство ее лидеров, вполне серьезно утверждали, что люди выступали и голосовали на избирательных участках не за Ющенко, хотя плакаты «Так, Ющенко!» заполоняли весь Майдан. Так когда-то в СССР из учебников истории убирали поочередно вождей революции — Троцкого, Зиновьева, Бухарина и т.д.

Холодный душ от Юнкера — Украина в ближайшие 20–25 лет не вступит ни в ЕС, ни в НАТО — ничуть не смутил тех, кто звал на Евромайдан, обещая скорое попадание в эти организации. Не моргнув глазом, они теперь утверждают, что людей созывали на борьбу вовсе не ради формального членства Украины в этих организациях, а ради европейской перспективы вообще. То есть выставляют себя бернштейнианцами — «конечная цель ничто, движение — все!»

Неизбежным следствием подгонки действительности под мифологию становится использование языка ненависти и дегуманизация противника. Врагами революции являются «колорады», «ватники», «сепары». Ярчайший пример подобной языковой нелепости — «антитеррористическая операция», АТО, проводимая на юго-востоке. Где еще в мире с террористами борются с применением танков, артиллерии, войсковыми группировками по всей линии фронта? Но абсурдность именования никого не смущает, важно демонизировать противника: «нам противостоят нелюди, убийцы, звери, то есть террористы и диверсанты». Народ озлобили до того, что, когда Ольга Романова написала что-то про «братские народы», на нее накинулись с таким ожесточением, словно она обозвала украинцев по матери.

В рамках фальсификации истории «революции гидности» блокируются обсуждение трагедии в Одессе — хотя там было заживо сожжено почти 50 человек! Даже Запад вынужден указывать на то, что расследование толком не проводится, а те выводы официальных органов, которые имеются, не вызывают доверия. Общественность довольствуется объяснениями на уровне «сами себя подожгли», либо прямо называет резню в духе советских учебников о сентябрьских (1792 года) убийствах в Париже — «стихийным актом самозащиты революции».

Солженицын в «Красном колесе» хорошо показал роль маленьких людей в революции, которые, случайно вовлекаемые бурным потоком истории, могут направлять ее своими действиями в ту или иную сторону. Украинская революция дала много таких «героев», вроде сотника Парасюка. Недавно мы узнали имя еще одного «маленького человека» — Ивана Бубенчика (перекличка фамилий с Александром Бубликовым из «Колеса», остановившего царский поезд), расстрелявшего из консерватории «Беркут» и спровоцировавшего в общем-то гибель «небесной сотни», а вместе с ней падение режима. Эта кровь была необходима для победы Евромайдана. Правда, на него также цыкнули, мол, такие откровения льют воду на мельницу врага. Куда интереснее искать снайперов «Беркута» или «титушек» — миф, подобный финским «кукушкам» или прибалткам-снайперам в белых колготках. Хотя понятно, что никого не найдут, как до сих пор не нашли никого в Бухаресте спустя четверть века после свержения Чаушеску.

Неотъемлемой чертой всякой революции являются безвкусные претенциозные самоопределения — «небесная сотня», «революция достоинства». Украинские СМИ используют их безо всякой иронии, даже не понимая, как нелепо и кощунственно это звучит. Как в свое время создавали образ «Николая Кровавого», так из Януковича лепят «кровавого тирана» те, кто два года назад, распаляясь его безответностью, все сильнее напирал на ряды милиционеров, призывая забрасывать их бутылками с зажигательной смесью, зная, что за это ничего не будет.

Как обычно это бывает, то, что казалось два года назад случайным, было заранее продуманным, и, наоборот, то, что считалось неслучайным, было именно таковым. Но эти свои тайны украинская революция раскрывать не спешит. Она ждет своего Солженицына.

Смотрите видео по теме "Киев. Майдан в огне "



Партнеры