Америка России подарила криминал

Почти все жульнические схемы позаимствованы из-за океана

21 июня 2017 в 20:25, просмотров: 8932

В России помнят Мавроди с его «МММ» (некоторые не только помнят, но снова готовы вверить отбывшему срок мошеннику свои кровные денежки). В Америке помнят Мэдоффа (Берни Мэдофф получил 150 лет тюрьмы за криминальную схему финансовой пирамиды, коллапс которой обошелся вкладчикам в $64,8 млрд). В Русской Америке помнят Марата и Моню — боссов «русской мафии» Марата Балагулу и Моню Эльсона.

Америка России подарила криминал
фото: Алексей Меринов

Сплошные «М»… Но не будем погружаться в мистические аналогии — лучше поговорим об аналогиях из реальности: российский криминал энергично копирует американские образцы.

Начать можно с неочевидного криминала (когда напрашиваются подозрения в коррупции, но чаще всего дело не идет дальше подозрений) из области жилищного строительства. Например, снос еще вполне пригодных зданий для возведения на освободившейся земле высокодоходных объектов в Америке практикуют уже не первое столетие — в России этот заокеанский опыт применяют лишь в новейшее время.

Как это делается в России — живущие здесь знают достаточно хорошо, можно обойтись без рассказов. Расскажу, как это делается в Америке. В городе Мемфис, штат Теннесси, на днях снесли последний из оставшихся жилых комплексов для малоимущих жильцов, субсидируемых государством. Когда я увидел в Интернете фотоснимки этого комплекса, мне стало жалко крепких зданий из темно-коричневого кирпича. Но гораздо большую жалость вызывают жившие в этих снесенных домах люди — городская беднота, которая не в состоянии без материальной помощи государства снять или купить жилье на свои мизерные пенсии, пособия или зарплаты. На месте государственных льготных домов появится чисто коммерческий, «без дураков», жилой комплекс, строительство которого планируется завершить к 2021 году. Малоимущим жильцам, оставшимся без крыши над головой, предлагают или ждать, пока им подыщут где-то (уже не в Мемфисе) субсидированное жилье, или воспользоваться льготными условиями участия в городской программе переселения в собственные дома.

В рамках этой программы желающим стать домовладельцами предоставляют беспроцентный кредит на сумму $15 000. Если, купив собственное жилье, семья проживет в нем пять лет, им простят 20% этого кредита, если 10 — спишут все 100%. Звучит хорошо, не правда ли? Да, но есть два «но». Во-первых, минимальная стоимость собственного домика в тех местах — не 15, а 64 тысячи «зеленых». Разницу надо откуда-то взять — или наличными, или в кредит. Но этот кредит будет уже под процент — если вообще будет: людям с минимальными доходами банк может и не дать денег взаймы.

Во-вторых, щедрый муниципалитет Мемфиса предоставляет 15-тысячный беспроцентный кредит для покупки жилья не где угодно, а в сугубо определенных — неблагополучных — районах. Городские власти хотят сделать их благополучными, заселяя добропорядочными гражданами — чтобы потеснить бомжей, наркодилеров и наркоманов, членов уличных банд и прочую шантрапу. Прожить пять лет в таком районе — это достойно, по российским стандартам, «ордена Сутулого первой степени» и денежной премии в куда большем размере, чем 20% от 15 тысяч баксов.

Все подобные трансформации и манипуляции на рынке жилья происходят не ради улучшения условий жизни малоимущих, а ради обогащения богатых. Когда советчина почила в бозе, и частное предпринимательство перестало быть статьей Уголовного кодекса, моментально выросшие на российской почве девелоперы и риелторы (а с ними — чисто уголовные элементы, жилищные бандиты) стали искать пути быстрого накопления дензнаков, и долго искать им не пришлось: в Америке они нашли готовые образцы для подражания.

Вот, например, обманутые дольщики — это отнюдь не оригинальное российское явление. В Америке вы тоже можете видеть заброшенные, порой недостроенные дома — особенно много их было в пору кризиса 2008–2009 годов. Помню, на юге Флориды, в районе Майами, я видел не достроенный до конца жилой комплекс-кондоминиум из красивых двухэтажных желто-белых домов посреди обрамленных тропической растительностью аллей. Из тысяч запланированных жильцов туда успели заселиться всего шесть семей, после чего застройщики этого комплекса бесследно исчезли, прихватив с собой внесенные пайщиками деньги. В этот комплекс, где уже жили люди, не доставляли почту, полиция не патрулировала территорию…

В той же Флориде, но в другом месте, оборотистые русскоязычные эмигранты продавали земельные участки в «не совсем береговой» зоне, а попросту говоря — «посреди ничего», вдали от цивилизации. Они рекламировали «уникальный микроклимат», «воздух, напоенный ароматом южной сосны», «низкие цены и высокое качество», «возможность продать с прибылью купленную недвижимость» и другие прелести. Довольно многие, в основном из наших, клюнули на эту рекламу и купили землю, чтобы построить на ней сказочный замок своей курортной мечты; кое-кто покупал уже готовые дома… Примерно с 2003 до 2007 года бизнес флоридских умельцев рос как на дрожжах. А потом, когда обвалился рынок недвижимости, девелоперский офис в один прекрасный день оказался на замке, а сами девелоперы (с чужими деньгами, как водится) — где-то далеко; их ищут правоохранители.

Пресловутая «точечная застройка», которая отравляет жизнь россиянам в постсоветский период, тоже присутствует в Америке давно.

Но… довольно о жилищном секторе — подражание Америке отнюдь не ограничивается им. Вся «преступность белых воротничков» (white-collar crime) — т.е. жульнические махинации посредством интеллекта, без пачканья рук, — пришла в Россию из-за океана.

Задолго до пирамиды «МММ» в Америке начали плодиться пирамиды MLM — эта аббревиатура не является названием компании, она расшифровывается как multi-level marketing, или «многоуровневый маркетинг». Это такой способ «обувания лохов», при котором выплаты более ранним вкладчикам (узкая верхушка пирамиды) производятся за счет более поздних (широкое основание пирамиды), и главная задача махинаторов — вербовать все новых мечтателей, грезящих о быстром обогащении. Их много — и в России, и в Америке. Как гласит американская поговорка, «лох рождается каждую минуту» (a sucker is born every minute).

Благодаря некоторым коллегам по перу у российского читателя могло сложиться впечатление, что в Новом Свете «разводит лохов» только пресловутая «русская мафия». На самом деле это не так: Америка столь же разнообразна по составу населения, как и по этнической принадлежности преступных элементов. Наряду с нашими соотечественниками из всех 15 республик бывшего СССР, которых пачками сажают за махинации с медицинскими страховками, автомобильные подставы, отмывание преступных доходов, контрабанду наркотиков, создание фиктивных компаний, фальсификацию финансовой отчетности и прочее мошенничество, в тюрьму на регулярной основе отправляется большое количество латиноамериканцев, китайцев, индусов, выходцев из Черной Африки и т.д. — полная политкорректная идиллия в плане diversity (расово-этнического разнообразия). Впрочем, эту самую diversity преступный мир России демонстрирует в отнюдь не меньшей степени.

…Значит, у нас — все как у них? О, нет, далеко не все! Если, к примеру, вернуться к жилищному вопросу, с которого мы с вами начали размышления на данную тему, то в США ситуация иная уже хотя бы потому, что там две трети населения живет в собственных домах, а не в квартирах. Слушания, которые проводятся в российских городах в связи с жилищно-строительными проблемами (явно по западному образцу), часто не набирают кворума — тем самым люди сами лишают себя рычага влияния; в Америке тем временем на подобные слушания народ ломится толпой, и очень часто люди оказывают реальное воздействие на решение спорных вопросов. Американские политики — в том числе городские, муниципальные — боятся, что их прокатят на выборах (исход которых они не в состоянии регулировать посредством тех фокусов, которые применяются в России), и прислушиваются к голосу избирателей. Суды в Америке выносят решения не по отмашке сверху, а по собственному усмотрению: в последние месяцы они неоднократно перечили самому, страшно сказать, президенту. Президенту — уточним на всякий случай — США.

Так что дурные свойства человеческой натуры везде одинаковы, но не одинаковы возможности их проявления. И было бы не вредно позаимствовать заморский опыт в плане ограничения этих возможностей.





Партнеры