Сирийский сценарий в Ливии: возможен ли он для России

В Москве понимают нерешенность проблем

21 августа 2017 в 18:58, просмотров: 9905

Сюжеты из сирийской пустыни перестали доминировать в новостях российских телеканалов, а в Москве в очередной раз побывал с визитом ливийский фельдмаршал Халифа Хафтар — потенциальный кандидат на роль «нового Каддафи». Западные эксперты уверены, что это не случайно: Владимир Путин, по их мнению, уже немного охладел к Сирии и обратил свои взоры в сторону Ливии, рассчитывая вернуть утраченное из-за неосмотрительности Дмитрия Медведева влияние России в этой стратегически важной для Ближнего Востока и Европы стране.

Сирийский сценарий в Ливии: возможен ли он для России
Уже 6 лет в Ливии идет гражданская война. Фото: flickr / Nasser Nouri

Владимир Путин, как известно, готов многое простить своему партнеру по тандему, но только не Ливию. Знающие люди говорят, что при каждом удобном случае он напоминает ДАМу о главной ошибке его президентства: в 2011 году Россия воздержалась при голосовании в СБ ООН по резолюции, разрешающей проведение иностранной военной операции в Ливии, и это решение оказалось роковым для режима Муаммара Каддафи. После того как лидер Ливийской Джамахирии был убит, эта страна погрузилась в пучину кровавой междоусобицы, которая продолжается и по сей день. К настоящему моменту в Ливии сложилось два центра власти: один — в Триполи, где заседает созданное при активном участии Запада и, следовательно, признаваемое им легитимным правительство национального единства во главе с Фаизом Сараджем; второй — в Тобруке, где обосновался глава Ливийской национальной армии фельдмаршал Халифа Хафтар.

Некогда он жестко конфликтовал с Каддафи, скрывался от него в США, потом поддерживал западную коалицию, но в итоге закончил тем, что объединил сторонников бывшего диктатора, сколотив из них боеспособные и вполне успешные подразделения. Сейчас под контролем армии Хафтара находится большая часть территории Ливии. Фельдмаршалу удалось добиться заметного преимущества в борьбе с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация), выбив экстремистов из Бенгази и других ключевых точек страны, а также взять под контроль наиболее крупные нефтяные месторождения. Не удивительно, что после таких успехов Запад (прежде всего Италия и Франция) решил примирить Хафтара с правительством национального единства, которое, кстати, не имеет собственных вооруженных сил, и попытаться объединить два центра власти в один, предложив фельдмаршалу пост министра обороны.

До недавнего времени все вроде бы шло хорошо: Хафтар с Сараджем сели за стол переговоров и 25 июля даже договорились о проведении весной 2018 года общенациональных выборов в Ливии. Однако буквально через несколько дней ситуация вдруг изменилась под надуманным, как считают на Западе, предлогом. Хафтару не понравилось, что итальянские военные корабли вошли в территориальные воды Ливии, чтобы контролировать потоки беженцев, ставших настоящим кошмаром для южных районов Италии. Он прекратил все контакты с правительством национального единства и его европейскими супервайзерами. И демонстративно отправился в Москву, где провел переговоры с главой МИД Сергеем Лавровым и министром обороны Сергеем Шойгу.

Западные аналитики подозревают, что сам по себе решиться на такой шаг Хафтар не мог. Его к нему явно подтолкнули, причем заинтересованное лицо долго искать не пришлось — им единогласно был объявлен Владимир Путин. «Россия хочет обеспечить себе влияние за пределами Сирии. В Ливии она занимает позицию посредника и показывает, что может делать то, что не удалось Западу после падения режима Каддафи, проложив Хафтару дорогу к власти», — отмечает старший научный сотрудник по Ливии в Европейском совете по международным отношениям Маттиа Тоальдо. Сотрудничество Кремля именно с Хафтаром, по его мнению, выглядит совершенно естественным — «его антиисламистская непреклонность делает его надежным игроком в борьбе с терроризмом».

В Москве тоже особо не скрывают, что Хафтару по его заслугам мало поста министра обороны, но, конечно же, выбор должен сделать сам ливийский народ. Полностью лояльный режим позволит России получить доступ в порты и к нефтяным месторождениям. Каддафи в 2008 году предлагал российским властям разместить базы ВМФ в Триполи и Бенгази. Но тогда Дмитрий Медведев пытался заигрывать с Западом, и предложение диктатора было встречено без особого энтузиазма. Однако в нынешней ситуации создание военного форпоста на берегу Средиземного моря (всего в 700 км от базы США на Сицилии) может стать достойным ответом продвижению НАТО на восток.

Что нужно Хафтару, тоже понятно: амбициозный фельдмаршал в новой политической системе Ливии явно не хочет довольствоваться вторыми ролями. Непонятно только, как Владимир Путин будет идти к намеченной цели. Маттиа Тоальдо считает, что окончательное решение в Кремле пока не принято — «Европа еще может склонить чашу весов российской политики в сторону мира или эскалации». Сам Хафтар признает, что в Москве обсуждал не только вопросы политической поддержки, но и военной помощи. «Мы договорились относительно того, в чем мы нуждаемся. И получили положительный ответ на наши просьбы», — рассказал он в эфире телеканала RT об итогах встречи в Министерстве обороны. По его словам, несмотря на наличие международного эмбарго на поставки оружия в Ливию, Россия собирается «выработать приемлемые решения, чтобы обеспечить нацармию всем необходимым напрямую или через какую-либо третью страну. Россия хорошо разбирается в этом». Минобороны ситуацию не комментирует. Французские эксперты по безопасности утверждают, что в схеме поставок давно уже используется Египет — это позволяет РФ законным путем обходить эмбарго. Кроме того, недавно в Ливии обнаружились некие российские специалисты, якобы помогающие при разминировании. Под их личиной, как подозревают французы, могут скрываться военные инструкторы и сотрудники ГРУ. Также в армии Хафтара воюют чеченцы.

Однако дальнейшая эскалация конфликта и тем более непосредственное вмешательство в него России вряд ли входит в планы Владимира Путина. Во-первых, такое решение снова поссорит его с Западом, в том числе с наиболее лояльными Кремлю Италией и Францией. Во-вторых, после операции в Сирии в военной мощи России больше никто не сомневается, и теперь пришла пора продемонстрировать свои умения на дипломатическом фронте. Кстати, уже известно, что вслед за Хафтаром в Москве ожидают визита Фаиза Сараджа.

Читайте мнения экспертов: почему в Ливии Россия не применит «сирийский сценарий»



Партнеры